... зона повышенного творческого риска *)

Постоянный поэтический конкурс "По первое число"

Голосим тут

Уважаемые, дорогие и прочие!
 
До сих пор наши конкурсы жили, так сказать, сегодняшним днем. То есть участвовали в них стихи, специально для них же написанные. Но отнюдь не всегда хорошие стихи пишутся «на заказ». Зачастую они появляются на свет внезапно. Одни наш знакомый как-то написал следующие строчки:
 
Они рождаются стихийно -
Как звезды или лопухи.
На свете много есть стихий, но
Всех своевольнее – стихи.
 
Строчки не бог весть какие, но что-то в этом есть. А посему мы решили замутить новый конкурс, на который будут приниматься стихи, написанные тем или иным автором за прошедший месяц. Жанр, размер, форма и тематика - не ограничены. От одного реального автора принимается одно или два стихотворения. И все это происходит по следующей схеме:
 
  • с 1-го по 15-е число месяца – прием стихов
  • с 16-го по 30-е(31-е) – голосование
  • 1-го числа следующего месяца – объявление победителей (первых три места) и начало приема следующей партии
 
Кроме того, все участвующие стихи будут подвергаться безжалостной критике. Отсюда и название – «По первое число». В прямом и переносном.
 
Конкурс не анонимный в строгом смысле этого слова (то есть стихи могут быть где-то уже опубликованы), но имена авторов указываться не будут.
 
Конкурсные стихи отправлять в личку КнГ (или на почту kongraf@rambler.ru).
 
Первая партия принимается с 1-го по 15-е июля 2020 г.
 
Примечание: Учитывая, что это первый такой конкурс в этом году, можно приносить стихи, написанные с января 2020г. за последний год, а не месяц.
 
Все. Можно начинать пилить. То есть копать.
====================================

Прием произведений окончен.

Начинаем/продолжаем терзать.

Голосим тут

====================================

 
1. Математика
 
Убили братика-солдатика.
Теперь он просто математика.
Теперь он прост, но в то же время и
Так сложен в страшном уравнении.
Теперь он равен неизвестности,
Песку и травам дикой местности.
 
Когда клыками небо клацало,
И вырывало жизнь абзацами,
И умножался дикий зной в тени
На нереальность в сотой степени,
А море огненное ожило,
На ноль солдатика помножили.
 
Убили братика-солдатика.
Где вы, стратегия и тактика?
Где вы, суворовы и жуковы?
Не льёте слезы в горе луковом?
Вам эти мертвые солдатики
Ничем не портят математики?
 

2. Весенний день

Весенний день, щебечут птицы,
деревья шелестят листвой,
с небес тепло в лучах струится
на опустевший город мой.

Покрылись пылью в детском саде
качели и забытый мяч,
висит табличка на ограде:
«GESLOTEN», с подписью, санврач.

Иду один по тротуару,
в ближайший с домом магазин,
не веря тихому кошмару,
который создал карантин.

И всё, как прежде, в день весенний
цветут тюльпаны вдоль дорог,
лишь возле церкви куст сирени
засох, как траурный венок.

 

3. Река права

река темна, тревожна, 
но жива. 
волокна трав сплетает в кружева 
и радуется каждому налиму. 
река журчит, бурчит на куликов 
и смотрит вширь, но видит далеко. 
в нее ума небесного налили. 
река седая, мудрая река 
несет в себе леса и облака, 
и солнце, и заплаканные ивы. 
река близка, 
смотри в нее, смотри, 
в ней столько помещается внутри... 
в ней - целый мир, большой и говорливый. 
и мы приходим плакаться сюда. 
вся наша боль - 
песчинки да вода, 
что вытекает струйками сквозь пальцы. 
мы тянем время здесь, на берегу. 
нас ангелы речные берегут - 
кривых дорог потерянных скитальцев. 
они-то знают: хрупок человек, 
легонько гладят нас по голове, 
выветривают хвори и тревоги. 

река чиста. 
река всегда права. 
и кажется, что сами мы - трава, 
проросшая щетиной у дороги.

 

4. спросить

я видел это собственными глазами:
в тот миг как вас силком уминали в гроб,
вы мне и небу какой-то пустяк сказали
но мне мешал вас слышать поющий поп.

и гроб уже был - как платьем - огнем обмотан,
и мне и к небу как звук разбегался смог,
и вы так громко, так страшно кричали что-то.
а я услышать опять ничего не мог.

здесь время вечным как горб наросло забором -
и глаз не мой и от сажи отмыт забор,
но перед троном моим всё бормочут своры.
и воздух голоса прячется свары свор.

не станут толще кости, ни уже штофы,
не будет мясо быстрее гореть, ни стыть,
коль мне наплачет палач вашей песни строфы.
но я боюсь до сих пор у него спросить

 

5. МУЗА /ИНТРОВЕРСИЯ/

В странном обличии Муза приснилась в полночь поэту –
шар под зонтом и в мужскую одежду одета.
Что-то зелёное в виде лица, без тела и кожи,
бедный поэт холодел и молил:«свя-тый боже»!
В сумраке слышались шорохи и невнятные речи,
в ложе земного царя засыпал поздний вечер.
Лунный шафран штукатурил крылом шершавые стены,
пыльная звёздность мерцала в цветах молибдена.
В рёбра земли врезались со свистом небесные стрелы,
в страхе поэт ощутил дрожь в коленях и взял парабеллум.
На смертном одре душа полетела над чёрной пустыней,
оставшись навеки юной и обручённой с богиней.

