... зона повышенного творческого риска *)

Беспредел-2. Конкурс беспредельных пародий

 

По сложившейся традиции объявляем конкурс пародий на произведения ВПК "Беспредел-2".

Тащим эти самые пародии сюда по мере написания и постим в комментах. А по окончании конкурса проголосим и воздадим по заслугам.

А вот и они. Читаем, комментируем и идем голосить на избирательный участок:

http://gp.satrapov.net/content/11253

 

 

1. Что скрывает брюнетка?

Spoiler: Highlight to view

Пародия на:

1.4. Что скрывает брюнетка?

Жую в кафе с лисичками омлет.
Настрой испорчен, повод есть минорный –
купила Машка новенький планшет,
хочу похожий, розовый, не чёрный.
 
Придётся снова целый день искать,
блуждая по страницам интернета.
Найду, не сомневайтесь, целых пять.
Мне равных нет ни в чём, не то, что в этом.
 
В субботу вечеринка. Тьма идей,
смогу я удивить своих подружек.
Наряд прикуплен, ярче и смелей,
чем в прошлый раз, но ведь такой и нужен.
 
Ловить привыкла взгляды всякий раз,
когда иду куда-то, пусть глазеют.
Не впечатлит меня букетик астр,
прогулки в парке по ночным аллеям.
 
Достойна жить у моря в тишине:
богатый муж, два отпрыска, прислуга.
Красива, лучше многих и умней…
Ну, а пока, увы, с деньгами туго.
 
Об этом никому не расскажу.
Мои проблемы разве интересны?
Я принцу скоро голову вскружу.
Не жить же здесь всю жизнь в квартирке тесной.
Жую в кафе с лисичками омлет.
Настрой испорчен, повод есть минорный (с)
 

с  лисичками жевали мы омлет…
я, глядя на тарелку, понимала,
что нужно срочно изменить сюжет-
на всех омлета явно будет мало….
на стол я положила коробок,
лисичек мотивировав   умело…
омлет то я доем само собой,
у нас давненько  море не горело)))

2. Чревоугодие

Spoiler: Highlight to view

Пародия на

6.3 (Когда будильник заведён на шесть)

Когда будильник заведен на шесть,
но в полночь организм уснуть не хочет,
вопрос вселенский: есть или не есть?
терзает очень…
В переворотов долгой череде
постель измять, в метаниях затухнуть,
с кровати встать  и, тапочки надев,
пройти на кухню…
Там дверцу холодильника открыть,
окинуть недра полок взглядом зорким...
Достать эклер, пяток копченых крыл
и помидорку...
умять, что Бог послал, за полчаса
и в мойку бросить грязную посуду...
Подумать, что осталась колбаса…
Решить - не буду!
А может, чувство вредное поправ,
набраться сил и в предвкушенье рая
лежать голодным агнцем до утра,
греха не зная...
Поочередно скачущих домой
через плетень (заняться ж больше нечем)
до тысячи седьмой или восьмой
считать овечек...
И, отходя в мир грез, большим сачком
поймать себя на мысли, рвущей крышу:
а ведь из двух последних    шашлычок
бы славный вышел…
 

Когда от пополудни сколько-нить,
И плещутся внутри остатки водки,
Вопрос вселенский – пить или не пить
Терзает глотку.

Припав к рассолу, мозгом тусклым я
Считаю горячительное. Мало!
Да что там мало... Вовсе ничего!
Куда пропало?!

Неужто чувство меры я попрал?
Нет, на меня ни капли не похоже!
Тогда с чего бы выпал я в астрал –
Не дай вам боже?!

Поправиться бы – в недрах жжёт призыв.
Поймал себя на мысли, рвущей крышу:
В дому быть должен «Хеннесси» пузырь,
И он не вышел!

Вдруг вспомнил (молодец-мужик! Зачёт!)
Про мини-бар (полезная приблуда!)
Нашёл там непочатый коньячок.
Решил – не буду!

Расстаться мне с Дионисом пора! –
Стал, колбасы поев, мечтать о вечном.
О радость – трезвым агнцем до утра
Считать овечек!

3. Когда будильник заведен на шесть...

Spoiler: Highlight to view

Пародия на

6.3 (Когда будильник заведён на шесть)

Когда будильник заведен на шесть,
но в полночь организм уснуть не хочет,
вопрос вселенский: есть или не есть?
терзает очень…
В переворотов долгой череде
постель измять, в метаниях затухнуть,
с кровати встать  и, тапочки надев,
пройти на кухню…
Там дверцу холодильника открыть,
окинуть недра полок взглядом зорким...
Достать эклер, пяток копченых крыл
и помидорку...
умять, что Бог послал, за полчаса
и в мойку бросить грязную посуду...
Подумать, что осталась колбаса…
Решить - не буду!
А может, чувство вредное поправ,
набраться сил и в предвкушенье рая
лежать голодным агнцем до утра,
греха не зная...
Поочередно скачущих домой
через плетень (заняться ж больше нечем)
до тысячи седьмой или восьмой
считать овечек...
И, отходя в мир грез, большим сачком
поймать себя на мысли, рвущей крышу:
а ведь из двух последних    шашлычок
бы славный вышел…

 

Когда будильник заведен на шесть,
но в полночь организм уснуть не хочет,
вопрос вселенский: есть или не есть?
терзает очень…(с)
когда   соседи улеглись давно,
ведь завтра  утром на работу надо...
полтретьего… на улице темно….
а ты - поддатый
колонку водружаешь на окно
и на компе включаешь караоке…
с улыбкой Лещенко берешь ты  микрофон…
берешь неплохо…
и пусть топтался по ушам медведь,
и ты порой совсем не в такт икаешь...
вопрос наивный:   петь или не петь
не возникает….)))

4. Над пропастью корыта

Spoiler: Highlight to view

Пародия на

3.1. На грани

 
                                                                 «Сейчас взорвусь, как триста тонн тротила …
                                                                   В. Высоцкий
 
Сейчас взорвусь осколочным снарядом
И разнесу в округе всех и вся!
Ведь это ж надо?! Счастье было рядом,
Под мелкий блуд настойчиво кося.
 
Ты счастья тоже, видимо, хотела.
Не раз со мной на пару согрешив.
Но я в тебе упорно видел тело,
В упор не видя родственной души.
 
Из алчных грез пытаясь строить терем,
По факту бывший замком на песке,
Я восполнял трофеями потери -
Неважно как, неважно где и с кем.
 
А время шло, и старилось, и слепло.
И ты ушла, а я не удержал.
И все, что было, стало серым пеплом,
А что не стало - напрочь съела ржа.
 
И вот сижу, нетрезвый и небритый.
От сладкой жизни горше мне в разы.
На самом дне разбитого корыта
Остался след скупой мужской слезы.
 
А за окном стоит глухая полночь.
От мрачных дум идет из горла вой …
Какая ж я в конечном счете сволочь!
Пойду убьюсь об стенку головой!
 
Известно всем, что если кто-то ищет,
Всегда найдет замок и ключ, и дверь.
Вернись, мой друг, на гору пепелища,
Мне есть что показать тебе теперь.
 
Там, в глубине разбитого корыта,
На самом дне ущелья   постирух
Остался след обиды неприкрытой;
 Найдем его совместно, милый друг.
 
На пару, только мы с тобою.  Целься
Вооруженным взглядом (тет-а-тет)
  Трубой, биноклем с линзами от Цейса:
Другая фирма не уловит  след.
 
И мы поймем, что будем жить  в сарае,
чиня  сопротивление  тоске,
Пока не осенит нас то, что  сваи
Надежно держат замки на песке.

5. Парашутка (Она артисточкой была...)

Spoiler: Highlight to view

Пародия на

1.7. Олень

В густом лесу и ночь, и день
сам по себе бродил олень –
красив, заносчив.
Носил роскошные рога,
пугал и друга, и врага
ветвистой мощью.
 
Опустит голову, взревёт –
и резво прячется зверьё
по тёмным норам.
Ему, с оленьей высоты,
не до хвостатой мелкоты,
бегите!.. Вскоре,
 
имея к дичи интерес,
пришли охотники в тот лес.
Олень в восторге:
«Да, вижу слава обо мне
людей достигла наконец!
Я зверь матёрый!»
 
Воротит мордой так и сяк –
красуется, мол, не простак!
Раздался выстрел…
Стремглав животное летит,
кусты ломая на пути,
хрипя со свистом.
 
Тропинки кровью обожгло.
Глаза повило бурой мглой.
Ослабли ноги.
Лисицы, зайцы и ежи,
и все, кому хотелось жить,
ушли с дороги.
 
Они могли ему помочь,
но знали, что прогонит прочь
лесных знакомых.
Пуская вязкую слюну,
упал олень, не дотянув
до водоёма.
 
Лишь трясогузка всех смелей
к оленю ринулась с ветвей
что было мочи. 
- Тебе водицы принести?
А пулю вынуть из груди?
Чего ты хочешь?
 
Царь леса дёрнул головой: 
- Как смеешь говорить со мной!
Кто ты такая!
Пичужка, подлетев к ручью,
своё твердит: 
- Я напою, ты погибаешь!
 
Из клювика в огромный рот
по капле воду льёт и льёт,
но мало влаги.
Олень, издав последний крик,
рогами царственно поник
и сдох бедняга…

Она артисточкой была,
со всеми трепетно-мила,
добра со всеми.
Она любила погулять
и мужиков имела рать,
в любое время.
 
И только мужа-алкаша
не подпускала ни шиша
к губам, коленям.
Я, мол, крутая! Я - звезда!
И почему-то иногда
звала оленем.
 
- Ты за меня пошла зачем?
Не на моем ли ты плече
когда-то грелась?
- Тогда казалось, ты - орёл!
Меня у друга вон увёл -
какая прелесть!
 
- Я и сейчас еще орел,
и не смотри, что я тяжел -
хожу неплохо.
Мне все проблемы по плечу.
Вот разбегусь, и полечу!
Смотри, дурёха!
 
Он припустил, что было сил.
Разбег! Отрыв! Да, лихо взмыл!..
Но как-то косо...
 
Стоял погожий майский день.
Летел стремительно олень...
на землю носом...

6. Парашутка №2

 ( в продолжение темы)

Spoiler: Highlight to view

На 2.4. Старуха и рыбка

Август стоит в зените, море глядит сурово.
Сучит старуха нити, ждёт старика с уловом.
Тучами даль сокрыта, ветер солёный свищет,
падает тень в корыто, прячась в дырявом днище.
Душно, противно, влажно, пахнет чертополохом.
Очень старухе страшно жизнь собирать по крохам.
 
Очень старухе горько видеть чужую радость.
Сушит обида горло, в сердце то скорбь, то ярость.
Жалобно и тоскливо смотрит утёс горбатый.
Чёрт бы побрал счастливых и разорил богатых.
Вот бы наследным дочкам вплоть до царицы Савской
Бог ниспослал денёчек жизнью пожить рыбацкой.
 
Море гудит натужно, время в пучине тает.
Рыбка опять на ужин...
толку, что... золотая.

 
Думает бабка-дура, старая истеричка:
Лучше принес бы куру, чтобы снесла яичко.
В этом яичке - сила, нужный виток сюжета:
Я бы его разбила о головенку деда,
Чтоб ни следов, ни пыли, чтобы всё шито-крыто,
Только мозги - навылет, прямо на дно корыта.
Что мне его рыбалка, фигли с того улова?
Деда ничуть не жалко: сразу найду другого,
С домом и мерседесом, важного и при чине.
Буду ходить принцессой, в норке, а не в овчине,
с сумкой из леопрарда, шариться по Мальдивам,
Буду платить по карте, недругам всем на диво...
 
..Поздно метаться,  поздно... Рыбка глядит сердито.
Бабка роняет слёзы...
прямо на дно корыта...

7. Не верьте! 

Spoiler: Highlight to view

На 6.2. Кадавр жрал...

В одной стране, прибитой пылью,
для избавления от пут
сумели сказку сделать былью:
создать здоровой пищи культ;
изобретён божок несытый –
игрушка в шулерских руках;
оплот и двигатель элиты,
на скудный день, на вражий страх.
Почти ручной, не любит чавкать,
но любит что-нибудь умять;
он жрёт, он требует добавки:
за пудом – пуд, за пядью – пядь.
Питания режим известен:
в мундирах – овощ, в шубе – сельдь;
годятся пармезан и плесень;
хот-доги, пряники и плеть;
мозги и пушечное мясо,
границы, залежи, леса,
права…
с обиженной гримасой
он тянет лапу в небеса.

 

Вы нам тут это. Не вносите смуту.
Мы не поверим сплетням никогда.
Рассказывайте сказочки кому-то,
но мы-то знаем – создан был кадавр
по спецзаказу и нарочно лопнул,
оставив всюду кляксы нечистот.
Был пульт дистанционный в доле лобной –
инфа прошла с шифрованных частот –
готовился терракт. Картина маслом.
И верный знак – дрожание в ноге (С),
того, что был врагом коварно заслан
в НИИЧАВО пронырливый агент.

Увы, контора наша проморгала,
в досаде сельдь я сам теперь сожру:
шпион и дубль профессор Выбегалло
работал на МИ-6 и ЦРУ

8. Страшная месть 

Spoiler: Highlight to view

на 3.5. Гармонист

Дремлет яблоня, снежком припорошена.
И внутри, и за окном сорок градусов.
Замирая, жду чего-то хорошего,
На душе пропащей тихо и радостно.
 
Где-то ходит гармонист в теплых валенках,
Заполняет мир мелодия чистая.
Каждый был когда-то добрым и маленьким,
В детстве все мечтали стать гармонистами.
 
Он закончил, повернул, начал заново
Что-то модное, совсем неудачное.
Я вскочил и с криком: – Мать твою за ногу! –
Долго бегал с топором между дачами.
 

...Не догнал, пошёл назад, сел под яблоней,
Накатил ещё сто грамм чудо-снадобья.
Не попался мне, зараза! Уж я бы не
Отпустил без покаяния гада бы –

Пусть он пел бы, а я с физией каменной
Равнодушно не показывал вида бы,
Что душе тепло… довёл до греха меня!
В этом что-то есть ужасно обидное.

Я свой гнев и горечь вылью на Пристани –
Растекаются пускай едкой щёлочью.
Не общайтесь же, народ, с гармонистами,
Вечно портят настроение, сволочи.

9. К вопросу о земноводных! 

Spoiler: Highlight to view

на 5.3. Не судьба

Я всё б раздал: одежду, пищу, мебель,
картины, вазы, технику и книги,
машины, деньги. И, надев вериги,
босым пустился в долгий путь, не медля.
 
Я б истязал себя, хлестал ремнями,
молился день и ночь, до исступления,
неделями стоял бы на коленях,
греховность на смирение меняя.
 
Я б доказал, что дух важнее плоти.
Богатства - тлен, всего превыше - души.
Да только жаба, та, что вечно душит,
сильней меня и явно очень против.

Признаюсь, не люблю давать советы –
легко «смотри» советовать слепому?
Но вам готова я прийти на помощь.
Молчания пора нарушить вето.

Вы так стремитесь тяжкую обузу
широким жестом с плеч усталых сбросить.
Загвоздка  только в простеньком вопросе –
ваш взгляд на земноводных слишком узок.

Не медлите избавиться от жабы –
оставьте её в первом же болоте,
сказали сами  «дух важнее плоти»,
так оцените перспектив масштабы:

прекрасные, как радуга большая –
простёрлись разноцветным коромыслом…
Но почему вы смотрите так кисло,
теперь-то что вас душит и мешает?

10. Пародия на 3.5. Гармонист 

Spoiler: Highlight to view

 Гармонист

Дремлет яблоня, снежком припорошена.
И внутри, и за окном сорок градусов.
Замирая, жду чего-то хорошего,
На душе пропащей тихо и радостно.

Где-то ходит гармонист в теплых валенках,
Заполняет мир мелодия чистая.
Каждый был когда-то добрым и маленьким,
В детстве все мечтали стать гармонистами.

Он закончил, повернул, начал заново
Что-то модное, совсем неудачное.
Я вскочил и с криком: – Мать твою за ногу! –
Долго бегал с топором между дачами.

Что снаружи, что внутри – одинаково.
Вот лежу в снегу, тихонько кумекая:
«Отчего же гармонист так бестактно-то
Старомодный битый час тянет «Реквием?»

Сам не знаю, что на даче я делаю?
Минус сорок на душе моей градусов.
Пропадаю! Вот и глыкаю белую,
Чтобы стало хоть немножечко радостно.

Припорошен  даже нос уже аленький,
А мелодия слышней ненавистная.
Если были б у меня сейчас валенки,
Погонял бы с топором гармониста я!

11. Пародия (еще одна) на 3.5. Гармонист. 

Spoiler: Highlight to view

на Гармонист

Дремлет яблоня, снежком припорошена.
И внутри, и за окном сорок градусов.
Замирая, жду чего-то хорошего,
На душе пропащей тихо и радостно.