 

6. Чешуёво как-то в заоконье
 

Сколько рыб в одной квадратной раме
Океана, втиснутого в реку?
Не смеши людей недословами -
Столько неподвластно человеку!

Чешуёво как-то в Заоконье…
Рыбы - говорливейшее племя!
Видишь, бьют челом об подоконник,
Обсуждают суетное время.

Сколько голосам, доныне грешным,
Бить о перепонки до увечья?
Заоконный мир безумно нежен…
Покорми же рыбок, человече!

 

7. Иллюзии и параллели
 
Июль, ты куда? Ты, наверное, здесь по ошибке.
Июнь уступает, однако, шагнув за калитку.
Бледнеет японская ива хакура-нишики.
И дни наполняются вкусом вишневой наливки.
И кажется, плюнь – зашипят накаленные кровли.
В садах испаряются красные капли черешен.
И лето клубничное давится собственной кровью.
Понять бы за что нам... и, главное – чем его режут?
Тебе оно дорого слишком обходится целым.
А мне оно дорого желтым, зеленым и сочным.
Плачу. Или плачу? Без торга. Великую цену.
За каждое слово. За каждый условный кусочек.
За то, что не прячусь – открыта, боса и раздета,
за то, что ломать не даю нас на две половинки –
я днем выключаюсь, как будто меня из розетки
достали решительно, выдернув грубо за вилку.
За то, что заточен язык и чурается ножен,
за то, что бессонницей сонные сутки кромсаю.
За то, что я так тяжела – невесомая ноша,
что все генеральные сессии, съезд или саммит,
тебе до звезды. Или где-то. За Горным Алтаем.
И там же, отдельно от дерева, крона и корни.
За то, что к коре приникаю, покорно глотая,
все то, чем давно неизвестные поят и кормят.
Пью соки, которые горче, чем стебли аира,
пытаясь рассудок держать в равновесии хрупком –
то майна, то в-ира-я...из зазеркального мира –
за шелест реальности из задохнувшейся трубки,
за то, что горячий висок лихорадочно влажен...
Плачу. Может быть и не всем, что имею, но многим –
за то, что упрямые брови целую и глажу,
скрестив параллели,
иллюзии,
крылья
и ноги...
 
 

8. Заводит песню....

Заводит песню осень у дверей,
А мы, вцепившись в летние мотивы,
Считаем голос осени противным,
У нас как-будто от него мигрень.
Не принимая пёстрой красоты,
Уходим в сплин, под тёмные зонты.
И, слыша дробный, бодрый стук дождя,
Кривим лицо, придав ему усталость:
"Ах, летом ярче и смелей мечталось,
Теперь же солнце, быстро уходя,
Укроет землю вытертой рогожкой,
И станет воздух стылым и тревожным!"
Бежим по лужам, видеть не хотим
Прозрачность неба, быстрый танец листьев,
Рябины спелой, сочно-рыжей кисти,
Росы хрусталь в ловушке паутин.
Жуём свою осеннюю печаль,
Упрятав плечи в старенькую шаль,
В глаза не глядя, крепкий чай глотая...
Быть может нам не лета не хватает?

 

9. Сентябрь

Разжав пожелтевшие пальцы берёз,
Оковы разбив, собираюсь в дорогу.
Из разного хлама, который берёг,
С собой захвачу я не так уж и много.

Сжигаемых веток дурманящий дым
Накроет дома синеватым туманом.
Сквозь мелкие капли парящей воды
Привидится ангел, забывший осанну.

Сентябрь, угасая, поплачет слегка
Над стопкой завязанных ленточкой писем.
Бумага сгорит, а слова к облакам
Из пепла взлетят, словно радужный бисер.

И всё позади. Только свежесть и боль
Останутся, и бесконечность дороги.
Cтук сердца сорвётся в глухую триоль,
Но быстро вернётся в размеренно-строгий.

 

10. Муж другую полюбил...

Муж другую полюбил -
эка невидаль!
День валяется в пыли,
в серой небыли.
Перейти свой Рубикон
осторожненько...
Раны лечат испокон
подорожником.
Ну, подумаешь, печаль,
я беспечная!
Зверобой да иван-чай -
всё залечено.
Солнце льёт на облака
медь из ковшика,
Подбирается тоска
драной кошкою.
Опрокинута - держись -
в небо лестница,
Искорёженная жизнь,
ох, не лечится...

 

11. Когда ты вернулся
 
Когда в темноте моей ночи утихли твои шаги,
и там, за экраном, мир опустел и замер,
отчаянный, безнадёжный, жалкий крик — помоги! —
был мною успешно удушен,— сдан экзамен.
Достойная сдержанность, comme il faut, bon ton,
покорность общественно-выгодному серому миражу
приличий, весомому в вирте не более, чем сон…
Сказать ли? Нельзя… Но я всё равно скажу:
Ты думаешь, я спала – хоть одну ночь?
Ты думаешь, я жила – хоть один день?
 
 

12. Обломный дождь

Теряю вечер у камина,
искрят поленья вкривь и вкось.
И дождь вгоняет с кислой миной
в меня тоску, как в стену гвоздь.

Листаю томик афоризмов,
хранящий сотни мудрых фраз.
Обломный дождь бьёт по карнизам,
и слышен ставен скрип и лязг.

Расстался луч с фонарной лампой,
коснулся книжного листа.
Погладил свет лимонной лапой
по шёрстке спящего кота.

Колго'тит вечер нудным бредом –
буянит ливень, как злодей...
Меня укрыл шотландским пледом
и в царство снов унёс Морфей.

 

13. Вирус войны

Какое счастье, - мы безнадёжно заражены!
К концу затянутой, непонятной зимовесны
мы поголовно поймали вирус войны —
бояться поздно, лечиться нечем.

Воюют все против всех — куда ни взгляни,
в Европе – ночи горящие, дымные дни,
всё так условно — где мы, где уже они,
идём на бойню, понурив плечи.

В США негры белых за всё на свете гнобят и бьют,
политкорректность — глобальный, впившийся в горла жгут
и чем азартнее в мазохистском восторге лгут,
тем туже петли на политкорректных шеях,

Огонь небесный в ближневосточном былом раю,
по всей земле братья братьев умело бьют…
И лишь у нас — благодать, тишина, уют,
правопорядок и конституцией веет.

Но нас порядком не сломишь, не усмиришь,
пускай в реале — железный покой и тишь,
мы в вирте бойни такие замутим – ишь!
Мы в пацифисты совсем не гожи —

исподтишка в душу плюнуть, жизнь втихаря сломать,
оклеветать, — где же ты, возмездие и тюрьма?
всех сладострастно послать, поминая мать, —
и снова в жизнь с благолепной, невинной рожей.

 

14. Период полураспада

Сирени терпкий аромат в окно открытое струится.
Рассвету вторит детский хор — роддома звонкий позывной.
Из-под щеки сбегает сон, перемахнув забор ресниц, и
слегка покалывает грудь молочной пенистой волной.

А в коридоре мерный стук — везёт тележку белый аист.
Сейчас в палате скрипнет дверь, войдёт и нас вознаградит:
немолодая медсестра вручит мне свёрток, улыбаясь,
привычным жестом показав, как приложить тебя к груди.

Такой безбровый и смешной, как хомячок с губой дрожащей.
Как долго ждали встречи мы, перебирая имена.
Три килограмма двести грамм щемящей нежности и счастья.
Как жаль, что папа не успел тебя увидеть из окна.

Не повезло, но не беда. Такая служба, что поделать!
Кому-то надо поднимать в свинцовость неба вертолёт.
Послали папу помогать зачем-то в Припять на неделю —
всего семь дней, вернётся он, Ванюшу на руки возьмёт.

*

городу было тягостно умирать
знать что смертельно болен всегда непросто
город надеялся это идет игра
он ведь наивный зелёный еще подросток

всё пробуждалось буйно цвела полынь
день выходной был горем как бритвой вспорот
пахло тревогой обманом и чем-то злым
сделался сразу чужим отчужденный город

ветер дразнился пылью дышал в лицо
иглами миллизивертов метя в спину
пыль оседала на чёртово колесо
чёрным трилистником на желтизне кабинок

город цеплялся город кричал за что
рокот колонны воздух на клочья резал
вверх уносился глубокий протяжный стон
боли и ужаса сосен рыжего леса

*

Ванечка, тише! Не плачь — разбудишь папу.
Папе так нужен сон, он ужасно слабый.
Знаешь, во сне всегда прибывают силы.
Спи, мой хороший. Мама с тобой, мой милый.
Глазки закрой. А я лишь сомкну ресницы,
Вижу её... шестую... опять больницу.
"Пусть он с семьей побудет, ведь лучше дома".
Взгляды отводят. Как мне эта боль знакома.
"Так получилось, прости, я не мог иначе".
В горле комок. Я не пла... Я уже не плачу.
Как похудел он, не думать о том пытаюсь.
Бледный, как воск, не горит, а тихонько тает.
Что-то латынью бормочут врачи уныло.
Я же иконку в подушку ему зашила.
Знахарка мне обещала отвар особый —
Быстро убьёт он и вирусы, и микробы.
Миелоциты, коварные эти, тоже.
Многих спасала она и ему поможет.
Пусть осуждают, мол, это обман и ересь.
Главное — это любить. Любить и верить.

*

Ванечка, милый! Что ты насупил брови?
Ой, извиняемся, доктор Иван Петрович!
Жаль, что отца совсем ты не помнишь, Ваня!
Как вы похожи — нравом, улыбкой, взглядом.
Также на помощь бросаешься безоглядно.
"Так получилось, прости, но так было надо" —
я утешаюсь часто его словами.