Где-то ходит гармонист в теплых валенках,
Заполняет мир мелодия чистая.
Каждый был когда-то добрым и маленьким,
В детстве все мечтали стать гармонистами.

Он закончил, повернул, начал заново
Что-то модное, совсем неудачное.
Я вскочил и с криком: – Мать твою за ногу! –
Долго бегал с топором между дачами.

 

Дремлет яблоня, снежком припорошена.
Задремать бы мне, спокойно и радостно,
Но ворочаюсь, как принц на горошине,
Встали колом поперек сорок градусов.

От жены я в глушь сбежал бессознательно,
Гармонист в глуши орать расповадился.
Вспоминаются жена с её матерью -
То мелодия вторгается в градусы.

С топором за ним гонялся, а толку-то!
Всё одно свои горланит страдания.
А на босу ногу валенки колкие.
Паганини на меня ноль внимания.

Разолью-ка самогонку в стаканчики,
Зазову на чай, призывно и весело.
Разомлеет, захрапит на диванчике.
Наконец-то отосплюсь я без песенок.

12. Старик и море  

Spoiler: Highlight to view

на 2.4. Старуха и рыбка

Август стоит в зените, море глядит сурово.
Сучит старуха нити, ждёт старика с уловом.
Тучами даль сокрыта, ветер солёный свищет,
падает тень в корыто, прячась в дырявом днище.
Душно, противно, влажно, пахнет чертополохом.
Очень старухе страшно жизнь собирать по крохам.
 
Очень старухе горько видеть чужую радость.
Сушит обида горло, в сердце то скорбь, то ярость.
Жалобно и тоскливо смотрит утёс горбатый.
Чёрт бы побрал счастливых и разорил богатых.
Вот бы наследным дочкам вплоть до царицы Савской
Бог ниспослал денёчек жизнью пожить рыбацкой.
 
Море гудит натужно, время в пучине тает.
Рыбка опять на ужин...
толку, что... золотая.

 

Море гудит натужно - видно, запор у моря.
Нет ни хрена на ужин. И бесполезно спорить.
Бог ниспослал денечек – очередной, рыбацкий.
Камни в отпитых почках. Может, стишок забацать?
«Радость» рифмую с «ярость» - аж самому противно.
Рифмы иссякли. Старость. Форменная скотина!

В сетке прогнили нити. Рыбку такой не словишь.
Держится дно в корыте только на честном слове.
Жалобно и тоскливо плачу, а в горле сухо.
Вот бы послать за пивом в роли гонца старуху!..
Хоть и желанно это, но под большим вопросом -
Старая прошлым летом в море ушла, с утеса.

В сердце то стук, то тихо. Печень цирроз замучил.
Не поминайте лихом.
Мне удавиться лучше.

13. Пафос  

 

Spoiler: Highlight to view

на 1.1. Обелиск

Белые пух и перья
тают на обелиске.
В память открытой дверью -
камень, на камне списки.
Чёрные строчки – реки -
судьбы непереживших
марша сверхчеловеков.
Шепчутся волны. Слышишь,
серое слово «вермахт»:
пепельный цвет шинелей,
каждый, как все, и верно
движется к высшей цели -
к чёрному солнцу рейха,
к знаку паучьей масти.
 
Белые перья сверху
падают, только свастик
им не засыпать. Стаи
ангелов в поднебесье,
кажется, проиграли
птицам породы «мессер».
Слышишь – бушуют волны:
Имя – день смерти – имя.
Непереживших сонмы
Память проклятьем дыбят.
Молнии свет, как трассер
метит огнём небесным
нелюдей высшей расы –
в серых шинелях бесов.

Хоть и бывает разным –
белым, цветным, пушистым,
пафос клеймить обязан,
ну, например, фашистов.
Это ж такие гады!
Это ж такие суки!
Гадов к ответу надо -
Ноги отбить и руки!
Нужно на конкурс если,
срочно сгущаем краски.
Только вперед и с песней!
В танки садимся в касках
и, поддавая газу,
гневом исходим черным -

Аж закипает разум,
праведно возмущенный!
И под напором стали,
в нашем огне сгорая,
падают с неба стаи
немцев и самураев.
Ангелы смотрят дико,
в море смолкают рыбы -
станет любой заикой,
волосы встанут дыбом …
Тычутся в харю фразы -
тупо, в упор, нахально.
Пафос бывает разным,

но никогда – стихами.

14. По

 

Spoiler: Highlight to view

На 4.1 Ле...

Не камень, не вода и не желе,
Ни холод, ни огонь - посередине.
Без разницы, что вплавь, что на дрезине,
Что с паночкой на сломанной метле.

Вам "по" - клянусь, совсем не так, как мне.
Мне "по" - на всё давно и абсолютно,
Ответственно, навечно, поминутно,
Что там в Иране или на Луне.

Мне искренне, монументально "по".
Мне единично "по" и многоцельно.
Мне громко "ПО", мне "по" членораздельно.
И да, по-братски "по" на Лимпопо.

И ты, судья, глотая божоле
Поспешных строк из грубого бокала,
Пойми, мне -"по". Не вынимай стрекало.
Я мог бы и не так, но как-то ле…

 

Вся жизнь моя – одно сплошное «по».
Встречаю с «по» по-братски каждый день я,
И сам себе я «по», причём с рожденья,
А это круто, братцы, и не спо...!

Давно мне «по»  когда, куда и с кем,
А также «по» кого, зачем и сколько,
Мне «по» на кухне, в сауне и в койке,
Мне «по» в воде, на льду и на песке.

И вы мне «по», как «по» мне всё и вся,
А если вы судья – мне «по» в квадрате,
Ваш приговор мне «по». Такой характер:
Мне «по», когда меня и так и сяк.

Мне «по» слащавой лести крем-брюле,
Да что там «по», мне даже «на» местами.
Ещё мне «по»... пожалуй, перестану.
Я мог бы продолжать, но как-то ле...

15. Про вихор 

Spoiler: Highlight to view

на 3.3. Про...

Я ненавижу зимний день, уютный свет морозных окон,
Арбат в субботней маяте и снега колкие волокна.
В холодной трубке: «Приходи, спаси мой мир от запустенья»,
твой дом под номером один, подъезд и долгие ступени.
Я ненавижу! Не-на-ви… свой лепет, сбивчивый и пылкий,
твоё лицо, вальяжный вид, вихор, торчащий на затылке.
Хочу забыть смятенье рук, стеклянный всхлип упавшей чашки,
как ты сказал: «Я уберу. Старьё. Не жалко. Бей почаще»,
Как было тесно на стене часам, светильникам, картинам,
и было тесно в платье мне.
Забыть –
полоски на гардинах,
звонок…
безлюдное метро,
озноб,
метельное удушье. Я ненавижу! Будь ты про…
Господь, прошу, не слышь! Не слушай!

 

Я ненавижу! Не-на-ви… свой лепет, сбивчивый и пылкий,
твоё лицо, вальяжный вид, вихор, торчащий на затылке. ©

Я ненавижу свой вихор. Вот, прям, проснусь - и ненавижу.
И с ранних самых, детских пор не мил мне свет, и снег, и лыжи …
В контакты смарта у меня навечно вписан парикмахер.
И каждый месяц, рок виня, я этот срам срезаю, на хер.
Его сто раз видал в гробу и матом крыл - отборным, пылким.
У всех людей вихры на лбу, а мой, представьте, на затылке!
В смятенье вся моя семья, в слезах и мебель, и посуда.
Но, хоть убей, не знаю я, как он попал туда, паскуда.
В быту немерено проблем, но намбер ван - вот эта лажа,
Я с горя пью, а после ем –
и в брюки
кое-чем
не влажу.
От злости аж знобит нутро!
Совместно прожитые годы
я ненавижу! Будь ты про…
Пойду утешусь бутербродом.

16. Шахерезад   

Spoiler: Highlight to view

на 3.4. Зверь

"Иван Грозный повелел изрубить в куски
присланного ему в подарок из Персии слона
за то, что тот не склонился перед ним на колени..."
(из памфлета пастора Пауля Одерборна от 1584 года)
 
Персидский шах Тахмасп слона
Царю Российскому отправил.
Имбирь, шафран, бананы, травы
И двести бурдюков вина...
 
Не близок путь… Арабу что -
Он в кресло барином уселся,
Чалмой качает под навесом.
А слон отправился пешком.
 
Кругом духмяные луга,
Поля в снопах со сжатой рожью,
И только беркуты тревожно
Вещают что-то свысока.
 
Верста проходит за верстой,
Идут неделя за неделей.
Гремит арба - бананы съели.
Но вот и хутор за мостом.
 
Их облепила ребятня:
- Эй, дядько, дай-ка я поеду!
Крестясь, девчонка кличет: “Деду,
А можно мне? Пусти меня!”
 
Араб от гвалта обалдел
И прямиком по бездорожью
Погнал слона, насколько можно
По наступавшей темноте.
 
Завечерело, плыл туман,
В бору негромко ухнул филин,
Остановившись, порешили,
Что надо спать - упала тьма.
 
Вставала новая заря,
Дождем плеснула - всюду слякоть.
В канаве мокнет чей-то лапоть...
А вот и маковки Кремля.
 
Окончен путь - пришли, к царю.
Сперва, в восторге от подарка,
Вина отпить арабу чарку
Поднёс: “Отведай, говорю!”
 
Араб в растрёпанной чалме,
Уютное покинув кресло,
Спустился - спорить неуместно,
А слон как будто очумел:
 
В царя направив бивни, он
От возмущения затопал,
И протрубил, расправив хобот.
Царь был нахальством потрясён.
 
Скрутило скулы и чело
От урагана дикой злобы
Волной пронёсся рык утробный -
Прохожих с площади смело.
 
Арабу выдавил: “Прощай.
А серого убить невежу!
Всю шкуру на ремни порежу!”
Опричник выкатил пищаль.
 
Убив слона, пошли на Тверь,
Сильна была царёва ярость.
От человека не осталось
В нём ничего - свирепый зверь.
 
Была обидой из обид,
Владыке выходка слоновья.
И будет Новгород разгромлен,
И Кремль сожжён и сын убит.
 

Уже не раз один вопрос
Врачей больниц оставил с носом:
Корректно ли считать поносом
Словесно-буквенный понос?

Бежит стихийная волна,
Забыты сон, обед и завтрак.
Не до того - дотошный автор
Из мухи делает слона.

Потом ведет его в поход -
Ползком, в укромной тихой сапе.
Смотря на это, даже запил
Араб, что только кофе пьет.

В своей растрепанной чалме
Ушел пешком молиться в Мекку,
А Грека снова лезет в реку
С условным раком на уме.

В трудах проходит день за днем,
Недели, месяцы и годы …
И только полные уроды
Критично думают о нем.

Мы ж от претензий далеки.
Ведь все же смог сказитель … классный
В пятнадцать (!) авторских катренов
Ужать простые три строки.

17. За гранью 

Spoiler: Highlight to view

на 3.1. На грани

                                                               «Сейчас взорвусь, как триста тонн тротила …
                                                                          В. Высоцкий
 
Сейчас взорвусь осколочным снарядом
И разнесу в округе всех и вся!
Ведь это ж надо?! Счастье было рядом,
Под мелкий блуд настойчиво кося.
 
Ты счастья тоже, видимо, хотела.
Не раз со мной на пару согрешив.
Но я в тебе упорно видел тело,
В упор не видя родственной души.
 
Из алчных грез пытаясь строить терем,
По факту бывший замком на песке,
Я восполнял трофеями потери -
Неважно как, неважно где и с кем.
 
А время шло, и старилось, и слепло.
И ты ушла, а я не удержал.
И все, что было, стало серым пеплом,
А что не стало - напрочь съела ржа.
 
И вот сижу, нетрезвый и небритый.
От сладкой жизни горше мне в разы.
На самом дне разбитого корыта
Остался след скупой мужской слезы.
 
А за окном стоит глухая полночь.
От мрачных дум идет из горла вой …
Какая ж я в конечном счете сволочь!
Пойду убьюсь об стенку головой!
 

Сейчас взорвусь, как триста тонн тротила.
Но не от злости вовсе - от стыда.
Как тут надысь подметила Tortila,
Штамповщик я - и в том моя беда.

В поту лица рифмуют человечки,
Но у меня надежней результат.
Они-то пляшут каждый раз от печки,
А я пляшу от штампов и цитат.

Но эту тайну мастерски скрываю.
Пускай свежи преданья, но верны:
Я подхожу к чужому караваю
Неслышной сапой с тыльной стороны.

Но даже мне стеснительно, однако,
Не лезет в горло стянутый кусок,
Когда Тень Ветра видит Пастернака
В одной из явно вымученных строк.

Бывает, пью - безмолвно, безнадёжно,
То робостью, то ревностью томим …
Поскольку мне свое придумать сложно,
Как, впрочем, вам понятно и самим.

А за окном стоит и плачет осень.
Мой лоб влечет холодная стена.
Но он, мятежный, медлит все и просит -
Достать чернил и жалобно стенать.

18. Парашутка №3. Распущенное

Spoiler: Highlight to view

На 4.3. Полуденно-клетчатое

Я себя распускаю, как старый потёртый свитер,
Тяжелеет клубок из оставленных в прошлом дней.
Обрываясь, скользят по ладоням кусочки нитей,
Смотрит небо в окно – равнодушный, но верный зритель
И бросает попкорн – облака.
Тишина плотней
Прижимается телом к распластанным клеткам пледа,
Еле слышно мурлычет: забудь про дела, усни.
Исчезают слова: не смогла, не успела, не до...
Не до вас. Под себя подтыкаю кусочек неба.
Я у дрёмы в силках. Обессилела.
Полдень сник,
Заплутал, заблудился в зыбучести сонных впадин,
Где летят мотыльки на кипящий вдали кипрей
И, наверно, сгорают. Я их провожаю взглядом,
Обнимаю диван – мне спешить никуда не надо,
Рассыпаюсь на клеточки, с пледом сливаюсь.
Грей,
Согревай, мягкий плед, закрути, как личинку, в кокон,
Пусть снаружи останутся ворох забот и грусть.
Убегу в темноту от зияющих синим окон,
Только если тихонько окликнет знакомый кто-то,
Кто мне дорог – тогда я вернусь.
Вернусь.

 

Мне б пожить хоть немного пушисто да кучеряво,
Надоело всю жизнь колбаской катать губу.
Я себя распускаю, как старый носок дырявый.
А зачем я себе, если дырка на самом лбу?

Был когда-то я сплошь из ангоры да из мохера,
Плотно вывязан мамой за много ночей и дней.
А теперь вот истёрся, сносился… Какого…фига?
С каждым днем всё страшей, худосочнее и бледней.

Лучше б шарфиком был я, сидел бы на шее гладкой,
Грел бы душу и щёки какой-нибудь даме грёз…
Мне ведь каждый чудак норовит в душу тыкнуть пяткой,
И ни разу никто не воспринял меня всерьёз.

Да, я был просто тряпкой, в плену у судьбы неловкой,
Жизнь швыряла меня то на полку, то под софу.
А теперь распускаюсь. Наверно, сплетусь верёвкой
И повешусь от горя… в большом платяном шкафу.

19. Маниакально-депрессивное

Spoiler: Highlight to view

на 7.2. Непостоянное

Если я - ребро твоё, господин,
мне ли не брать сердце твоё рукой?
Разделяй и властвуй, в меня входи,
омывая семенем, как рекой.
 
Я не помню первого, кто входил,
кто шептал молитвы моим сосцам
и терял сознание на груди,
уходя в мгновение к праотцам.
 
Я не помню сотого, только стон
и ладонь горячую под бедром.
Я - ребро, я - в чреслах твоих огонь.
Я - раба твоя. Через час - в другом.
 
И другой - во мне, раскрывая рот,
расправляя грудь, разливая крик.
Я - ребро могущественных господ
и сосуд для семени - для расстриг.
 
Ненасытно лоно, болят сосцы...
Проклинают жёны мужей. А я,
изгибаясь кошкой, шепчу:
"Глупцы! Ничего скучнее нет постоянств".
 
Если сердце ноет в тисках тоски,
выхожу с обидчицей на таран.
Расчленяю встречного на куски,
омываясь кровью, что льет из ран.
 
Я не помню первого своего -
ни размеров тела, ни черт лица.
Коль попался мне ты, то вой не вой -
угодишь немедленно к праотцам.
 
Я не помню сотого, только стон.
Застонал - и тут же «двухсотым» стал.
Я мгновенно вставил ему пистон,
и пронзила чресла пистона сталь.
 
А трехсотый мучился у меня -
раскрывая рот, разливая крик.
Этот крик ему я в вину вменял
и за это напрочь кой-что отстриг.
 
И с лучком зажарил его ребро.
В маринаде - пальчики и сосцы.
Ты, наверно, думаешь: «Перебор».
Я ж из фарша делаю голубцы.