Ваня, у папы ржавчина ест оградку,
да и плита проседает, и стала шаткой.
Надпись в конце весны мы подкрасим сами.
Как ни старайся — краска зимой облезет.
Время всегда побеждает в тяжёлом весе.
Всё распадается, даже проклятый цезий —
стойкая к полураспаду только память.

Знаешь, сынок, а мы там недавно были —
в городе, что погружается в чернобыльник,
в точке, где жизнь распалась на два осколка.
Время заснуло там, будто проклял кто-то.
Город назад забирает себе природа.
Здесь через тридцать лет перед Новым годом
в центре на площади мы нарядили ёлку.

 

15. А что останется
 
А что останется, когда
меня не будет -
земля и небо, и вода,
деревья, люди,
июля пойманного звон
в горсти счастливой,
и топот капель
по оконному отливу.

И вновь продолжится игра -
всё та же слякоть
кому-то скажет, что пора
в чернила плакать,
и будут новые вестись
о прежднем речи,
и переписан будет стих
ровней и резче.

А мне,
хоть будет всё равно,
а что там с ними,
ведь там забудется давно
всё, даже имя -
отрадно будет налегке
в засмертье топать
и знать -
пророс я в той строке
случайным тропом.

 

16. Сломанная игрушка
 
                              "The ponies run, the girls are young
                              The odds are there to beat…"
                              A Thousand Kisses Deep. Leonard Cohen
 
Скончалась Эйфелева дама, туман ее понуро гложет,
И холод жжет огня почище на тротуарах без конца.
Среди рождественского гама, гирлянд и глянцевых обложек,
Где в каждом праведном жилище поют величие творца,
Мне чувство странное упрямо ерошит зябнущую кожу.
 
Звучит мелодия вполсилы, там девы юны, пони скачут…
И руки свет на ощупь ищут, а им в ответ - вопросов тьма.
Сквозь дождь и ветер я носила в себе надежду на удачу,
Бравуре скармливая в пищу небес чахоточных корма
И туч трепещущих чернила, пока не вытошнит от плача.
 
Вдоль Буги Стрит навстречу стуже текут бродячих слов потоки.
Самим себе противны даже, как крысы, пробуют бежать
От уз бумажных стен наружу, но на поруки за пороки
У времени набор продажен - не светит нищим и бомжам.
А светит крысолова ужин в конце пленительной мороки.
 
Я лихо по ветру пустилась, без лишних дум и разговоров.
И вихри тут же подхватили меня, в объятиях кружа.
У крыши сломаны стропила, и та, наверно, съедет скоро
В пустыню чувственных идиллий, где клятв просрочена межа.
И этот танец с ветром милым бессилию смягчает норов.
 
В помине нету океанов, остались только их фантомы.
Но в этих призрачных глубинах привычно гибнут корабли.
А якоря наносят раны, а те рождают гематомы,
И в колере души повинны всецело узники глубин.
Здесь смех мой прежний, нынче странный, покоится в тиши - как дома.
 
 
17. Что такое Настоящий? 
– What is REAL? – asked the Rabbit one day...
– Real isn't how you are made, – said the Skin Horse. – It's a thing that happens to you... When a child loves you for a long, long time, not just to play with, but REALLY loves you, then you become Real...
– Does it hurt? – asked the Rabbit.
–  Sometimes,–   said the Skin Horse,  – When you are Real you don't mind being hurt... Generally, by the time you are Real, most of your hair has been loved off, and your eyes drop out and you get loose in the joints and very shabby...But these things don't matter at all, because once you are Real you can't be ugly, except to people who don't understand...
The Velveteen Rabbit, Margery Williams
 
Мокнет небо из вельвета – видно, облачные массы
держит веток паутина. Рвется дождика парча.
Как всегда мне мало света  – застит марлевая маска,
и, хоть мы не в карантине, я играю во врача:
у больных моих хвостатых тоже есть известный вирус.
И гарцую я по кругу  – от рентгена до УЗИ.
Узнаю не по белстату, что процент злосчастный вырос
и пугаю им подругу  – чтобы чем-то загрузить.
 
И сгоняю мысли в стайки, и еще один анализ  –
вроде вовремя успела... И еще одна статья...
Ах, а мне бы  в угадайку поиграть: пришла весна ли.
И которой фирмы пену ты бы выбрал для бритья?
и куда бы мы сходили – наяву, не на бумаге.
Стал ли день у вас длиннее? Путь твой близок ли далек?
Но...
    накрылся холодильник  – реагенты, соль и влага  –
все течет... и зеленеет ... где-то тонкий стебелек.
 
Стынет кофе черный в кружке  – не намного редьки слаще,
как настойкой белладонны будоражит  – не реви.
Только... больно для игрушки
становиться настоящей  –
и от сомкнутых ладоней,
и от истинной любви.
 
 
 
0
Оценок пока нет
Свидетельство о публикации №: 
12852
Аватар пользователя Света Носова
Вышедши
Ку-ку!
Ой!
Ура!)))
Wink
0
Оценок пока нет
Аватар пользователя филин
Вышедши

А стихи будут именные? Runner

Светлячка можно пачкой выкладывать. Pardon

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя Света Носова
Вышедши

не, Вовкин...нет у меня пачек...Secret

0
Оценок пока нет
1. Математика
 
Убили братика-солдатика.
Теперь он просто математика.
Теперь он прост, но в то же время и
Так сложен в страшном уравнении.
Теперь он равен неизвестности,
Песку и травам дикой местности.
 
Когда клыками небо клацало,
И вырывало жизнь абзацами,
И умножался дикий зной в тени
На нереальность в сотой степени,
А море огненное ожило,
На ноль солдатика помножили.
 
Убили братика-солдатика.
Где вы, стратегия и тактика?
Где вы, суворовы и жуковы?
Не льёте слезы в горе луковом?
Вам эти мертвые солдатики
Ничем не портят математики?

 

 

0
Оценок пока нет
Вышедши

 

На # 1 Математика

Тут у меня сложилось какое-то двоякое впечатление. С одной стороны стих серьёзный, с другой стороны слово солдатики звучит как-то нелепо, типа это как бэ войнушка оловяных солдатиков и напоминает всякие страшилки про смерть, как например : Бабушка бомбу нашла у ворот, больше в деревне никто не живёт. Хотя задумка сама по себе интересная и подана оригинально.

Правда вот здесь, я как-то запутался:

Когда клыками небо клацало,
И вырывало жизнь абзацами,

И умножался дикий зной в тени
На нереальность в сотой степени,
А море огненное ожило,
На ноль солдатика помножили.

Понятно, что на ноль солдатика помножили, и небо, которое клацало, и умножался дикий звон...

Но дальше идёт отдельной фразой, А море огненное ОЖИЛО, на ноль солдатика ПОМНОЖИЛИ? (О)

В общем впечатление у меня не очень хорошее от этого стихо, проглядывается даже некое кощунство по поводу погибших воинов.

 

0
Оценок пока нет

2. Весенний день

Весенний день, щебечут птицы,
деревья шелестят листвой,
с небес тепло в лучах струится
на опустевший город мой.

Покрылись пылью в детском саде
качели и забытый мяч,
висит табличка на ограде:
«GESLOTEN», с подписью, санврач.

Иду один по тротуару,
в ближайший с домом магазин,
не веря тихому кошмару,
который создал карантин.

И всё, как прежде, в день весенний
цветут тюльпаны вдоль дорог,
лишь возле церкви куст сирени
засох, как траурный венок.

 

 

0
Оценок пока нет

3. Река права

река темна, тревожна, 
но жива. 
волокна трав сплетает в кружева 
и радуется каждому налиму. 
река журчит, бурчит на куликов 
и смотрит вширь, но видит далеко. 
в нее ума небесного налили. 
река седая, мудрая река 
несет в себе леса и облака, 
и солнце, и заплаканные ивы. 
река близка, 
смотри в нее, смотри, 
в ней столько помещается внутри... 
в ней - целый мир, большой и говорливый. 
и мы приходим плакаться сюда. 
вся наша боль - 
песчинки да вода, 
что вытекает струйками сквозь пальцы. 
мы тянем время здесь, на берегу. 
нас ангелы речные берегут - 
кривых дорог потерянных скитальцев. 
они-то знают: хрупок человек, 
легонько гладят нас по голове, 
выветривают хвори и тревоги. 

река чиста. 
река всегда права. 
и кажется, что сами мы - трава, 
проросшая щетиной у дороги.

 

0
Оценок пока нет
Вышедши

На # 6

Река права

Для меня это стихотворение, как говорят – легло на душу.
Очень объёмное по восприятию, в котором присутствует и лёгкий юмор, и мудрось, и красота природы.
Улыбнул меня следующий сюжет:
Кулики бегают у воды по берегу и кланяются носом до земли. Носом они достают себе еду в тине, в иле, под камешками или в траве, и этим как бы беспокоят реку, а она них бурчит на этих хулиганов. Такого описания в  тексте нет, но оно вполне представляется, как и другие моменты отражены с большим спектром фантазий для читателя.  
А в этом сюжете  получился, на мой взгляд даже афоризм:

вся наша боль –
песчинки да вода, 
что вытекает струйками сквозь пальцы. 

Окончание стихотворение, опять же чёткое и немного грустное, грустное потому, что люди действительно среди матушки природы, как та трава проросшая щетиной у дороги жизни...

Могу смело сказать автору браво!

0
Оценок пока нет

4. спросить

я видел это собственными глазами:
в тот миг как вас силком уминали в гроб,
вы мне и небу какой-то пустяк сказали
но мне мешал вас слышать поющий поп.

и гроб уже был - как платьем - огнем обмотан,
и мне и к небу как звук разбегался смог,
и вы так громко, так страшно кричали что-то.
а я услышать опять ничего не мог.