 

20. Нечеловеческо-криминальное 

Spoiler: Highlight to view

На 1.3. Нечеловечески человечье

Зачем начинать этот тягостный разговор
и вспарывать прошлое? Нравится блеск ножа?
Ты в силах был время присвоить, но ты не вор…
Мне жаль, что так вышло. Действительно очень жаль.
Ты слишком надменен, чтоб просто его украсть,
и не снизойдёшь, чтобы мелочно брать в расчёт.
 
Ты вниз устремился. И мир изменил окрас.
Но ты был уверен, что будешь за всё прощён –
ты думал, что встретишь послушнейшую из паств,
что веру ей дашь – совершеннейшую из вер…
Но падая камнем во мрак, можно только пасть
и светоч разбить, сотрясая земную твердь.
 
Воистину страшно представить багровый жар,
мгновенно обугливший смуглые плиты скул.
И так бесконечно, до пепельной боли жаль…
Хотя… ты пытался подняться. И по песку
пошёл, вспоминая проклятое слово «вверх».
А ветер трубил, словно медный победный горн.
И ты, несмирившийся, помощь мою отверг,
себя заключая в кольцо неприступных гор.
Но, всё ещё слыша напевы небесных сфер,
не думал невольно о том, для чего бежал?
 
Так где же мой свет? Не угас ли он, Люцифер?
Мне жаль тебя, ангел.
По-человечьи жаль.

 

Зачем убегаешь? Останься, поговорим.
Живот твой не вспорот пока, подождут ножи…
Я знаю – ты скрючилась в ужасе у двери,
и от леденящего страха в углу дрожишь.
 
Мне жаль, что так вышло.
                                      Сначала я не хотел…
Винить тебе некого, кроме себя самой.
А я предлагал
                               – Дорогая, пойдём в отель!
Но ты напросилась настырно ко мне домой.
И даже нашла для визита пустой предлог.
А я не сумел тебе вежливо отказать.
Когда ж ты вошла, то сказала – таких берлог
ты в жизни ни разу не видела.
                                                 Вот коза!
Воистину лучше б тебе не включать здесь свет,
узрев помещение, не разбивать коньяк…
Но ты не послушалась, так получай же, ведь,
как ты догадалась, любимая, я – маньяк.

 

 21. Что я творил ...

Spoiler: Highlight to view

На 5.3. Не судьба

Я всё б раздал: одежду, пищу, мебель,
картины, вазы, технику и книги,
машины, деньги. И, надев вериги,
босым пустился в долгий путь, не медля.
 
Я б истязал себя, хлестал ремнями,
молился день и ночь, до исступления,
неделями стоял бы на коленях,
греховность на смирение меняя.
 
Я б доказал, что дух важнее плоти.
Богатства - тлен, всего превыше - души.
Да только жаба, та, что вечно душит,
сильней меня и явно очень против.
   

    Что я творил, едва подушку обнял
    и сон смежил завистливые очи!
    Уснула жаба – вечный мой пособник
    и стал я бескорыстнее и кротче.

    Не жалко стало чайные сервизы,
    и холодильник с очень вкусной снедью,
    отдал кому-то стул и телевизор,
    не понимая, брежу или бредю.

    Наручники просил надеть мента я
    и на этап отправить даже, вроде.
    Проснулась жаба, молнии метая.
    Она сильней. Ну, как могу я против?

22. Мне  расхотелось умирать

Spoiler: Highlight to view

   На 7.3. Философия страсти

Мне после смерти не попасть
В сады Эдема -
В моей душе гнездится страсть -
Всесильный демон.
 
Годов с пятнадцати - прикинь! -
Мне Рай не светит.
Мой бедный Ян любая Инь
Приводит в трепет.
 
И только бровью повела -
Влюблён теперь я,
Торчит амурова стрела
Из подреберья!
 
О, как ты сладостен, кан-кан
Непостоянства!
Порок сей хуже табака
И даже пьянства.
 
Я с ним живу, любовью пьян
И полигамен,
Пока не вынесут мой Ян
Вперёд ногами.
 
Как прозаичен взгляд земной
И бездуховен!
Не бес, гормон всему виной,
Волнует кровь он.
 
Но суть одна, и в ней грехов
Зловещий гений:
За это счастье я готов
Гореть в геенне.

   

    Мне  расхотелось умирать,
    Да и зачем, а?
    Безгрешных душ гуляет рать
    В садах Эдема.

    А мне, ты только зацени,
    Почти с рожденья
    Красотки стелют простыни
    На загляденье.

    Ты зря считаешь за изъян,
    Стрелу Амура,
    Что так торчит, как бедный Ян,
    Середь фигуры.

    Любая Инь и день и ночь
    В пылу кан-кана
    Со мной мечтает изнемочь
    При этих данных!

    С годами стихнет мой гормон,
    Придёт подагра.
    Но «Аликапс» изобретён,
    И есть «Виагра»!

    Пока стрела та не дугой,
    Я всё бесценней.
    Пусть всё же кто-нибудь другой
    горит в геенне.

 

23. Парашутка №4. Нет Дракулито

Spoiler: Highlight to view

На 7.5. Не Ланселот 

Ниточка жизни - в трубке, ведущей к вене.
Пасквиль судьбы дописан. Конец сюжета -
Клянчить у Бога милостыню мгновений,
Чтобы сухой ладонью потрогать лето,
Выпить по капле неба, дождя и солнца,
Выцедить жизнь до дна, по конечной квоте…
 
Внучка звенит серебряным колокольцем:
«А расскажи мне, деда, о Ланселоте!»
 
…Грешен герой, что ищет Грааль напрасно.
Вот и на деда грех навалился тушей:
Лапы черны, мохнаты, а пасть клыкаста,
Впился когтями в грудь и нещадно душит…
Видишь: дорожка-нитка струится алым?
Кровь это... тех, кто предан, растоптан, выжат.
Только "герою" вечно казалось мало
Денег, вещей, антверпенов и парижей,
Женщин-вампиров, алчущих свежей крови,
Ярких снаружи, но изнутри прогнивших.
 
Всё позади: азарт, красота, здоровье.
Внутренний голос робок, звучит всё тише.
Не отыскать потерянного Грааля.
Всё, что осталось: в жалком отрепье рыться,
Перебирать остатки былых регалий.
 
«Жаль, ты не рыцарь, дедушка… жаль, не рыцарь…», -
Внучка руки коснется своей ручонкой,
Тихо погладит желтый папирус кожи
И замурчит под нос о своем о чем-то.
Дай ей любви, о Боже…

 

Ниточка жизни вьётся еще. А толку?
Стынет спина в объятьях радикулита.
Внучка жужжит расхлябанной кофемолкой:
«А расскажи мне, деда, о Дракулито!».
 
Жил-был парнишка, который ночами шастал,
Где-то в антверпене, пензе или калькутте…
Был он лохмат и чёрен, а пасть – клыкаста,
Женщин-вампиров страшно любил, до жути,
 
Даже совсем прогнивших и чуть подгнивших,
Пил с ними кровь, мешая с вином и пивом.
Звали его Володя. А может, Миша…
А Дракулито - кличка. Зато красиво!
 
Рылся в помойке часто, весёлый парень,
Верил в людскую дружбу, такой наивный!
Съели его бомжи, на обед зажарив…
 
…Да не жужжи ты, внуча! И так противно…
 

24. Извращенческое

Spoiler: Highlight to view

на Ведьмино из параллельного

Приходи...
Беды - непочатый край.
Здесь ни слова доброго, ни креста.
Кости брось, судьбу свою проиграй, 
И меня, заблудшую, пролистай,
Как живую книгу страстей-чудес,
Что влекут безумием и тоской.
У меня за окнами – горе-лес,
Огневое зарево над рекой.
У меня в печи – с беленой пирог,
На столе – из тины болотной чай,
Но к нему не сахар - песок дорог.
А сама я пряна и горяча.
Прикоснись к искусанным в кровь губам,
Изучи изломы больной души.
Роковая горечь - моя судьба -
Вековой отшельницей жить в глуши.
Злая участь ведьмина непроста,
Ибо род мой проклят веков на сто.
Знать, прабабка девкой когда-то встарь
Согрешила с нечистью под кустом…
Не бывало раньше в моём дому
Никого еще из простых людей.
Ты приснился мне – значит, быть тому:
Мы с тобой увидимся. Быть беде....
Знаешь, как исходит в огне душа,
Разрываясь криком шальным в груди?
От любви до пропасти – только шаг.
Что ж ты медлишь, ласковый?...
Приходи…
 
Приходи!
Украдкой, под ветра шум.
Оторвемся - мамочка, не горюй!
Для начала нос тебе откушу, 
А потом пожестче начнем игру.
Полистаем книгу страстей-чудес,
Что влекут садистов в Эдемский сад.
Если бес в ребро мазохисту влез,
То дороги нет для него назад.
У меня в печи пошкварчишь чуток,
А на темя вылью кипящий чай,
Ты ж в дороге долгой, поди, продрог,
А любовь приятнее сгоряча.
Прикоснись к искусанным в кровь губам,
Заломай мне руку, а лучше - две.
Я ж тебе лопатой по фейсу дам,
А потом его ж разобью о дверь.
Извращенца участь – тушите свет!
Или бьешь других, или бьют тебя.
Но в конце концов вариантов нет -
Некондиция с головы до пят.
Не бывало раньше и нет теперь
Никаких лекарств от напасти сей.
Коль приснился мне – будешь бедным, верь,
Черта лысого во сто раз лысей.
Чтоб могла вовсю разойтись душа,
Сердце на фиг вырежем из груди.
От любви до жести – всего лишь шаг.
Что ж ты медлишь, милый мой?
Приходи!

25. Рецидивно-чистосердечное

Spoiler: Highlight to view

на 4.3. Полуденно-клетчатое

Я себя распускаю, как старый потёртый свитер,
Тяжелеет клубок из оставленных в прошлом дней.
Обрываясь, скользят по ладоням кусочки нитей,
Смотрит небо в окно – равнодушный, но верный зритель
И бросает попкорн – облака.
Тишина плотней
Прижимается телом к распластанным клеткам пледа,
Еле слышно мурлычет: забудь про дела, усни.
Исчезают слова: не смогла, не успела, не до...
Не до вас. Под себя подтыкаю кусочек неба.
Я у дрёмы в силках. Обессилела.
Полдень сник,
Заплутал, заблудился в зыбучести сонных впадин,
Где летят мотыльки на кипящий вдали кипрей
И, наверно, сгорают. Я их провожаю взглядом,
Обнимаю диван – мне спешить никуда не надо,
Рассыпаюсь на клеточки, с пледом сливаюсь.
Грей,
Согревай, мягкий плед, закрути, как личинку, в кокон,
Пусть снаружи останутся ворох забот и грусть.
Убегу в темноту от зияющих синим окон,
Только если тихонько окликнет знакомый кто-то,
Кто мне дорог – тогда я вернусь.
Вернусь.
 
Как себя распускаю, так сразу - пятнадцать суток.
Хулиган не в чести у суровых, как черт, ментов.
Подметаю дорожки в пыли и помете уток
В местном парке, и мне охренительно не до шуток.
Ведь с бычками попкорн – это жесть.
Я рыдать готов.
Прижимаюсь всем телом к метле, боевой подруге,
Еле слышно стеная, отбросы гуляк мету.
Я мечтал о другом в заколдованном этом круге.
Но злой рок непреклонен, напрасны мои потуги.
Я не в силах - в силках, воплотить
Не сумев мечту.
Заплутал, оступился – так взяли бы на поруки
Мотылька, что летит каждый раз на огонь свечи.
Но упорна молва - хулиганы, де, бяки-буки.
Ну а я не со зла, а всего лишь от скуки, суки …
Расползаясь по швам, мой угробленный день
Горчит.
Эх, метелка, мети, выметай сожалений мусор!
Пусть навеки исчезнет ментальных метаний грусть.
Как стемнеет, сбегу. Послушание – дело вкуса,
Только, если прижмет, наплюю на приличий плюсы
И к попкорну с бычками, как истинный друг,
Вернусь.

 

26. Предупреждение

Spoiler: Highlight to view

на 2.3. Брат

Не замечая, мечты, как ножи, мы правили:
взгляд твой по-братски неотвратим и страшен.
Хочешь, я буду твоим незабвенным Авелем,
режущим горло облачному барашку?
Не вызывай камнепада за божьей пазухой -
нам ведь и так в агонии долго биться.
Сколько же крови - вовеки не вытрешь насухо:
алчет всевышний смерти своих любимцев.
Божьи подарки - непарные твари ... кроются
наши обиды в отчётливой хмурой яви,
а за пристрастные шутки святого промысла -
вечный отличник - снова ответит Авель.
Выплесни криком, чтоб ангелы в небе вздрогнули -
грех, что пока лишь в чёрных мечтах содеян,
вспомни, что есть только мы и вопросы боговы.
 
Брат, не молчи, не пугай - ты ведь знаешь, где я ...
 
 
Примус кривой в уголке потихоньку правила.
Вдруг – Беспредел, и неотвратим, и жуток.
Хоть я ни разу не против шутить, как правило,
Как-то тревожно и сразу же не до шуток…
Камень-стишок достаю из-за личной пазухи -
Враг будет век в агонии страшной биться.
Так наворочено, что катафалк заказывай,
Ну и, до кучи, бледного вида лица.
Ох, не подарок - нетленка с незримым умыслом,
Ловко запрятанным в бойкой стихийной мути.
Пусть неприятель в панике давится уймой слов,
Я ж крайне кратко … не излагаю сути.
Выплесну стих – так, чтоб ангелы в небе вздрогнули
И загрустили, смысла в упор не зная…
Ну, а оценки объявят если - и вдруг нули,
 
Всех зашибу! Хоть, в общем-то, я не злая.

27. Как люди спят

Spoiler: Highlight to view

1.5. За двоих

Вздыхает печь, трещат поленья,
Опять нашлось немало дел,
И я с обещанным смиреньем
Стараюсь жить, как ты хотел.
Наш мир с нехитрыми вещами
Мне помогает, неспроста
Полы и стены освящает
Разлёт оконного креста.
За ним – косматый ежевичник
И сад, где радостно скучать.
Сердца спешащих электричек
За дальней просекой стучат.
Ночами бегаю купаться
На речку, страхам вопреки.
Хожу на зов ближайших станций
Смотреть, как спят товарняки.
С утра наведываюсь к деду –
Он суетится у печи,
Ругает власть, страну, газеты,
Потом устанет и молчит.
…Я привыкаю, всё в порядке –
Ты видишь, ты же знаешь сам –
Добреют овощи на грядках,
Ромашки смотрят в небеса,
Пылает мальва у сарая,
К забору жмётся девясил…
И я счастливой быть стараюсь
За нас двоих, как ты просил.

 
как люди спят, увы, не ново,
и вряд ли может возбудить…
а мне б чего-нибудь такого,
в чем есть  особый колорит…
и я смартфон, как папарацци,
не выпуская из руки,
хожу на зов ближайших станций
смотреть, как спят товарняки.(с)
и т. к. некому отдаться,
одна надежда - рыбаки…
ночами  я бегу купаться
На речку, страхам вопреки…(с)

28. Парашутка №5. Про вилку

Spoiler: Highlight to view

на 1. Вилка ( 2-й Паратур Беспредел-2)

Он был для ней готов наверно 
Урвать от жизни шмат любой, 
Чтоб доля ей была померна, 
Ничуть не дорожить собой.
Он мог на кровь пойти охотно 
И запятнаться без обид, 
И не побрезговать работой -
Метаться, рвать, кромсать, дробить. 
Он жаждал одного - всечасно 
Ласкать её, касаясь уст, 
Купать в разливах бликов страстных 
Гламурных ресторанных люстр... 
Но рядом с нею, скалясь пошло, 
С намёком, ясным и ежам, 
Лежала возле блюда ложка -
Вкушают пасту без ножа!

 

Весь день, и ночь, и даже утро
Валялась вилка под столом.
Съесть пасту ложкой - хитро-мудро,
Как...воду в ступе потолочь.

А вилка, как звезда экрана,
Поди, единственной была.
И посетитель ресторана,
Голодным встал из-за стола.

Осталась целой панна котта,
Лазанья (так была свежа!).
Обида, дёргая икотой,
Желудок режет без ножа.

Не распечатано Бароло,
Ризотто, бедный, высох весь.
Эх, заказал бы лучше роллы:
Их можно палочками есть.

29. Не бозон

Spoiler: Highlight to view

Оригинал:1.3. Урожайное

Эта стезя капризна, щедра, ревнива,
(...) родится морок,
Тлен синергии, гневная благодать.(...)
Крутишь, ломаешь, правишь им позвоночник,(...)
Хитрые, злые, вздорные – всякого сорта.
Если дозрели, за уши тянешь гордо(...)
Сердце ознобко и елко от счастья бьётся,
Вырвешь уродца в люди – добьют уродца,
Разбалагурят, определят в запас.
Отхохоча, отплача, поймёшь о многом:
Все мы бозоны Хиггса, частицы Бога,(...)
Капельки-мульки в облике человечьем...