здесь время вечным как горб наросло забором -
и глаз не мой и от сажи отмыт забор,
но перед троном моим всё бормочут своры.
и воздух голоса прячется свары свор.

не станут толще кости, ни уже штофы,
не будет мясо быстрее гореть, ни стыть,
коль мне наплачет палач вашей песни строфы.
но я боюсь до сих пор у него спросить

 

 

0
Оценок пока нет

5. МУЗА /ИНТРОВЕРСИЯ/

В странном обличии Муза приснилась в полночь поэту –
шар под зонтом и в мужскую одежду одета.
Что-то зелёное в виде лица, без тела и кожи,
бедный поэт холодел и молил:«свя-тый боже»!
В сумраке слышались шорохи и невнятные речи,
в ложе земного царя засыпал поздний вечер.
Лунный шафран штукатурил крылом шершавые стены,
пыльная звёздность мерцала в цветах молибдена.
В рёбра земли врезались со свистом небесные стрелы,
в страхе поэт ощутил дрожь в коленях и взял парабеллум.
На смертном одре душа полетела над чёрной пустыней,
оставшись навеки юной и обручённой с богиней.

 

 

0
Оценок пока нет
6. Чешуёво как-то в заоконье
 

Сколько рыб в одной квадратной раме
Океана, втиснутого в реку?
Не смеши людей недословами -
Столько неподвластно человеку!

Чешуёво как-то в Заоконье…
Рыбы - говорливейшее племя!
Видишь, бьют челом об подоконник,
Обсуждают суетное время.

Сколько голосам, доныне грешным,
Бить о перепонки до увечья?
Заоконный мир безумно нежен…
Покорми же рыбок, человече!

0
Оценок пока нет
Вышедши

0
Оценок пока нет
7. Иллюзии и параллели
 
Июль, ты куда? Ты наверное здесь по ошибке.
Июнь уступает, однако, шагнув за калитку.
Бледнеет японская ива хакура-нишики.
И дни наполняются вкусом вишневой наливки.
И кажется, плюнь – зашипят накаленные кровли.
В садах испаряются красные капли черешен.
И лето клубничное давится собственной кровью.
Понять бы за что нам... и, главное – чем его режут?
Тебе оно дорого слишком обходится целым.
А мне оно дорого желтым, зеленым и сочным.
Плачу. Или плачу? Без торга. Великую цену.
За каждое слово. За каждый условный кусочек.
За то, что не прячусь – открыта, боса и раздета,
за то, что ломать не даю нас на две половинки –
я днем выключаюсь, как будто меня из розетки
достали решительно, выдернув грубо за вилку.
За то, что заточен язык и чурается ножен,
за то, что бессонницей сонные сутки кромсаю.
За то, что я так тяжела – невесомая ноша,
что все генеральные сессии, съезд или саммит,
тебе до звезды. Или где-то. За Горным Алтаем.
И там же, отдельно от дерева, крона и корни.
За то, что к коре приникаю, покорно глотая,
все то, чем давно неизвестные поят и кормят.
Пью соки, которые горче, чем стебли аира,
пытаясь рассудок держать в равновесии хрупком –
то майна, то в-ира-я...из зазеркального мира –
за шелест реальности из задохнувшейся трубки,
за то, что горячий висок лихорадочно влажен...
Плачу. Может быть и не всем, что имею, но многим –
за то, что упрямые брови целую и глажу,
скрестив параллели,
иллюзии,
крылья
и ноги...
 
 
 
0
Оценок пока нет
Ничего удалять не надо. Условия были изменены. В виде исключения, согласно манифесту, в этот раз. Поскольку это первый из серии планируемых конкурсов. Facepalm
0
Оценок пока нет
Аватар пользователя Оксана Кар
Вышедши

А нельзя ли тогда удалить комменты из ленты? Как-то неприятно. Как будто украла что-то...

0
Оценок пока нет
Вышедши

Это не сложно, Оксана.

0
Оценок пока нет

8. Заводит песню....

Заводит песню осень у дверей,
А мы, вцепившись в летние мотивы,
Считаем голос осени противным,
У нас как-будто от него мигрень.
Не принимая пёстрой красоты,
Уходим в сплин, под тёмные зонты.
И, слыша дробный, бодрый стук дождя,
Кривим лицо, придав ему усталость:
"Ах, летом ярче и смелей мечталось,
Теперь же солнце, быстро уходя,
Укроет землю вытертой рогожкой,
И станет воздух стылым и тревожным!"
Бежим по лужам, видеть не хотим
Прозрачность неба, быстрый танец листьев,
Рябины спелой, сочно-рыжей кисти,
Росы хрусталь в ловушке паутин.
Жуём свою осеннюю печаль,
Упрятав плечи в старенькую шаль,
В глаза не глядя, крепкий чай глотая...
Быть может нам не лета не хватает?

 

 

 

 

0
Оценок пока нет

9. Сентябрь

Разжав пожелтевшие пальцы берёз,
Оковы разбив, собираюсь в дорогу.
Из разного хлама, который берёг,
С собой захвачу я не так уж и много.