 

Все мы не Хиггсы и не бозоны толком,
Только об этом - тихо! Одним лишь ёлкам
Можно поведать в острую благодать,
В щедрую блажь синергии их рогаток,
Что, обскоблив тебя с головы до пяток,
Разбалагурят шишками, так сказать.

Лезешь к верхушке, в гневе собрав иголки,
было березово, стало чего-то ёлко.
Отхохотав, отплакав, полезешь вниз.
Эта стезя жестока, щедра, ревнива.
Прямо под ёлкой, помню, росла крапива - 
Тот еще вздорный, гневно-колючий приз!

Вниз навернёшься, за уши, за позвоночник,
тянешь себя из крапивы душистой срочно,
выйдешь уродцем гордым на божий свет.
Если тотчас никто не прибьет уродца,
можно стихами к конкурсу приколоться,
Капельки мулить, почувствовать, что - поэт.

30. Парашутка №6. Я у мамы дурочка 

Spoiler: Highlight to view

На 5.2. Мамочка, мама

Мяч пролетел над воротами – бах! –
стёкла посыпались в дворике школьном.
– Чтоб вас… - директор ворчит недовольно.
– Зось, подойди-ка! – нахмурилась мать –
Бестолочь! В куклы не лучше играть?
Стебли крапивы взметнулись в руках…
– Мамочка, мама, ой, жалится! Больно!
 
Сунула Борьке крысёнка в портфель.
«Смеху-то будет! – сощурилась Зося –
Цапнет за палец – чертяка курносый
больше не дёрнет за косы меня!»
И, за ребятами лихо гонясь,
по переулкам разносит апрель:
– Мамочка, мама, как Борька несносен!..
 
Белое платье. Июнь. Выпускной.
Тонет в пионах посёлок Орешин,
в звуках оркестра, в румянце черешен.
Зося, не пряча восторженный взгляд,
с Борей танцует все танцы подряд.
Сбилось дыхание тёплой волной.
«Мамочка, мама, как сердце трепещет!»
 
Скрежет металла. На танках кресты.
Чуждая речь. Дымом воздух пропахший.
Пал на фронтах не один однокашник.
Борька… под Брестом в начале войны.
Ночи расстреляны, дни сожжены.
Голод и тиф расставляют посты.
– Мамочка, мама, что делать? Мне страшно!
 
Дочка по дому крадётся, как вор,
крепко к груди узелок прижимая.
Лязгнул засов. – Ах, башка ты дурная! –
мать перед носом захлопнула дверь.
– Хватит, отца схоронили… теперь…
Стой! Не пущу на погибель! Не спорь!
– Мамочка, мама, сбегу я, родная!
 
Часть партизан оказалась в кольце.
Ливень свинцовый прошёлся по лесу.
Немцы орут – не понять ни бельмеса.
Зося уводит к болотам врагов.
Лай автоматов неистов, суров.
Вдруг пошатнулась, меняясь в лице:
«Мамочка, мама… не чувствую веса»…
 
…Ельник баюкает ряску болот.
Зори притихли, сражений не помнят.
Кружит над кронами птица-паломник.
И отражается в птичьем зрачке
холмик и женщина в чёрном платке.
Чудится той, будто птица зовёт:
– Мамочка!
Мама!
Не плачь!
Хорошо мне!..
 
Мучаю бедную маму свою.
Что же мне делать? Такая я дура.
Ни красоты, ни ума, ни фигуры…
Любят меня грызуны,  тараканы,
Да пристают пацаны- хулиганы.
Пугалом вот в огороде стою.
-Мамочка, мама! Клюёт меня кура!
Борька, крысёнок, кусает за нос!
Камнем застряла в желудке котлета!
(Быть недотёпой – дурная примета)
Жалит крапива, едри её в пень! -
Снова несу несусветную хрень.
Пчёлкой жужжит в черепушке вопрос:
-Мамочка, мама, за что мне всё это?!
Мама молчит, надоела я ей,
Кол на башке мне осиновый тешет.
Ходят под окнами Ванька Орешин
С Сенькой Пионовым, ищут войны,
То ли обкурены, то ли пьяны,
Даже меня, недалёкой, дурней.
-Мамочка, мама! Крысёнок-то бешен!
Пена у рта появилась – смотри!
Мама устала:  - Башка ты дурная!
Кол не поможет…Что делать – не знаю…
Ну, тебя, доча, дурынду, в болото!
Больше возиться с тобой неохота.
Пусть тебя черти разделят на три!
- Мамочка, мама! Какая ж ты злая!

31. А ну-ка, девушки!

Spoiler: Highlight to view

На 5.2. Мамочка, мама

Мяч пролетел над воротами – бах! –
стёкла посыпались в дворике школьном.
– Чтоб вас… - директор ворчит недовольно.
– Зось, подойди-ка! – нахмурилась мать –
Бестолочь! В куклы не лучше играть?
Стебли крапивы взметнулись в руках…
– Мамочка, мама, ой, жалится! Больно!
 
Сунула Борьке крысёнка в портфель.
«Смеху-то будет! – сощурилась Зося –
Цапнет за палец – чертяка курносый
больше не дёрнет за косы меня!»
И, за ребятами лихо гонясь,
по переулкам разносит апрель:
– Мамочка, мама, как Борька несносен!..
 
Белое платье. Июнь. Выпускной.
Тонет в пионах посёлок Орешин,
в звуках оркестра, в румянце черешен.
Зося, не пряча восторженный взгляд,
с Борей танцует все танцы подряд.
Сбилось дыхание тёплой волной.
«Мамочка, мама, как сердце трепещет!»
 
Скрежет металла. На танках кресты.
Чуждая речь. Дымом воздух пропахший.
Пал на фронтах не один однокашник.
Борька… под Брестом в начале войны.
Ночи расстреляны, дни сожжены.
Голод и тиф расставляют посты.
– Мамочка, мама, что делать? Мне страшно!
 
Дочка по дому крадётся, как вор,
крепко к груди узелок прижимая.
Лязгнул засов. – Ах, башка ты дурная! –
мать перед носом захлопнула дверь.
– Хватит, отца схоронили… теперь…
Стой! Не пущу на погибель! Не спорь!
– Мамочка, мама, сбегу я, родная!
 
Часть партизан оказалась в кольце.
Ливень свинцовый прошёлся по лесу.
Немцы орут – не понять ни бельмеса.
Зося уводит к болотам врагов.
Лай автоматов неистов, суров.
Вдруг пошатнулась, меняясь в лице:
«Мамочка, мама… не чувствую веса»…
 
…Ельник баюкает ряску болот.
Зори притихли, сражений не помнят.
Кружит над кронами птица-паломник.
И отражается в птичьем зрачке
холмик и женщина в чёрном платке.
Чудится той, будто птица зовёт:
– Мамочка!
Мама!
Не плачь!
Хорошо мне!..

.

 
Кот пролетел по двору – и ага! –
больше не будет ни бегать, ни прыгать.
«Чтоб вас!.. - ворчит в подворотне барыга,
- Вот живодеры, ити вашу мать!
Ироды! Нет чтобы в куклы играть!..»
Взрыв прогремел у барыги в ногах -
беспрекословно девчоночье иго!
 
Завучу сунули крысу в штаны.
«Смеху-то будет! – оскалилась Даша, –
Цапнет за… палец – и ваши не пляшут!
Больше не будет за двойки ругать,
сам же их ставя в дневник и в тетрадь.» …
Стремно в просторах советской страны -
от Днепрогэса до Уралмаша.
 
Белые платья. Июнь. Выпускной.
Тонет в пруду участковый Орешин.
Верный Мухтар на осине повешен.
Даша, не пряча восторженный взгляд,
к берегу тащит тротила заряд.
Сбило дыхание тёплой волной ...
Дядя Орешин был строгостью грешен.
 
Скрежет металла. На танках кресты
плавятся ночкой июльской погожей.
Но у танкистов счастливые рожи.
Рады, что в самом разгаре войны
Дашей машины войны сожжены.
Мысли фашистов донельзя просты:
танки заменят нескоро, похоже.
 
Часть партизана лежит на крыльце,
а остальное стекает по крыше.
Немцы летают немножечко выше.
Даша уносит с бугра миномет -
больше в деревне НИКТО не живет.
Область родная у Даши в кольце -
здесь не осталось ни кошки, ни мыши…
 
… Ельцин в Москве принимает парад,
хоть после баньки не вяжет и слова -
будут травить анекдотами снова.
И отражается в пьяном зрачке
бабушка Даша с рукой на чеке.
Чудится той, будто кличут в наряд:
- Даша, готова?
- Конечно, готова!
 
Басни мораль до предела ясна:
есть-таки женщины в русских селеньях!
Пусть воспевает любимых оленей
чукча в объятьях суровой зимы,
женщин Отечества чествуем мы.
- Мир вам, родные, спокойного сна!
Ну и – гранаты сменить на пельмени.
*)

32. Папочка, папа

Spoiler: Highlight to view

На 5.2. Мамочка, мама

Мяч пролетел над воротами – бах! –
стёкла посыпались в дворике школьном.
– Чтоб вас… - директор ворчит недовольно.
– Зось, подойди-ка! – нахмурилась мать –
Бестолочь! В куклы не лучше играть?
Стебли крапивы взметнулись в руках…
– Мамочка, мама, ой, жалится! Больно!
 
Сунула Борьке крысёнка в портфель.
«Смеху-то будет! – сощурилась Зося –
Цапнет за палец – чертяка курносый
больше не дёрнет за косы меня!»
И, за ребятами лихо гонясь,
по переулкам разносит апрель:
– Мамочка, мама, как Борька несносен!..
 
Белое платье. Июнь. Выпускной.
Тонет в пионах посёлок Орешин,
в звуках оркестра, в румянце черешен.
Зося, не пряча восторженный взгляд,
с Борей танцует все танцы подряд.
Сбилось дыхание тёплой волной.
«Мамочка, мама, как сердце трепещет!»
 
Скрежет металла. На танках кресты.
Чуждая речь. Дымом воздух пропахший.
Пал на фронтах не один однокашник.
Борька… под Брестом в начале войны.
Ночи расстреляны, дни сожжены.
Голод и тиф расставляют посты.
– Мамочка, мама, что делать? Мне страшно!
 
Дочка по дому крадётся, как вор,
крепко к груди узелок прижимая.
Лязгнул засов. – Ах, башка ты дурная! –
мать перед носом захлопнула дверь.
– Хватит, отца схоронили… теперь…
Стой! Не пущу на погибель! Не спорь!
– Мамочка, мама, сбегу я, родная!
 
Часть партизан оказалась в кольце.
Ливень свинцовый прошёлся по лесу.
Немцы орут – не понять ни бельмеса.
Зося уводит к болотам врагов.
Лай автоматов неистов, суров.
Вдруг пошатнулась, меняясь в лице:
«Мамочка, мама… не чувствую веса»…
 
…Ельник баюкает ряску болот.
Зори притихли, сражений не помнят.
Кружит над кронами птица-паломник.
И отражается в птичьем зрачке
холмик и женщина в чёрном платке.
Чудится той, будто птица зовёт:
– Мамочка!
Мама!
Не плачь!
Хорошо мне!..
 
Папочка, папа! Чего-й то они?!
Нетути, что ли, стихов для пародий?!
Мой-то хорооший и жалостный, вроде...
Сразу видать, не народ, а графья!
Папка, расстроена Рая твоя.
Рученьки белы ко мне  протяни,
Дочку спаси от графьёвских отродьев!
 
Всё от фамилии, папочка, да?
Вот бы была бы какая другая –
Шла бы я гордо большими шагами!
И сочиняла б другие стихи,
Не было б в них никакой чепухи!
Горевы мы – в этом, папка, беда!
Вот потому изгаляются... гады!
 
Ляпов нашли... Где там ляпы-то, где?!
Я же туда партизан... и болото...
Это собачиться мне неохота –
Ждал бы графьёв однозначно калаш!
Я бы устроила нафиг Крымнаш!
Каждый жалел бы, кто чем-то задел!
Папочка! Нынче я добрая что-то...
 
Папочка, папа! За что так со мной?
Ну не смогла до сердец достучаться –
Это ж со мною бывает нечасто!
Мож, на Стихире оценят меня...
Горевой быть не хочу я ни дня,
Дочку простишь ли, папаня родной?!
Папочка, блин! Почему ты не Счастьев?!

 

33. Пикантное

Spoiler: Highlight to view

На 12-4 Душа поёт

Душа поет, стремясь отвесно ввысь.
Даешь медаль на грудь, а в руки карты!
Меня назвали «умником» надысь,
Причем при обстоятельствах пикантных.
 
Я шел без задних мыслей вдоль реки,
Где цапли мирно ели жаб горластых.
Хотя, конечно, все мы чудаки -
Дерем свой рот, пока не склеим ласты.
 
И видел бог, прищурившись с небес,
Что я не лез ни разу первым в драку.
Но тут меня, видать, попутал бес
И подложил свинью, точнее – рака.
 
Соблазн поймать был явно выше сил,
Самим Всевышним данных человеку …
И рак меня за руку укусил,
Когда ее за ним я сунул в реку.
 
От боли взвыв как волк, само собой,
Решил я выслать срочную подмогу
Руке, в реке ведущей смертный бой,
И вслед за ней засунул в реку ногу…
 
С большим трудом я выполз на причал,
Пугая жаб и цапель бранью шумной.
А злой рыбак из лодки мне кричал,
Что я «даю» и сразу видно – умный!
 
Душа поёт, стремясь отвесно ввысь.
Её вокал попутно ветер множит.
Я так пропеть попробовал надысь,
Летя отвесно вниз с подбитой рожей.
 
Упал на куст сирени под окном –
И только потому не склеил ласты.
Меня, как переехали катком,
А может, затоптал табун рогастых.
 
От боли волком взвыв, само собой, –
Не раком же свистеть на самом деле,
Набрал «103» поломанной рукой,
И доктора на скорой прилетели.
 
И стали выяснять, мол, что к чему,
Зачем я падал голым среди ночи
С восьмого этажа, и чей-то муж
За что меня добить гантелей хочет?
 
На улице плюс пять, в носилки вмёрз
И, посмотрев на доктора с тоскою,
Я мёртвым претворился. Едем в морг.
Заснуть нельзя, не то реально вскроют.
 
Приехали… И тысяча чертей
В глаза мне засмеялись мрачновато…
Кто ж знал, что муж любовницы моей
По должности – патологоанатом.

34. Нетрезвое 

Spoiler: Highlight to view

На 1.2 Полынь

Пока не пройден собственный зенит,
И колокольчик во поле звонит,
Но не по нам – мы ветрено-беспечны,
Все кажется, закаты далеки,
И не с руки нам черпать из реки,
Что памяти уносит человечьи.
 
Пока горчит обыденность в ночи,
А бес в ребре тревожит и кричит,
Нам хочется забраться в Антарктиду,
На Атлантиду, к чёрту на рога,
Перелистав моря и берега,
Взлететь над суетой, пропасть из виду,
Взглянуть на бег по кругу свысока,
Глотнуть небес, потрогать облака,
Сорваться вниз и падать, падать, падать -
Сквозь боль и радость, счастье и беду,
И отразиться звёздами в пруду,
Самим себе за мужество в награду...
 
Но нам назначен выверенный срок,
И мы пройдем сквозь глину и песок,
Иного мира прошеные гости.
Когда же он, безжалостный на вид,
Нас всех удочерит-усыновит,
Мы прорастем полынью на погосте.
 
Пока не пройден собственный зенит, 
пока во голове моей звенит, 
И хочется с утра опохмелиться, 
Меня то глючит, то колбасит, то 
Из зазеркалья смотрит конь в пальто 
И ржёт в лицо, и чешет ягодицу. 
 
До беса на меня тот конь похож! 
Во глаз его смотрю – бросает в дрожь 
И думаю – куда забраться лучше: 
На Африку? А может, на тайгу, 
Перелистав все кедры на бегу? 
Когда я полутрезв – такой бегучий! 
Конь фыркнул, бритву взял и помазок, 
Побрился, полквартиры пересёк, 
Сказал: «Пора», – сказал по-человечьи – 
«Пора идти сквозь глину и песок 
Во мир иной. Прими на посошок»… 
И радостно копытом двинул в печень. 
 
С тех пор, когда обыденность горчит, 
Ко мне приходит конь, а с ним пиит 
И мы втроём слагаем оды пиву. 
Пока заткнулся собственный цирроз, 
Не заберусь, не ждите, на погост. 
Стишарить буду глупо, но красиво. 

35. Чайная запарка

Spoiler: Highlight to view

душевный отклик на 5.1. Чайная пара

Он приезжает нечасто – за месяц раз.
Но приезжает… И чмокнуть – склоняет голову.
А у нее сеть морщин у таких же глаз,
Как у него… Только волосы цвета олова.
 
Очень задолго она начинает ждать:
Что-то готовить, о чем-то вздыхать непрошено.
Он позвонит ей и выяснит, в чем нужда.
Плюхнет на кухне тяжелый пакет с картошкою.
 
Вымоет руки под рев одичавших труб,
Молча присядет за стол, оценив старания
Только смягчившейся складкой упрямых губ…
Чайную пару она достает заранее.
 
В блюдце варенье, а в чашке душистый чай,
И на окне Королевский пирог с конфетами.
А у него «Буратину» лабает «Чайф»
Где-то внутри головы… и мустанги бегают.
 
Спросит она про учебу, про «как дела».
Ей бы про жизнь, про любовь, как в бразильских сериях.
Он пробурчит, он подросток, он весь – скала:
Жесткий, колючий, и камни шуршат в расселинах…
 
Вспомнится после… на чашках цветной узор
И позолота причудливой повиликою,
Пахнет малиной, тихонько звенит фарфор,
И половицы скрипят, и часы пиликают…
 
Все повторится, но как-нибудь невзначай:
Выплывет чайная пара из дня вчерашнего,
Будет на блюдце варенье, а в чашке чай…
Только никто не присядет его расспрашивать
.
 
Он забегает частенько – раз пять на дню,
В двери коморки просунув носато голову.
А у отца на макушке от горя «ню» -
Лысая горка из дряблого тела голого.
 
Папа реально не успевает ждать:
Ни приготовить, ни постирать как следует,
Даже побриться, щека – еще тот наждак.
Плачет по ней, убивается бритва дедова.
 
И не горит полинявший на нет очаг,..
Что очень кстати, ведь гость дорогой - из дерева.
Ну а хозяин буквально вконец зачах -
Жизнь без забот безвозвратно, увы, утеряна.
 
Бурей в стакане бушует холодный чай,
Плавает там, бултыхается муха пегая.
А Буратино на смарте лабает «Чайф» -
Видно, внутри головы тараканы бегают.
 
Спросит отец про учебу и про друзей.
Как там Пьеро? А Мальвина? Неужто замужем?
Сын исподлобья глядит, Карабаса злей.
Было б здоровье, сейчас оттягал бы за уши…
 
Видится Карло, как будто в немом кино,
ужас в натуре и сцена теперь зловещая:
Кореш Джузеппе несет на плече бревно,
А тараканы уже копошатся в трещинах…
 
Все повторится снова - не раз и не два.
В смутном предчувствии будущих бед и ругани
Будут папаши упорно ломать дрова
И буратин бестолковых из них выстругивать.

36. Парашутка №7. Магомет и Гора

Spoiler: Highlight to view

на 4.2. Няня

Крепыш толстощекий болтает ногами -
Смотрите, какие большие шаги!
Его любит мама и все в Намангане,
А Горева Рая – сильнее других.
 
Она обнимает – и мир замирает,
Легонько щекочет – приходит игра.
А имя недлинное – Горева Рая –
Легко сократилось до просто Гора.
 
Малыш Магомет и Гора неразлучны
Ни много ни мало – без месяца год.
Пока он гуляет у няни на ручках,
Но ест за троих, за троих и растет...
 
Ползут по стене переливы рассвета.
Малыш потянулся, ему хорошо.
Но где же Гора? Не пришла к Магомету?
Он встал, осторожно шагнул. И пошел.
 
У Горевой Раи мужик-то болтливый:
Болтает губой, головой и ногой.
Глазищи по блюдцу, а нос - сизой сливой,
Для Раи  - отрада красавец такой.
 
Его, Магомета, отважная Рая,
Украв, притащила откуда-то с гор.
Он мал и тщедушен, а Рая - большая.
Но счастливы все же они до сих пор. 
 
Счастливей, пожалуй, не сыщешь на свете.
Щекочут друг друга -такая игра.
Она его кличет - малыш Магометик,
А он ее - Рая Большая Гора.
 
Как только закат за окном заалеет,
Так Рая обычно приходит с игрой.
Но близится старость, и стало труднее
Играть Магомету с огромной Горой.
 
Бывает, что Рая налижется где-то
И не доползет, упадет на кровать.
Но если Гора не идет к Магомету,
То сам он приходит ее щекотать.
 
А та, несмотря на синдром опьяненья,
Его не прогонит, не вымолвит: "Кыш!",
Возьмет да посадит к себе на колени:
"Садись, поболтай чем-нибудь, мой малыш".

37.Неурожайное

Spoiler: Highlight to view

Эта стезя капризна, щедра, ревнива,
Стоит взойти на ниву – надсадит нива,
Захомутает, вынудит созидать.
Слово уронишь – проклюнется строчек ворох.
Сложишь неловко в строфы – родится морок,
Тлен синергии, гневная благодать.

Что в ней ни сей, умножит посев безмерно.
Бросишь любовь – плодятся печаль и скверна.
Ткнёшь добродетель – скопом растут грехи.
Тянутся мысли, вьются лозой построчно,
Крутишь, ломаешь, правишь им позвоночник,
Но с урожая снимешь недостихи.

Хитрые, злые, вздорные – всякого сорта.
Если дозрели, за уши тянешь гордо
К небоосёдлым жителям напоказ.
Сердце ознобко и елко от счастья бьётся,
Вырвешь уродца в люди – добьют уродца,
Разбалагурят, определят в запас.

Отхохоча, отплача, поймёшь о многом:
Все мы бозоны Хиггса, частицы Бога,
Знаки в узоре, взбалмошные стихи
От словоморья до самого древоречья,
Капельки-мульки в облике человечьем,
Ну и отчасти круглые дураки.

 

Если приходит голод, и сохнет глотка –
Тянутся мысли, рты открывая кротко;
Кожа да кости,  ломкие позвонки.
Слово уронишь – наполнить пустое брюхо,
Звуки развеет ветер – суха краюха,
Рёбра наружу, высохли кулаки.

К югу кочуют тучи – ни шатко, ни елко,
Недостихия – с вечностью мелкая сделка.
Небоосёдлость – мнима, себе ни лги.
От словоморья до самого древоречья
Сердце напитано горечью, злобой, желчью –
Рифма с просодией проданы за долги.

Маковы зёрна истин горчат палёным,
Отбалагурили в роще берёза с клёном –
Еле живые ёрзают языки.
Глухо внимая зову немого Стикса,
Калинов мост освещают бозоны Хиггса,
Редкий протон долетит  до смысла реки.

38. Покаянное

Spoiler: Highlight to view

На 1.1. На станции Вшеноры

Стоят унылые столбы
вдоль тихой станции Вшеноры*.
Кукушка время теребит,
а сумрака сердитый норов
несносен, и в преддверьи дня
и вечерами - одинаков.
К фонарному столбу она
идёт, представив - к Пастернаку.
Упрямства ей не занимать,
легко вышагивая версты
по сырости, идёт в туман,
с ней лист - осенний перевёртыш.
У дуба силы наберёт,
наполнясь верой с каждым вздохом,
и по платформе взад-вперёд
ступает, шарф прикрыв ладонью.
Ей это нужно, может быть
в письме к нему найдёт опору.
Грустят унылые столбы
на тихой станции Вшеноры.

 

Он на пороге встал столбом,
в лице тоска почти что щенья.
Едва не вышиб двери лбом
в надежде выпросить прощенье -
пропал вчера в преддверьи дня.
Загул закончился однако.
Небрит, расстегнута мотня -
он непохож на Пастернака:
глаза вылазят из орбит,
и в них туман. Синеют губы.
Рукав уныло теребит.
Со стороны взглянуть - дуб-дубом.
Но что-то в нём такое есть -
в напрасных поисках опоры
упрямец подтянулся весь.
Хотя... не жди, он рухнет скоро -
вот-вот укатится под стол,
вином сражённый перевёртыш.
Пора сказать:
- Не стой, как столб,
входи, не то ковёр испортишь.

39. Я мог бы стать

Spoiler: Highlight to view

на 1.2. Полынь 

Пока не пройден собственный зенит,
И колокольчик во поле звонит,
Но не по нам – мы ветрено-беспечны,
Все кажется, закаты далеки,
И не с руки нам черпать из реки,
Что памяти уносит человечьи.

Пока горчит обыденность в ночи,
А бес в ребре тревожит и кричит,
Нам хочется забраться в Антарктиду,
На Атлантиду, к чёрту на рога,
Перелистав моря и берега,
Взлететь над суетой, пропасть из виду,
Взглянуть на бег по кругу свысока,
Глотнуть небес, потрогать облака,
Сорваться вниз и падать, падать, падать -
Сквозь боль и радость, счастье и беду,
И отразиться звёздами в пруду,
Самим себе за мужество в награду...

Но нам назначен выверенный срок,
И мы пройдем сквозь глину и песок,
Иного мира прошеные гости.
Когда же он, безжалостный на вид,
Нас всех удочерит-усыновит,
Мы прорастем полынью на погосте.

 

Пока зовёт к обеду бригадир
Мой глаз упорно пялится в надир,
Где, словно бог с половником - Светлана!
Что мне рагу, солянка и компот,
Когда нутро давно сжигает пот,
Спасти от мук любви не сможет ванна.

Куда бежать, к чему доминикан
Искать душе, звенящей, как стакан,
Пока вино страстей краёв не знает.
И как понять, каких заради тайн
Я был судьбой пристроен на комбайн,
Хотя мне жизнь назначена иная.
Я мог бы стать глотателем ножей,
Мог в Антарктиде разводить ежей,
Мог фараоном быть в истоках Нила.
Но, разменяв на сюр мечты свои
Я сам пошёл, как заяц в пасть змеи,
Когда Светлана взглядом поманила.
Всё довелось мне: трогал облака,
Хоть не с руки, но небо мял в руках
И, как варяг, вовсю стремился в греки.

Беспечность, плиин, немаленький порок
И отмстит неслабо - выйдет срок
Черпать руками огненные реки.

40.Парашутка №8. Жертвы голубиных глаз

Spoiler: Highlight to view

на №9. Снегурочка

Горит костёр, чадит, клубится, косматый дым – на сто аршин. 
Шумит народ, умолкли птицы, и мрак выходит из лощин. 
Мне душно – воздух пересушен, стою у лютого огня. 
Вдали, над лесом, чьи-то души. Я вижу их, они – меня. 
Молюсь. Тревожно. Сердце ноет. Ладони сложены крестом. 
Сбивая пламя смоляное, мелькают люди над костром. 
«Довольно стыть, айда за нами!» – подруга милая кричит. 
А я дрожу… И вижу маму у жарко пышущей печи, 
её опущенные плечи и голубиные глаза. 
Горят оплавленные свечи, ложится тень на образа, 
мурлычет кошка на полатях, висит засушенная сныть. 
Я слышу строгий голос тяти: «Иди, погрейся, хватит стыть!» 
В окне закатный луч алеет, макушки сосенок медны… 
И мне всё горше и больнее – здесь, в полушаге от беды, 
где выжжен снег, растоплен иней, где чумовая толкотня. 
В пылу, в костровой сердцевине я вижу смерть, она – меня. 
Я всем чужая – это страшно. Насмешки слышу за спиной. 
Бегу к огню… И веет с пашен благословенной тишиной.

 

Едва переставляя ноги,
Иду с работы поздно я.
И тишина...А вдоль дороги
с косАми мёртвые стоят.
И я застыла, как трусиха,
Смотрю на мертвых сквозь кусты.
И вдруг один бормочет тихо:
«Иди к нам, доча, хватит стыть».
Боюсь, но вглядываюсь в рожи.
Вдруг… вижу пьяного отца.
Я: «Тятя, тятя! Сколько можно?
Ты стал страшнее мертвеца!»
А он косой призывно машет
И говорит мне не тая:
«А знаешь, что твоя мамаша -
голубка дряхлая моя -
обозвала меня дубиной,
сказала, я - сплошной изъян.
Моргнула глазом голубиным -
и стал я вдруг мертвецки пьян...
Чего не сделаешь по пьяни?
Вот, не во сне, а наяву
беру косу, иду к поляне 
косить, как заяц, трын-траву.
А всё голубка виновата
в том, что я – выкидыш семьи!
И не один я: вот ребята
еще, соратники мои…»
И впрямь: стоят мужчины с краю,
забыв родные адреса,
косят под жмуриков… страдают 
за голубиные глаза.

41. Несвежий образ, или Шерше ля фам

Spoiler: Highlight to view

на номер раз СпецтураСнежная баба

Пригорюнилась снежная баба у замшелого старого пня.
Бабе избу горящую кабы да летящего птицей коня...
Да и пень бы чуток помоложе - развалился на старости лет,
Пожелтела корявая кожа от избытка дрянных сигарет.
 
Непослушный с рождения волос на макушке давно не живет,
Свой надсаженный внутренний голос демонстрирует дряблый живот.
А у бабы изъела прическу вездесущая белая ржа.
Затянувшейся черной полоской жизнь прошла, гомерически ржа.
 
А казалось, не будет предела соловьиным залетным ночам.
Два сплетенных в объятиях тела звездный вальс до рассвета качал.
«Навсегда» принималось как дата под шальные куранты копыт,
И не верилось в то, что когда-то их стреножит безжалостный быт.
 
Но сбылось - до обидного скоро, отменили начальный маршрут.
Апогеем немого укора - зеркала, что ни капли не врут.
И питаются кормом подножным неуемные в прошлом мечты.
Невозможное стало возможным для обычной семейной четы.
 
Ни надежд, ни особых хотений не положено бабам таким,
Под глазами повесились тени на веревке зеленой тоски.
Незаметные прежде ухабы спотыкают по сто раз на дню…
Загрустившая снежная баба притулилась к замшелому пню.

 

Я стишок накорябал про бабу – то ли снежную, то ли живьем.
И, на конкурсе выиграть дабы, присобачил к ней избу с конем.
И стояла она терпеливо атрибутики левой промеж -
Не использовал только ленивый этот образ, что сказочно свеж.
 
Вечным сном почивавший Некрасов заворочался нервно в гробу
И промолвил надсаженным басом, что по полной сейчас огребу.
Мол, достали уже графоманы, измочалив поэмы строку.
Финский ножик достал из кармана и сказал, что изрежет в муку.
 
Я ж крестился руками, ногами – всем, чем мог и пока что владел.
Ну а баба скучала, нагая, оставаясь слегка не у дел.
Не на шутку рассерженный гений наводил выходной марафет,
И казался собакой на сене мне великий российский поэт.
 
Видел я, что и сам он не против покататься с той бабой в санях…
Не использую больше в работе русских баб, даже тех, что при пнях.
В одиночку слоняюсь по дому, ибо мудр, а не то чтобы слаб.
И коню очевидно любому: неприятности в жизни - от баб.

42. Сила воображения

Spoiler: Highlight to view

на номер дыва Спецтура: Просто представь!..

просто душевный отклик:

Представь на минуту, что бойкое лето
в открытые окна вливает жару,
что в сумочке ждут отпускные билеты,
а в гнёздах под крышей стрижата орут.
Что море шуршит, набегая на берег,
и шепчет: "ссскорее сссюда поспешшши..."

Что в старом фонтане, ничуть не робея,
резвятся, в восторге визжа, малыши.

А ты, вся изящна, легка и воздушна,
вот-вот оторвёшься от пут бытовых
и, вместо давно надоевшего душа,
нырнёшь в ароматы зелёной травы,
соснового леса и дынного юга,
где море сверкает, как чудо-кристалл...

За окнами снова беснуется вьюга.
Укутайся пледом - и просто представь...

 

Представь на минуту, на час или больше,
в открытые уши втыкая лапшу,
что ты одессит и зовут тебя Мойша,
ты перлы рожаешь под хохота шум.
Мол, кто-то потырил шаланду у Кости,
покуда хозяин до ветру ходил.
Биндюжники квасят и режутся в кости,
рыдает на рейде шальной крокодил.
А ты, весь изящен, в блестящих штиблетах,
на раз оторвался от пут бытовых.
Вот-вот в апогее одесского лета
нырнёшь с головой в ароматы «травы».
И станет морская волна по колено,
и будет на сердце легко и чудно,
а в потном бокале запенится пена...
 
Представил? Теперь заплати – за кино.

43. Фэйтал эррор, или Залог равенства

Spoiler: Highlight to view

душевный отклик на номер тыри Спецтура: 1984, 404

Не ошибаться – свойство богов. 
(Демосфен, вроде, но могу ошибаться)
 
Невозможное – возможно, 
Неутопий – пруд пруди. 
Предположим осторожно – 
Граммар-наци победил.
 
Обозначились границы 
«Безошибочной» страны. 
Переехали в столицы 
Гильотинные чины. 
 
Написали в спецотделах 
Кодекс, правила, декрет: 
За безграмотность – к расстрелу, 
За бездарность – 10 лет.
 
И теперь отцы народа 
Те, кто выверен и прям. 
Друг народа – несвобода, 
Враг народа – графоман.
 