Сжигаемых веток дурманящий дым
Накроет дома синеватым туманом.
Сквозь мелкие капли парящей воды
Привидится ангел, забывший осанну.

Сентябрь, угасая, поплачет слегка
Над стопкой завязанных ленточкой писем.
Бумага сгорит, а слова к облакам
Из пепла взлетят, словно радужный бисер.

И всё позади. Только свежесть и боль
Останутся, и бесконечность дороги.
Cтук сердца сорвётся в глухую триоль,
Но быстро вернётся в размеренно-строгий.

 

 

0
Оценок пока нет

10. Муж другую полюбил...

Муж другую полюбил -
эка невидаль!
День валяется в пыли,
в серой небыли.
Перейти свой Рубикон
осторожненько...
Раны лечат испокон
подорожником.
Ну, подумаешь, печаль,
я беспечная!
Зверобой да иван-чай -
всё залечено.
Солнце льёт на облака
медь из ковшика,
Подбирается тоска
драной кошкою.
Опрокинута - держись -
в небо лестница,
Искорёженная жизнь,
ох, не лечится...

 

 

 

0
Оценок пока нет
11. Когда ты вернулся
 
Когда в темноте моей ночи утихли твои шаги,
и там, за экраном, мир опустел и замер,
отчаянный, безнадёжный, жалкий крик — помоги! —
был мною успешно удушен,— сдан экзамен.
Достойная сдержанность, comme il faut, bon ton,
покорность общественно-выгодному серому миражу
приличий, весомому в вирте не более, чем сон…
Сказать ли? Нельзя… Но я всё равно скажу:
Ты думаешь, я спала – хоть одну ночь?
Ты думаешь, я жила – хоть один день?

 

0
Оценок пока нет

12. Обломный дождь

Теряю вечер у камина,
искрят поленья вкривь и вкось.
И дождь вгоняет с кислой миной
в меня тоску, как в стену гвоздь.

Листаю томик афоризмов,
хранящий сотни мудрых фраз.
Обломный дождь бьёт по карнизам,
и слышен ставен скрип и лязг.

Расстался луч с фонарной лампой,
коснулся книжного листа.
Погладил свет лимонной лапой
по шёрстке спящего кота.

Колго'тит вечер нудным бредом –
буянит ливень, как злодей...
Меня укрыл шотландским пледом
и в царство снов унёс Морфей.

0
Оценок пока нет

13. Вирус войны

Какое счастье, - мы безнадёжно заражены!
К концу затянутой, непонятной зимовесны
мы поголовно поймали вирус войны —
бояться поздно, лечиться нечем.

Воюют все против всех — куда ни взгляни,
в Европе – ночи горящие, дымные дни,
всё так условно — где мы, где уже они,
идём на бойню, понурив плечи.

В США негры белых за всё на свете гнобят и бьют,
политкорректность — глобальный, впившийся в горла жгут
и чем азартнее в мазохистском восторге лгут,
тем туже петли на политкорректных шеях,

Огонь небесный в ближневосточном былом раю,
по всей земле братья братьев умело бьют…
И лишь у нас — благодать, тишина, уют,
правопорядок и конституцией веет.

Но нас порядком не сломишь, не усмиришь,
пускай в реале — железный покой и тишь,
мы в вирте бойни такие замутим – ишь!
Мы в пацифисты совсем не гожи —

исподтишка в душу плюнуть, жизнь втихаря сломать,
оклеветать, — где же ты, возмездие и тюрьма?
всех сладострастно послать, поминая мать, —
и снова в жизнь с благолепной, невинной рожей.

0
Оценок пока нет

14. Период полураспада

Сирени терпкий аромат в окно открытое струится.
Рассвету вторит детский хор — роддома звонкий позывной.
Из-под щеки сбегает сон, перемахнув забор ресниц, и
слегка покалывает грудь молочной пенистой волной.

А в коридоре мерный стук — везёт тележку белый аист.
Сейчас в палате скрипнет дверь, войдёт и нас вознаградит:
немолодая медсестра вручит мне свёрток, улыбаясь,
привычным жестом показав, как приложить тебя к груди.

Такой безбровый и смешной, как хомячок с губой дрожащей.
Как долго ждали встречи мы, перебирая имена.
Три килограмма двести грамм щемящей нежности и счастья.
Как жаль, что папа не успел тебя увидеть из окна.

Не повезло, но не беда. Такая служба, что поделать!
Кому-то надо поднимать в свинцовость неба вертолёт.
Послали папу помогать зачем-то в Припять на неделю —
всего семь дней, вернётся он, Ванюшу на руки возьмёт.