И в стране случилось чудо: 
Появились просто так, 
Точно в тему, пресно дуто, 
Сотни правильных писак.
 
Настрочили тьму творений, 
Каждый слог лелеет слух.
Всё так ровно, ладно, в меру 
Аж захватывает дух!
 
Но где нравы слишком строги – 
Бесталанность впереди. 
Потому, что бесов много, 
А создатель – он один.
 
Мир свобод здоров и гибок, 
Мир табу – зажатый нерв. 
Если в жизни нет ошибок – 
Значит, жизни 
Тоже 
Нет.
 
Если чешет кто в затылке,
То ни разу не беда.
А вот рома три бутылки -
Это слишком, господа…
 
Три знакомых силуэта
Обозначились в ночи.
И базарили при этом,
У кого престижней чин.
 
Член писательских союзов
Бил себя ногами в грудь:
«У меня в медалях пузо!
10 книжек – это круть!»
 
Но, критично глаз прищурив,
Критик речь свою держал:
«Я стихийных нив Мичурин
В самой строгой из держав!»
 
Отрыгнул владелец сайта,
Внутрь отправив алкоголь:
«Ваши саги о форсайтах
Без меня – полнейший ноль!»
 
Каждый первый - самый хитрый,
Царь зверей и даже Бог.
Разобраться без пол-литры
Тут и дьявол бы не смог.
 
Бесподобны эти трое,
Эффективен тяжкий труд -
Из порожнего в пустое
Что угодно перельют.
 
И - без пыли и без грома -
Вдрызг ужрались пацаны.
После трех бутылок рома
Все достаточно равны.

44. Эльфы отдыхают

Spoiler: Highlight to view

душевный отклик на номер чытыри Спецтура: Эльф

– Сдавать экзамен в столице эльфов непросто, Клава,
Провинциальным гранитно-грубым пещерным троллям.
Там нужно бегать, летать и прыгать, нырять и плавать –
Я бегал волком, скакал лягушкой и плавал кролем;
 
Летал вороной, нырял тюленем, качался кленом;
Я был кометой, речным туманом, горячей лавой...
Смотрели эльфы, чесали уши: "Ты что, зеленый?"
Но пошептались и дали паспорт. Ты видишь, Клава –
 
В коре дубовой прохладный бархат ажурных листьев,
Прожилки-буквы: "Сей паспорт выдан Смирнову Коле.
Он отличился и был замечен Отцом-министром.
Он будет эльфом, а не дремучим пещерным троллем..."
 
А помнишь, Клава, как ты сказала, что только с эльфом
Прекрасны звезды, душисты травы и ласков ветер.
Ты улыбнулась и убежала, всё было мельком –
Неслось вприпрыжку: кончалась школа, звенело лето.
 
И в тот же вечер, когда сидели под старой елью,
Дробились блики и собирались дорожкой лунной,
Ты засмеялась и повторила, что только с эльфом...
 
Она вздохнула: – Какой ты глупый.
Какой ты глупый.
 
Скачал я как-то кино про эльфов бесп… на халяву -
На круто-модном и запрещенном пиратском сайте.
Но  при закачке немного пива пролил на клаву.
В итоге ж… аут – скончалась клава под вечер в хате.
 
Блин! Что тут было! Кино про эльфов - померкло сразу,
И даже кошка курила нервно, закрывшись шторкой.
На нецензурном без перебоя роняя фразы,
Я бегал волком, скакал лягушкой, носился орком.
 
Пугая галок, летал от хаты и до уборной,
По огороду на самокате устроил ралли.
Накрылись игры в онлайн-режиме и сайты порно!
Теперь неделю – никак не меньше – торчать в реале.
 
Вороной каркал, пищал тюленем, кричал маралом.
Ведь это ж надо – цистерна дегтя на меда ложку!
Чем ближе к ночи, тем больше перло и разбирало.
Соседка Маня шептала что-то про неотложку.
 
И та явилась - не запылилась, ревя сиреной,
Когда в кладовке я мылом мылил уже удавку.
Меня схватили и спеленали. «Какого хрена!..» -
Врачи козлились, но пошептались –
И дали справку.

45. Не знали пацаны

Spoiler: Highlight to view

5.4. Марья теперь у пристани.

Не знали пацаны, что Пупкин из «Марьи» триптих сделал.
А поэтому прошу сначала ещё раз ознакомится с исходником!!!
 
Почему эту марью не стали пародировать –
                                     а ты попробуй, а я посмеюсь.
                                                                                          АС Пупкин.
 
Баритонит Дассен про тьму, свет, яркость  и потянувшуюся траву.
«Où es-tu? Et où chercher tes traces? Птица, похожая на руку, цепляется за жизнь, но небо пробирает озноб. Мурашки. Звёздные мурашки. Странница. Странница не хотела, «она смотрит ввысь крошечными глазами дышит и цепляется за жизнь». Что вы знаете про то, как  трудно цепляться за жизнь крохотными глазами?
 
Вступает оркестр.
Дассен начинает петь под лирическую мелодию.
 
Марья забыла многое, вот и сидит у пристани.
Щурится, голоногая, глядя на воду пристально.
Выставив к солнцу малое, а, может быть, и многое,
смотрит, как блики плавают.  Молча глядит, не трогает.
 
По-над рекой разносится  злобное «зз» комАрее.
Вторят разноголосице марьины комментарии:
«Были б они не карие… Если б не лично вывела…
Эх, вы,  гуманитарии, если б  не мы, так we will you»!
 
Дассен  прекращает петь и начинает баритонить под оркестр.
Вставай,  через тебя прошли твои мёртвые друзья, оставшиеся врозь. 
Не бойся,  странница!
Конец пути далеко за нами, колокольчик благополучия не радует взгляд.
 
Дассен  опять переходит на пение.
 
Марья сидит у пристани, Марья рыдает истово.
Мяч, как ведётся  исстари,  светит звездой лучистою.
Блики не тонут в реченьке.   Вывела их, и плавают.
Карие. Человечие.  Сцуко, не тонут, главное!
 
Где же ты? И где искать твои следы? Как тебя зовут - никто не может мне подсказать.
Лишь во сне порой приходишь ты ко мне, чтоб уйти под утро опять…

46. оКольно-тролльное

Spoiler: Highlight to view

на 4. Эльф

– Сдавать экзамен в столице эльфов непросто, Клава,
Провинциальным гранитно-грубым пещерным троллям.
Там нужно бегать, летать и прыгать, нырять и плавать –
Я бегал волком, скакал лягушкой и плавал кролем;
 
Летал вороной, нырял тюленем, качался кленом;
Я был кометой, речным туманом, горячей лавой...
Смотрели эльфы, чесали уши: "Ты что, зеленый?"
Но пошептались и дали паспорт. Ты видишь, Клава –
 
В коре дубовой прохладный бархат ажурных листьев,
Прожилки-буквы: "Сей паспорт выдан Смирнову Коле.
Он отличился и был замечен Отцом-министром.
Он будет эльфом, а не дремучим пещерным троллем..."
 
А помнишь, Клава, как ты сказала, что только с эльфом
Прекрасны звезды, душисты травы и ласков ветер.
Ты улыбнулась и убежала, всё было мельком –
Неслось вприпрыжку: кончалась школа, звенело лето.
 
И в тот же вечер, когда сидели под старой елью,
Дробились блики и собирались дорожкой лунной,
Ты засмеялась и повторила, что только с эльфом...
 
Она вздохнула: – Какой ты глупый.
Какой ты глупый.
 
Любому ясно, что пошутила над Колей Клава –
он зря повёлся на сладкий шёпот, как глупый кролик.
У этих юных созданий в платьях одна забава –
сбить с толку сказками и, хихикая, троллить троллей.
 
Смотреть, как глупое чудо в перьях, с набитым брюшком,
сдаёт экзамен, стараясь вылезть из толстой шкуры –
то камнем тонет, то воет волком – кряхтит лягушкой,
желая с эльфом сравняться истинным на смех курам.
 
Не место троллям среди столичных широких улиц –
фальшивый паспорт туда не пропуск. Вернись в глубинку!
Но перед этим попробуй Клаву подкараулить –
подстереги её и легонько огрей дубинкой.
 
И сразу – в горы, неси добычу к себе в пещеру.
Когда  очнётся,  косматой тушей склонись над нею…
да не забудь улыбнуться нежно, клыки ощерив:
– Как видишь, Клава, я всех умнее.
Я всех умнее.

47. Мордоворот

Spoiler: Highlight to view

на номер 7 Спецтура. Круговорот

Время в круге мотает срок,
Прицепившись к секундной стрелке.
Механический старый бог –
Конкурент колеса для белки.
 
Бой курантов и бой в набат
С колокольни чужого храма;
О пророчестве возвестят
Первым словом ребёнка: «Мама!»
 
Возрождённый трёхликий Бог
К человечности звал упорно…
Время жизни как выдох-вдох,
Остальное по жизни – спорно.
 
Почему же в пустыне глас?
Вопиющего кто-то слышал?
Записал пару дерзких фраз
И из круга земного вышел.

 

Друг сердешный мотает срок,
Ну а я отдохну от стрелки.
За орехи, что дал мне бог -
Я сражаюсь упорней белки.
 
Бой курсантов и бой в набат
Мордобой у дворца и храма;
Слабаки разгром возвестят
Первым словом ребёнка: "Мама!"
 
Спирт, секс, драка - трёхликий Бог,
Кто-то квасит вино упорно,
Этим - драка как выдох-вдох,
Остальные по жизни - с порно.
 
Разве слабого слышен глас?
Мудреца разве кто-то слышал?
Изрыгнул пару мерзких фраз,
Двинул в глаз, плюнул в пол, и вышел.

48. Парашутка №9. Булимийное

Spoiler: Highlight to view

На 8. Недовкусие (3-й Паратур "Торопливо-чувственный")
Ступай за мной, я исцелю твой голод.
Молочную попробуй белизну –
мороз слизнув
случайную весну,
покрыл глазурью пряничной мой город.
Цукатны окна, ёлочные бусы
впитали свет волшебных фонарей…
представь скорей,
что мы вдвоём и грей
мои ладони яблочного вкуса.
Прозрачной долькой смеха без причины
обиды лёд растает пусть во рту,
и снова ту
я лёгкость обрету,
вскипающую пеной капучинно.
С конфетных душ давай обёртки стащим,
посмотрим, что есть общего в глуби –
как я, люби
корицу и имбирь…
Мой сон, покрытый корочкой хрустящей,
уйдет с тобой. А я украдкой спрячу
желаний список в сахарном снегу.
А вдруг  смогу

твоих коснуться губ
и заболеть их нежностью горячей.

 

Я поняла: ты болен булимией,
когда ты съел мой шелковый халат
и был так рад.
Но сотню раз подряд
еще чихнул. Ты не здоров, мой милый!
Потом ты съел мои часы и бусы,
и - главное - мой новый кошелёк.
Ну как ты мог?
Там деньги! Как ты мог?!
А ты сказал: он яблочного вкуса...
Теперь сидишь, смеешься без причины,
сосешь сосульку (что еще сосать?)…
Твою жеж мать!
Ты начал грызть кровать!
Твердишь: она так пахнет капучинно…
Тебя люблю, жалею я, конечно.
Но ты, родной, бессовестный всежуй!
Какое жуть!
Я тихо ухожу.
Ведь ты сказал, я пахну огуречно…

49. Сожаление

Spoiler: Highlight to view

душевный отклик на номер 12 третьего паратура:  Свет стучит по темени...

Свет стучит по темени
Каждый божий день,
Не хватает времени,
Боже, для идей.
Слезы порастрачены,
Выстужен покой…
Ну и где ты, сказочка,
Вздуманная мной?
Падаю с усталости,
Радуюсь – поесть.
Пять минут до старости…
Для чего я здесь?         
Бытом пообвычена,
Вымучена ждать,
Запропала женщина…
Женщина-мечта.
Никуда не денешься,
Не смеши народ,
Сердце, может девичье,
Дел невпроворот,
И сама то, ладно уж!
Но и не дурна.
Жизнь не шоколадная,
Только и смогла…
Быть добра уютами,
Сумками, едой…
Быть добра – заботами,
Взглядами, собой...
Уберечь спокойствие
И здоровье всем.
Всё обычно, просто всё,
Правильно и с тем…
Не хватает времени,
Боже, для души…
Не хватает пламени, 
Чтобы согрешить.

 

Света бьет по темени
И по почкам бьет.
Нет просвета в темени
Жизненных забот!
Слезы льются ведрами -
Хоть хлебай ковшом.
Света нынче бодрая,
Что нехорошо.
Вздумал выдать сказочку
С беленьким бычком,
Нервно тыча в вазочку
Сморщенным бычком.
Мол, работа срочная -         
Прямо в Новый год.
Типа – не порочен я,
А наоборот.
В свежее предание
Верится с трудом.
Спьяну оправдания –
Форменный дурдом.
Бытом пообвычена,
Света в корень зрит.
Миг - и зуботычина
Портит внешний вид.
Быть добра уютами
Явно не спешит.
Будут ребра гнутыми -
Чисто для души…
Нет нигде спасения
И здоровья нет,
Хоть и вывел в сени я
Тайно интернет.
Душу давит бременем
Не побоев шок -
Не хватает времени 
Написать стишок!

50. Щекастая любовь

Spoiler: Highlight to view

На 4.4 Мурашный стих

Мой милый и слегка усталый муж,
приляг - а я тебя укрою пледом
и стану трогать. В точности неведом
секрет прикосновений никому.
Мурашно-осязаемый покой
снисходит на меня среди подушек.
Кого-то страсть объятиями душит,
но наш экстаз решительно другой.
Закрой глаза - и просто отдыхай,
тебе поглажу щёки, лоб и уши,
и снова щёки... Кто-то любит слушать,
моя любовь - безгласна и глуха.
Ей мало надо: плавно провести
ладонями и кончиками пальцев
по коже - в ощущеньях искупаться
и, вынырнув - сплести мурашный стих...
 
Ложись, мой драгоценный, на бочок
И подставляй свои большие щёки.
Их стану трогать... в сердце что-то щёлкнет...
Любовь, мой мужичок-бурундучок!
Я наслаждаюсь, щёки теребя.
И кто сказал, что стыдно быть щекастым?!
Завидуют, худышки! В щёчках – счастье!
Особенно в таких, как у тебя.
Что может быть прекрасней пышных щёк?
Я бьюсь от них в решительном экстазе,
И только оливье немелкий тазик
В какой-то мере... Нет! И он  – не в счёт.
Хоть уши – тоже орган хоть куда,
Как, впрочем, и другие части тела,
Но щёки тискать вечно я б хотела,
Они мои любимцы навсегда.
Пусть кто-то скажет: щёки – чепуха,
Характер, интеллект гораздо круче!
Скажу: отстаньте! – потирая ручки,
Моя любовь – безгласна и глуха (с).
Усталый муж – вот главный мой уют.
(Ох, так и тянет стих кропать мурашный!)
Барахтаюсь в любви...реально страшно...
Мне б вынырнуть... Но щёки не дают.

 

51. Ленивые Кончиты

Spoiler: Highlight to view

на 1.2.    незримое

год кончается
ни сдвига
спят юноны и авоси
мне б слова найти однако
вдохновенье тоже спит
недописанная книга
про авосевую осень  
зацепилась словно якорь
за беспочвенность обид
 
я сижу гляжу на звёзды
пью забористую зиму
застревает в горле комом
хоть не смейся хоть не плачь
и не то чтоб слишком поздно
просто всё невыносимо
не выносится из дома
колкий мусор неудач
 
днем не выйти
вдруг ослепну
от сверкающего снега
собираю неудачи
через нет и не могу
дом не дом а серый склеп но
жду от бога оберега
обереги же маячат
на далёком берегу
 
но юнона чинит парус
и авось его починит
вдруг пойму что беспричинен
этих волн-волнений шум
миг и я уже не парюсь
не тону в густой кручине
и незримому мужчине
письма нежные пишу

 

эх ленивые Кончиты… фаталистки  все и рёвы…
и покорные служанки злонамеренной судьбы...
стоит только их покинуть по делам государёвым,
обещают не увидеть никогда… и не забыть…
"да" не скажет папа римский, император будет против…
брак никем не подтвержденный? Значит так тому и быть?
можно ж плюнуть на нюансы…и самим сварганить плотик
и к любимому, родному… через год    на нем приплыть)))

 

52. О норовистости Пегасов

(или Нечто из истории возникновения поэзии в Элладе) 

Spoiler: Highlight to view

На 1.2. Персей (3й тур)

Говоришь, за смертью пришел моей?
Так Харон на лодке её увёз!
Не смешил бы лучше меня, Персей,
А то прям до коликов, прям до слёз.

Не мечтай: не вызреет, не взойдёт
в парнике иллюзий геройства сад!
Я то камень стылый теперь, то лёд.
Оцени, на свой искушенный взгляд!

Не по зубу кус! Не по прыти цель.
Отдохни - умаялся - мой совет.
Гермий дал для серпентов кадуцей?
Постеснялся? Шансов тогда и нет.

Легче Оссу вскинуть на Пелион!
Оседлай вот Цербера, например...
Хитроходких стынет здесь - легион,
Интерьером стали моих пещер.
.....
-Это ж надо, так помелом чесать -
Что сирена! Яд по ушам течёт!
И мужей отважных сгубила рать.
Вот и думай, парень, почём сей мёд.

Для царя бы надо придумать слов...
Баба - бабой... серпенты токмо - жесть! -
Осмотрелся, сплюнул. Трофей готов.

 

Эк горяч ты, парень, ну прям огонь,
Убеждаешь сам себя, что не трус?
Почему ж озлоблен так на горгон?
Жду давно охочего до медуз.
 
Испугала серпентов что ль  длина,
Или в целом – так себе каравай?
А ведь я почти уже влюблена.
Ну и чёрт тогда с тобой – убивай.
 
Ничего не скажешь – силён герой,
Что ж – с одной разделаться, не с тремя.
За тебя и гермий, гляди, горой.
Вот и конь.  Но видишь ли, нет стремян –
 
Не страшишься коль намозолить зад,
То седлай его да верхом садись.
Не забудь трофеи-то привязать,
Нет пути назад теперь – только ввысь.
 
Но не будет, милый, ни андромед,
Ни для пира убранного стола –
Ты звезда звездой теперь, ты – поэт
Не какой-то так себе, а талант…
 
***
Приторочен узел и свет погас.
Хочешь знать, что будет с тобой потом?
На парнас несёт тебя мой пегас.
Ну а там не серпенты, там – питон.
 

 

53. Роковая ошибка

Spoiler: Highlight to view

На 6.5.    Аffectum feline (3й тур)

Кошки во мне проснулись, скребут, скребут,
ноют на непогоду и просят есть.
Сердце в часах умолкло на пять минут.
Я перед дверью замер и вышел весь.

Вышел. Смотрю напротив себе в глаза
и говорю – не смей никуда ходить.
Тень в уголке сюжет начала вязать
чёрный такой, как день у меня в груди.
 
Бросила резко под ноги мне клубок.
Сдуру за ним погнался на красный свет…
Визг тормозов… Я неба схватил кусок
и полетел, хоть крыльев в помине нет.
 
На перекрёстке ветер из лужи пьёт
рдяную боль и тихо мурчит, мурчит…
Я, в коридор квартиры упав с высот,
снова в себя вошёл, обронив ключи.
 
Кошки наелись вдоволь и мирно спят.
Дождь ре-минорит тихо остаток дня.
Книгу листая, в угол бросаю взгляд:
тень с обожаньем пялится на меня.

 

Снова разбужен тяжестью на груди,
брошу спроснок неосторожно  -  брысь!
внутренний голос дрогнет и затвердит
- Не поддавайся, дурень, не шевелись!
 
Поздно – проснулись! Радостно заскребли –
значит придётся чистить опять лоток.
Пёс бы побрал друзей полосатых, блин.
Ишь, невтерпёж. Могли б подождать чуток.
 
Только сортир отмоешь,  они орут –
скачут у холодильника – время жрать.
А не накормишь досыта, всё – ты труп.
Я их любил. Давно. Но уже не рад,
 
что согласился жизнь превратить в кошмар –
в клочья диваны, тапки, повсюду шерсть…
Темень  за дверью стынет – не месяц март,
сонный будильник скоро покажет шесть,
 
рот до ушей зевота на части рвёт,
впалую грудь терзают крючки когтей…
 
Ну почему, когда оформлял развод,
их согласился взять я, а не детей?

 

54. *** (горьким леденцом во рту)

Spoiler: Highlight to view

Пародия на 5.3. Ночь (третий тур)

Ночь горьким леденцом во рту
Шершавит нёбо и не тает,
Я словно грешная святая
Войну сама с собой веду.
Бессонница и сердцесбой;
Рассматриваю, как монеты,
Судьбы нередкие моменты,
Что приносили стыд и боль.
Сама себе судья, палач,
Ведь совесть тысячью иголок,
Сама себе плохой психолог:
Крепись, ты сильная, не плачь.
И нервы измотав вконец,
Иду курить в одной рубахе,
Курю и посылаю нахер
Себя и горький леденец.
-----------------------

пародия: (кроме замены первого слова на *** не изменено ни буквы)

*** горьким леденцом во рту
Шершавит нёбо и не тает,
Я словно грешная святая
Войну сама с собой веду.
Бессонница и сердцесбой;
Рассматриваю, как монеты,
Судьбы нередкие моменты,
Что приносили стыд и боль.
Сама себе судья, палач,
Ведь совесть тысячью иголок,
Сама себе плохой психолог:
Крепись, ты сильная, не плачь.
И нервы измотав вконец,
Иду курить в одной рубахе,
Курю и посылаю нахер
Себя и горький леденец.
 

 

55. Она мечтает, или Тяжелый случай

Spoiler: Highlight to view

на 1.6 3-его тура О ней

                      Как жаль, что чуда на свете нет,
                      А Брайль не бог, он всего лишь гений.
                     А. Журавлёв. Она читала
 
Она усядется у окна,
прохладный вечер согреет чаем,
не бросив долгого взгляда на
цветенье сумерек, и читает.
Весь мир, раскинутый по листкам,
не выпускает из чутких пальцев,
скользя по буквенным завиткам,
пока глаза не начнут слипаться.
Она умеет читать моря,
где волны шикают друг на друга,
сгребая камни, и воздух прян
от разнотравья хмельного юга.
Она умеет читать дожди,
где влажный ветер стучится в окна
и, колыбельную зарядив,
хлюпещут капли, не в силах смолкнуть.
А как читает она огонь! –
в нём треск поленьев, и веет жаром,
как будто солнце легло в ладонь,
и мрак безвыходный светел, ярок.
Так ясно видит, читая сад,
шершавость груш и округлость вишен;
и нежно-вкрадчивый аромат
гвоздик садовых ей громко слышен…
 
Она мечтает прочесть закат,
и тени веток на смуглой коже…
Но боги глухи, они молчат.
А Брайль – не Бог, он помочь не может.

 

Она любые утрет носы -
и в ясный полдень, и темной ночкой.
И если Пушкин был «сукин сын»,
то ей прямая дорога в «дочки».
Мозги раскинуты по листкам,
и нержавейкой сверкают нервы.
Не знает дрожи ее рука -
зарежет маму, но будет первой!
Она умеет буквально всё -
романс и оду, сонет и хокку.
Ну а врагам из соседних сёл
за фиксу - фиксу, за око - око.
Она умеет давить слезу
крутой строкой про котяток рваных,
и под фатальный душевный зуд
хлюпещут массы – ей нету равных!
А как умеет она плясать
и извиваться в пылу дискуссий!
Угря почище, ужу под стать,
но палец в рот не клади – откусит!
В попсу завернутый плагиат
слепой и тот без труда заметит.
Но тихо млеют и стар и млад
и громко хвалят штамповки эти.
 
Она ж мечтает взойти звездой
и рассекать по дороге млечной,
присвоив запросто весь удой…
Тяжелый случай – такой не лечат.

5
Средний рейтинг: 5 (5)
Свидетельство о публикации №: 
10435
Аватар пользователя Питон22
Вышедши

А судьям, ежели приспичит, можно?

5
Средний рейтинг: 5 (1)

не можно, а нужно. и не тока пародии, но и первоисточники на параллельный

Facepalm

 

5
Средний рейтинг: 5 (1)
Аватар пользователя Питон22
Вышедши

Я в смысле судьям писать пародии можно?

5
Средний рейтинг: 5 (1)

и мы в этом смысле

можно. и пародии, и стихи на параллельный

Facepalm

5
Средний рейтинг: 5 (1)
Аватар пользователя Питон22
Вышедши

Ага, понял, спасибо.

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя Светоносова
Вышедши

ых, во где можно ж развернуться)) потираю лапки в ожидании)) 

5
Средний рейтинг: 5 (2)
Аватар пользователя Персея
Вышедши

Лапки, ушки, хвостики, носики, хилые тельца))) ничто не останется без потирания :Ь

5
Средний рейтинг: 5 (1)
Аватар пользователя Женя (Гнедой)
Вышедши
1.4. Что скрывает брюнетка?
 
Жую в кафе с лисичками омлет.
Настрой испорчен, повод есть минорный (с)
 

с  лисичками жевали мы омлет…
я, глядя на тарелку, понимала,
что нужно срочно изменить сюжет-
на всех омлета явно будет мало….
на стол я положила коробок,
лисичек мотивировав   умело…
омлет то я доем само собой,
у нас давненько  море не горело)))

5
Средний рейтинг: 5 (9)
Аватар пользователя Люсь
Вышедши

Чревоугодие. (Когда будильник заведён на шесть)

Когда от пополудни сколько-нить,
И плещутся внутри остатки водки,
Вопрос вселенский – пить или не пить
Терзает глотку.

Припав к рассолу, мозгом тусклым я
Считаю горячительное. Мало!
Да что там мало... Вовсе ничего!
Куда пропало?!

Неужто чувство меры я попрал?
Нет, на меня ни капли не похоже!
Тогда с чего бы выпал я в астрал –
Не дай вам боже?!

Поправиться бы – в недрах жжёт призыв.
Поймал себя на мысли, рвущей крышу:
В дому быть должен «Хеннесси» пузырь,
И он не вышел!

Вдруг вспомнил (молодец-мужик! Зачёт!)
Про мини-бар (полезная приблуда!)
Нашёл там непочатый коньячок.
Решил – не буду!

Расстаться мне с Дионисом пора! –
Стал, колбасы поев, мечтать о вечном.
О радость – трезвым агнцем до утра
Считать овечек!

 

4.857145
Средний рейтинг: 4.9 (7)
Вышедши

 Люсь, привет!
Молодец - выдали свою версию (Когда будильник заведён на шесть). Хотел бы тоже свою приблуду сочинить,  сейчас вбиваю в мозги тексты конкурсантов...
Вижу у Вас широко строки ложатся...Можно нажав одновременно с Enter кнопочку Shift  при начале новой строки уменьшить - сделать обычным интервал. Это особенность этого сайта, мне ребята местные в своё время объяснили...

5
Средний рейтинг: 5 (1)
Аватар пользователя Люсь
Вышедши

Привет, Тютя! Спасибо, добрый человек! 

Кто бы мне ещё объяснил, как это на басурманских гаджетах делается... Runner

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя Женя (Гнедой)
Вышедши
6.3. (Когда будильник заведен на шесть…)
 
Когда будильник заведен на шесть,
но в полночь организм уснуть не хочет,
вопрос вселенский: есть или не есть?
терзает очень…(с)
 
 
когда   соседи улеглись давно,
ведь завтра  утром на работу надо...
полтретьего… на улице темно….
а ты - поддатый…
колонку водружаешь на окно
и на компе включаешь караоке…
с улыбкой Лещенко берешь ты  микрофон…
берешь неплохо…
и пусть топтался по ушам медведь,
и ты порой совсем не в такт икаешь...
вопрос наивный:   петь или не петь 
не возникает….)))
 
4.75
Средний рейтинг: 4.8 (8)

Кто бы мне ещё объяснил, как это на басурманских гаджетах делается...

Все сделано)))

Facepalm

3.666665
Средний рейтинг: 3.7 (3)
Аватар пользователя Люсь
Вышедши

Big boss

5
Средний рейтинг: 5 (1)
Аватар пользователя Pilot
Вышедши
Источник: 3.1 «На грани»
 
«На самом дне разбитого корыта» - звучит, как «на самом дне глубокого ущелья»
«Не раз со мной на пару согрешив» - «на пару» мне показалось заплаткой, т.е. и без нее смысл был полон.
«…замком на песке…» - на песке небоскребы ставят, а это – искаженная фраза «замок из песка».
Пародия
Над пропастью корыта
 
Известно всем, что если кто-то ищет,
Всегда найдет замок и ключ, и дверь.
Вернись, мой друг, на гору пепелища,
Мне есть что показать тебе теперь.
 
Там, в глубине разбитого корыта,
На самом дне ущелья   постирух
Остался след обиды неприкрытой;
 Найдем его совместно, милый друг.
 
На пару, только мы с тобою.  Целься
Вооруженным взглядом (тет-а-тет)
  Трубой, биноклем с линзами от Цейса:
Другая фирма не уловит  след.
 
И мы поймем, что будем жить  в сарае,
чиня  сопротивление  тоске,
Пока не осенит нас то, что  сваи
Надежно держат замки на песке.
 
4.2
Средний рейтинг: 4.2 (5)
Аватар пользователя Светоносова
Вышедши
На 1.7. Олень
"Стремглав животное летит,
кусты ломая на пути,
хрипя со свистом."(с)
ПАРАШУТКА
 
Она артисточкой была,
со всеми трепетно-мила,
добра со всеми.
Она любила погулять
и мужиков имела рать,
в любое время.
 
И только мужа-алкаша
не подпускала ни шиша
к губам, коленям.
Я, мол, крутая! Я - звезда!
И почему-то иногда
звала оленем.
 
- Ты за меня пошла зачем?
Не на моем ли ты плече
когда-то грелась?
- Тогда казалось, ты - орёл!
Меня у друга вон увёл -
какая прелесть!
 
- Я и сейчас еще орел,
и не смотри, что я тяжел -
хожу неплохо.
Мне все проблемы по плечу.
Вот разбегусь, и полечу!
Смотри, дурёха!
 
 
Он припустил, что было сил.
Разбег! Отрыв! Да, лихо взмыл!..
Но как-то косо...
 
Стоял погожий майский день.
Летел стремительно олень...
на землю носом...
5
Средний рейтинг: 5 (6)
Аватар пользователя Светоносова
Вышедши
 На 2.4. Старуха и рыбка
 
ПАРАШУТКА №2. ( в продолжение темы)
 
Думает бабка-дура, старая истеричка:
Лучше принес бы куру, чтобы снесла яичко.
В этом яичке - сила, нужный виток сюжета:
Я бы его разбила о головенку деда,
Чтоб ни следов, ни пыли, чтобы всё шито-крыто,
Только мозги - навылет, прямо на дно корыта.
Что мне его рыбалка, фигли с того улова?
Деда ничуть не жалко: сразу найду другого,
С домом и мерседесом, важного и при чине.
Буду ходить принцессой, в норке, а не в овчине,
с сумкой из леопарда, шариться по Мальдивам,
Буду платить по карте, недругам всем на диво...
 
..Поздно метаться,  поздно... Рыбка глядит сердито.
Бабка роняет слёзы...
прямо на дно корыта...
5
Средний рейтинг: 5 (6)
Хых, тут такое делаиццо, а Алычова чуть не прошляпила. Нипарядок)
 
На 6.2. Кадавр жрал...
…В одной стране, прибитой пылью,
для избавления от пут…
 
Не верьте!
Вы нам тут это. Не вносите смуту.
Мы не поверим сплетням никогда.
Рассказывайте сказочки кому-то,
но мы-то знаем – создан был кадавр
по спецзаказу и нарочно лопнул,
оставив всюду кляксы нечистот.
Был пульт дистанционный в доле лобной –
инфа прошла с шифрованных частот –
готовился терракт. Картина маслом.
И верный знак – дрожание в ноге (С),
того, что был врагом коварно заслан
в НИИЧАВО пронырливый агент.
 
Увы, контора наша проморгала,
в досаде сельдь я сам теперь сожру:
шпион и дубль профессор Выбегалло
работал на МИ-6 и ЦРУ
 
4.6
Средний рейтинг: 4.6 (5)

И на гармошке поиграем)

3.5. Гармонист
…Я вскочил и с криком: – Мать твою за ногу! –
Долго бегал с топором между дачами.
 
 Страшная месть 
...Не догнал, пошёл назад, сел под яблоней,
Накатил ещё сто грамм чудо-снадобья.
Не попался мне, зараза! Уж я бы не
Отпустил без покаяния гада бы –
 
Пусть он пел бы, а я с физией каменной
Равнодушно не показывал вида бы,
Что душе тепло… довёл до греха меня!
В этом что-то есть ужасно обидное.
 
Я свой гнев и горечь вылью на Пристани –
Растекаются пускай едкой щёлочью.
Не общайтесь же, народ, с гармонистами,
Вечно портят настроение, сволочи.
 
4.8
Средний рейтинг: 4.8 (5)

И жабу без внимания не оставим)

5.3. Не судьба
…Да только жаба, та, что вечно душит,
сильней меня и явно очень против.
 
К вопросу о земноводных
Признаюсь, не люблю давать советы –
легко «смотри» советовать слепому?
Но вам готова я прийти на помощь.
Молчания пора нарушить вето.
 
Вы так стремитесь тяжкую обузу
широким жестом с плеч усталых сбросить.
Загвоздка  только в простеньком вопросе –
ваш взгляд на земноводных слишком узок.
 
Не медлите избавиться от жабы –
оставьте её в первом же болоте,
сказали сами  «дух важнее плоти»,
так оцените перспектив масштабы:
 
прекрасные, как радуга большая –
простёрлись разноцветным коромыслом…
Но почему вы смотрите так кисло,
теперь-то что вас душит и мешает?
4.6
Средний рейтинг: 4.6 (5)

Николай Максиков:

 
3.5. Гармонист
 
Дремлет яблоня, снежком припорошена.
И внутри, и за окном сорок градусов.
Замирая, жду чего-то хорошего,
На душе пропащей тихо и радостно.
 
Где-то ходит гармонист в теплых валенках,
Заполняет мир мелодия чистая.
Каждый был когда-то добрым и маленьким,
В детстве все мечтали стать гармонистами.
 
Он закончил, повернул, начал заново
Что-то модное, совсем неудачное.
Я вскочил и с криком: – Мать твою за ногу! –
Долго бегал с топором между дачами.
 
Пародия
Что снаружи, что внутри – одинаково.
Вот лежу в снегу, тихонько кумекая:
«Отчего же гармонист так бестактно-то
Старомодный битый час тянет «Реквием?»
 
Сам не знаю, что на даче я делаю?
Минус сорок на душе моей градусов.
Пропадаю! Вот и глыкаю белую,
Чтобы стало хоть немножечко радостно.
 
Припорошен  даже нос уже аленький,
А мелодия слышней ненавистная.
Если были б у меня сейчас валенки,
Погонял бы с топором гармониста я!
4.8
Средний рейтинг: 4.8 (5)
Аватар пользователя ИРыся
Вышедши

Гармонист

Дремлет яблоня, снежком припорошена.
И внутри, и за окном сорок градусов.
Замирая, жду чего-то хорошего,
На душе пропащей тихо и радостно.

Где-то ходит гармонист в теплых валенках,
Заполняет мир мелодия чистая.
Каждый был когда-то добрым и маленьким,
В детстве все мечтали стать гармонистами.

Он закончил, повернул, начал заново
Что-то модное, совсем неудачное.
Я вскочил и с криком: – Мать твою за ногу! –
Долго бегал с топором между дачами.
 

Пародия:

Дремлет яблоня, снежком припорошена.
Задремать бы мне, спокойно и радостно,
Но ворочаюсь, как принц на горошине,
Встали колом поперек сорок градусов.

 

От жены я в глушь сбежал бессознательно,
Гармонист в глуши орать расповадился.
Вспоминаются жена с её матерью - 
То мелодия вторгается в градусы.

С топором за ним гонялся, а толку-то!
Всё одно свои горланит страдания. 
А на босу ногу валенки колкие.
Паганини на меня ноль внимания.

Разолью-ка самогонку в стаканчики,
Зазову на чай, призывно и весело.
Разомлеет, захрапит на диванчике.
Наконец-то отосплюсь я без песенок.

 

4.5
Средний рейтинг: 4.5 (4)
Аватар пользователя НБС
Вышедши
на 2.4. Старуха и рыбка
 
Старик и море
 
Море гудит натужно - видно, запор у моря.
Нет ни хрена на ужин. И бесполезно спорить.
Бог ниспослал денечек – очередной, рыбацкий.
Камни в отпитых почках. Может, стишок забацать?
«Радость» рифмую с «ярость» - аж самому противно.
Рифмы иссякли. Старость. Форменная скотина!
 
В сетке прогнили нити. Рыбку такой не словишь.
Держится дно в корыте только на честном слове.
Жалобно и тоскливо плачу, а в горле сухо.
Вот бы послать за пивом в роли гонца старуху!..
Хоть и желанно это, но под большим вопросом -
Старая прошлым летом в море ушла, с утеса.
 
В сердце то стук, то тихо. Печень цирроз замучил.
Не поминайте лихом.
Мне удавиться лучше.

 

4.9
Средний рейтинг: 4.9 (10)
Аватар пользователя АС Пупкин
Вышедши

Гы-гы, весёлая пародь.

5
Средний рейтинг: 5 (1)
Аватар пользователя НБС
Вышедши

на 1.1. Обелиск

 
Пафос
 
Хоть и бывает разным –
белым, цветным, пушистым,
пафос клеймить обязан,
ну, например, фашистов.
Это ж такие гады!
Это ж такие суки!
Гадов к ответу надо -
Ноги отбить и руки!
Нужно на конкурс если,
срочно сгущаем краски.
Только вперед и с песней!
В танки садимся в касках
и, поддавая газу,
гневом исходим черным -
 
Аж закипает разум,
праведно возмущенный!
И под напором стали,
в нашем огне сгорая,
падают с неба стаи
немцев и самураев.
Ангелы смотрят дико,
в море смолкают рыбы -
станет любой заикой,
волосы встанут дыбом …
Тычутся в харю фразы -
тупо, в упор, нахально.
Пафос бывает разным,
но никогда – стихами.
 
5
Средний рейтинг: 5 (12)
Аватар пользователя Люсь
Вышедши
На 4.1 Ле...
 
По
Вся жизнь моя – одно сплошное «по».
Встречаю с «по» по-братски каждый день я,
И сам себе я «по», причём с рожденья,
А это круто, братцы, и не спо...! 
 
Давно мне «по»  когда, куда и с кем,
А также «по» кого, зачем и сколько,
Мне «по» на кухне, в сауне и в койке,
Мне «по» в воде, на льду и на песке.
 
И вы мне «по», как «по» мне всё и вся,
А если вы судья – мне «по» в квадрате,
Ваш приговор мне «по». Такой характер:
Мне «по», когда меня и так и сяк.
 
Мне «по» слащавой лести крем-брюле,
Да что там «по», мне даже «на» местами.
Ещё мне «по»... пожалуй, перестану.
Я мог бы продолжать, но как-то ле...
 

 

 

 

 

5
Средний рейтинг: 5 (4)
Аватар пользователя АС Пупкин
Вышедши

Вот это протащили Обелиск.Dance Хоть я за него и голосовал, но пародия отличная.

5
Средний рейтинг: 5 (3)
Аватар пользователя НБС
Вышедши

на 3.3. Про...

 
Про вихор
 
Я ненавижу! Не-на-ви… свой лепет, сбивчивый и пылкий,
твоё лицо, вальяжный вид, вихор, торчащий на затылке. ©
 
Я ненавижу свой вихор. Вот, прям, проснусь - и ненавижу.
И с ранних самых, детских пор не мил мне свет, и снег, и лыжи …
В контакты смарта у меня навечно вписан парикмахер.
И каждый месяц, рок виня, я этот срам срезаю, на хер.
Его сто раз видал в гробу и матом крыл - отборным, пылким.
У всех людей вихры на лбу, а мой, представьте, на затылке!
В смятенье вся моя семья, в слезах и мебель, и посуда.
Но, хоть убей, не знаю я, как он попал туда, паскуда.
В быту немерено проблем, но намбер ван - вот эта лажа,
Я с горя пью, а после ем –
и в брюки
кое-чем
не влажу.
От злости аж знобит нутро!
Совместно прожитые годы
я ненавижу! Будь ты про…
Пойду утешусь бутербродом.
 
5
Средний рейтинг: 5 (7)
Аватар пользователя НБС
Вышедши

на 3.4. Зверь

 
Шахерезад
 
Уже не раз один вопрос
Врачей больниц оставил с носом:
Корректно ли считать поносом
Словесно-буквенный понос?
 
Бежит стихийная волна,
Забыты сон, обед и завтрак.
Не до того - дотошный автор
Из мухи делает слона.
 
Потом ведет его в поход -
Ползком, в укромной тихой сапе.
Смотря на это, даже запил
Араб, что только кофе пьет.
 
В своей растрепанной чалме
Ушел пешком молиться в Мекку,
А Грека снова лезет в реку
С условным раком на уме.
 
В трудах проходит день за днем,
Недели, месяцы и годы …
И только полные уроды
Критично думают о нем.
 
Мы ж от претензий далеки.
Ведь все же смог сказитель … классный
В пятнадцать (!) авторских катренов
Ужать простые три строки.

 

 

5
Средний рейтинг: 5 (6)
Вышедши
В быту немеряно проблем, но намбер ван - вот эта лажа,
Я с горя пью, а после ем –

 

В быту немеряно проблем.
В стихах проблем бывает тоже.
Не бойтесь – тем не надоем:
Стихи намерянно похожи!

 

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя НБС
Вышедши

на 30

за подсказку спасибо. а экп слабоват *)

 

0
Оценок пока нет
Вышедши

На Ваш незаинтересованный взгляд, ага. Sad

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя НБС
Вышедши

ну, спросите у других, если мой взгляд Вас не устраивает *)

 

0
Оценок пока нет
Вышедши
Хорош, слабоват... Это просто сказать.
Мне тут кликнуть клич? или какое иное место у других спрашивать посоветуете? 
0
Оценок пока нет
Аватар пользователя НБС
Вышедши

На Ваше усмотрение. Полная свобода действий *)

 

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя НБС
Вышедши

на 3.1. На грани

 
За гранью
 
Сейчас взорвусь, как триста тонн тротила.
Но не от злости вовсе - от стыда.
Как тут надысь подметила Tortila,
Штамповщик я - и в том моя беда.
 
В поту лица рифмуют человечки,
Но у меня надежней результат.
Они-то пляшут каждый раз от печки,
А я пляшу от штампов и цитат.
 
Я эту тайну мастерски скрываю.
Пускай свежи преданья, но верны:
Я подхожу к чужому караваю
Неслышной сапой с тыльной стороны.
 
Но даже мне стеснительно, однако,
Не лезет в горло стянутый кусок,
Когда Тень Ветра видит Пастернака
В одной из явно вымученных строк.
 
Бывает, пью - безмолвно, безнадёжно,
То робостью, то ревностью томим …
Поскольку мне свое придумать сложно,
Как, впрочем, вам понятно и самим.
 
А за окном стоит и плачет осень.
Мой лоб влечет холодная стена.
Но он, мятежный, медлит все и просит -
Достать чернил и жалобно стенать.
 
5
Средний рейтинг: 5 (10)
Аватар пользователя Светоносова
Вышедши

На 4.3. Полуденно-клетчатое 
Я себя распускаю, как старый потёртый свитер (с)

ПАРАШУТКА №3. Распущенное.

Мне б пожить хоть немного пушисто да кучеряво,
Надоело всю жизнь колбаской катать губу.
Я себя распускаю, как старый носок дырявый.
А зачем я себе, если дырка на самом лбу?

Был когда-то я сплошь из ангоры да из мохера,
Плотно вывязан мамой за много ночей и дней.
А теперь вот истёрся, сносился… Какого…фига?
С каждым днем всё страшей, худосочнее и бледней.

Лучше б шарфиком был я, сидел бы на шее гладкой,
Грел бы душу и щёки какой-нибудь даме грёз…
Мне ведь каждый чудак норовит в душу тыкнуть пяткой,
И ни разу никто не воспринял меня всерьёз.

Да, я был просто тряпкой, в плену у судьбы неловкой,
Жизнь швыряла меня то на полку, то под софу.
А теперь распускаюсь. Наверно, сплетусь верёвкой
И повешусь от горя… в большом платяном шкафу. 

5
Средний рейтинг: 5 (6)
Вышедши

Фигасе снега тут пародий навалили наваяли. Dance

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя Светоносова
Вышедши

Вовкин, подключайся 

0
Оценок пока нет
Вышедши

Коварный зверь - мохеровая фига!
Сижу, как лох в заштопанных носках,
Бараном пялясь в пристанскую книгу,
Пытаюсь вспомнить русских языка.

5
Средний рейтинг: 5 (2)
Аватар пользователя Светоносова
Вышедши

Wink)

это типа пародь на пародь? а говорят же "иди на фиг", значицца, есть он, фиг, во!)))

5
Средний рейтинг: 5 (1)
Вышедши

Ну вот и тайна явью стала, вроде!
Наш НБС признался наконец:
Учился на Урал-Вагон-Заводе,
По основному профилю - кузнец.

Фамилию его назвать без риска
Смогу (хоть нарываюсь на скандал):
Евгений Сатановский - вес под триста
(Я сам по телевизору видал).

5
Средний рейтинг: 5 (4)
Вышедши

Блин, пародии прикольные - пойду оригиналы читать. Dance

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя Ада Вейдер
Вышедши

Евгений Сатановский...

Фамилия больше подходит Темнейшему))))

 

5
Средний рейтинг: 5 (1)
Вышедши

Темнейшему подходит фамилия Путин. Fool

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя Graf O'Mann
На При©тани
На № 36:
 
У НБСа каждый стих - поэма!
Балдеет графоманская среда.
Хоть косит от порой под Азачема,
ну и под вирши Графа иногда.
Dance
 
0
Оценок пока нет
Аватар пользователя НБС
Вышедши
на 7.2. Непостоянное
 
Маниакально-депрессивное
 
Если сердце ноет в тисках тоски,
выхожу с обидчицей на таран.
Расчленяю встречного на куски,
омываясь кровью, что льет из ран.
 
Я не помню первого своего -
ни размеров тела, ни черт лица.
Коль попался мне ты, то вой не вой -
угодишь немедленно к праотцам.
 
Я не помню сотого, только стон.
Застонал - и тут же «двухсотым» стал.
Я мгновенно вставил ему пистон,
и пронзила чресла пистона сталь.
 
А трехсотый мучился у меня -
раскрывая рот, разливая крик.
Этот крик ему я в вину вменял
и за это напрочь кой-что отстриг.
 
И с лучком зажарил его ребро.
В маринаде - пальчики и сосцы.
Ты, наверно, думаешь: «Перебор».
Я ж из фарша делаю голубцы.

 

 

5
Средний рейтинг: 5 (4)

На 1.3. Нечеловечески человечье

Нечеловеческо-криминальное

 

Зачем убегаешь? Останься, поговорим.
Живот твой не вспорот пока, подождут ножи…
Я знаю – ты скрючилась в ужасе у двери,
и от леденящего страха в углу дрожишь.
 
Мне жаль, что так вышло.
                                      Сначала я не хотел…
Винить тебе некого, кроме себя самой.
А я предлагал
                               – Дорогая, пойдём в отель!
Но ты напросилась настырно ко мне домой.
И даже нашла для визита пустой предлог.
А я не сумел тебе вежливо отказать.
Когда ж ты вошла, то сказала – таких берлог
ты в жизни ни разу не видела.
                                                 Вот коза!
Воистину лучше б тебе не включать здесь свет,
узрев помещение, не разбивать коньяк…
Но ты не послушалась, так получай же, ведь,
как ты догадалась, любимая, я – маньяк.

 

 

5
Средний рейтинг: 5 (3)

На 5.3. Не судьба

Что я творил, едва подушку обнял
и сон смежил завистливые очи!
Уснула жаба – вечный мой пособник
и стал я бескорыстнее и кротче.

Не жалко стало чайные сервизы,
и холодильник с очень вкусной снедью,
отдал кому-то стул и телевизор,
не понимая, брежу или бредю.

Наручники просил надеть мента я
и на этап отправить даже, вроде.
Проснулась жаба, молнии метая.
Она сильней. Ну, как могу я против?
 

На 7.3. Философия страсти

Мне  расхотелось умирать,
Да и зачем, а?
Безгрешных душ гуляет рать
В садах Эдема.

А мне, ты только зацени,
Почти с рожденья
Красотки стелют простыни
На загляденье.

Ты зря считаешь за изъян,
Стрелу Амура,
Что так торчит, как бедный Ян,
Середь фигуры.

Любая Инь и день и ночь
В пылу кан-кана
Со мной мечтает изнемочь
При этих данных!

С годами стихнет мой гормон,
Придёт подагра.
Но «Аликапс» изобретён,
И есть «Виагра»!

Пока стрела та не дугой,
Я всё бесценней.
Пусть всё же кто-нибудь другой
горит в геенне.

С уважением, 
Николай Максиков

5
Средний рейтинг: 5 (3)
Аватар пользователя Светоносова
Вышедши
На 7.5. Не Ланселот 
 
ПАРАШУТКА №4. Нет Дракулито.
 
Ниточка жизни вьётся еще. А толку?
Стынет спина в объятьях радикулита.
Внучка жужжит расхлябанной кофемолкой:
«А расскажи мне, деда, о Дракулито!».
 
Жил-был парнишка, который ночами шастал,
Где-то в антверпене, пензе или калькутте…
Был он лохмат и чёрен, а пасть – клыкаста,
Женщин-вампиров страшно любил, до жути,
Даже совсем прогнивших и чуть подгнивших,
Пил с ними кровь, мешая с вином и пивом.
Звали его Володя. А может, Миша…
А Дракулито - кличка. Зато красиво!
 
Рылся в помойке честно, весёлый парень,
Верил в людскую дружбу, такой наивный!
Съели его бомжи, на обед зажарив…
 
…Да не жужжи ты, внуча! И так противно…
 
 
5
Средний рейтинг: 5 (4)

Страницы