*

городу было тягостно умирать
знать что смертельно болен всегда непросто
город надеялся это идет игра
он ведь наивный зелёный еще подросток

всё пробуждалось буйно цвела полынь
день выходной был горем как бритвой вспорот
пахло тревогой обманом и чем-то злым
сделался сразу чужим отчужденный город

ветер дразнился пылью дышал в лицо
иглами миллизивертов метя в спину
пыль оседала на чёртово колесо
чёрным трилистником на желтизне кабинок

город цеплялся город кричал за что
рокот колонны воздух на клочья резал
вверх уносился глубокий протяжный стон
боли и ужаса сосен рыжего леса

*

Ванечка, тише! Не плачь — разбудишь папу.
Папе так нужен сон, он ужасно слабый.
Знаешь, во сне всегда прибывают силы.
Спи, мой хороший. Мама с тобой, мой милый.
Глазки закрой. А я лишь сомкну ресницы,
Вижу её... шестую... опять больницу.
"Пусть он с семьей побудет, ведь лучше дома".
Взгляды отводят. Как мне эта боль знакома.
"Так получилось, прости, я не мог иначе".
В горле комок. Я не пла... Я уже не плачу.
Как похудел он, не думать о том пытаюсь.
Бледный, как воск, не горит, а тихонько тает.
Что-то латынью бормочут врачи уныло.
Я же иконку в подушку ему зашила.
Знахарка мне обещала отвар особый —
Быстро убьёт он и вирусы, и микробы.
Миелоциты, коварные эти, тоже.
Многих спасала она и ему поможет.
Пусть осуждают, мол, это обман и ересь.
Главное — это любить. Любить и верить.

*

Ванечка, милый! Что ты насупил брови?
Ой, извиняемся, доктор Иван Петрович!
Жаль, что отца совсем ты не помнишь, Ваня!
Как вы похожи — нравом, улыбкой, взглядом.
Также на помощь бросаешься безоглядно.
"Так получилось, прости, но так было надо" —
я утешаюсь часто его словами.

Ваня, у папы ржавчина ест оградку,
да и плита проседает, и стала шаткой.
Надпись в конце весны мы подкрасим сами.
Как ни старайся — краска зимой облезет.
Время всегда побеждает в тяжёлом весе.
Всё распадается, даже проклятый цезий —
стойкая к полураспаду только память.

Знаешь, сынок, а мы там недавно были —
в городе, что погружается в чернобыльник,
в точке, где жизнь распалась на два осколка.
Время заснуло там, будто проклял кто-то.
Город назад забирает себе природа.
Здесь через тридцать лет перед Новым годом
в центре на площади мы нарядили ёлку.

0
Оценок пока нет
15. А что останется
 
А что останется, когда
меня не будет -
земля и небо, и вода,
деревья, люди,
июля пойманного звон
в горсти счастливой,
и топот капель
по оконному отливу.

И вновь продолжится игра -
всё та же слякоть
кому-то скажет, что пора
в чернила плакать,
и будут новые вестись
о прежднем речи,
и переписан будет стих
ровней и резче.

А мне,
хоть будет всё равно,
а что там с ними,
ведь там забудется давно
всё, даже имя -
отрадно будет налегке
в засмертье топать
и знать -
пророс я в той строке
случайным тропом.

0
Оценок пока нет

Обращаем внимание тех, кто уже ознакомился с лентой: в номере 13 произведена замена стихотворения по просьбе автора.

0
Оценок пока нет
Вышедши

на 22: И в чем именно, уважаемый Виктор, вы усмотрели кощунство НАД ?

И зачем вы строчечку из текста привели и слова в ней выделили? Что из этого следует понять?

0
Оценок пока нет
Вышедши

Извините, Алесандр, я высказал своё мнение. Кощунство я увидел в слове солдатики, которых убивали по схеме математики. Текст сам по себе не шуточный, а при чтении получается, как бы автор шутит, но шутит как-то странно.

Текст я выделил для того, чтобы был понятен мой комментарий.

А МОРЕ огненное ожило... Море среднего рода, а кто тогда на ноль помножилИ?

И ещё, если вдуматься в словосочетание помножить на ноль в плане человека, то это жаргонный диалект и звучит он так:

Ша б.... на ноль помножу!

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя филин
Вышедши

Виктор, выдумывать-то вы можете любые ассоциации, которые позволяет ваш богатый внутренний мир. Но почему вы призываете за них к ответу автора, который ни сном, ни духом? Wink

0
Оценок пока нет
Вышедши

Филин, это моё мнение, и если наши предки геройски не погибали, то и в войнах мы бы не побеждали.

Тема военная, и я по Вашему должен согласиться, что мой дед не погиб, а его на ноль помножили?

Вы в своём уме?

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя филин
Вышедши

Успокойтесь, пожалуйста! Я не в вашем уме.

Я тоже выскажу мнение: ваши попытки притянуть сюда предков и всё сопутствующее - вот, что действительно кощунственно.

0
Оценок пока нет
Вышедши

Вот и высказывайте своё мнение, я что запрещаю.

А притянуть, как Вы говорите, можно всех погибших солдат, которых, по словам автора помножили на ноль,  при этом ещё  дал намёк на великих полководцев, что им было пофигу смерти солдат, они ж математику не портят...

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя филин
Вышедши

Мне вот интересно, вы по заданию автора ему пиар устроили? Почему, если вас зацепили не огрехи произведения, а суть, вы начинаете полемизировать не в ответке? Напишите разгромное стихо - всё сразу станет видно. Fool

0
Оценок пока нет
Вышедши

Ггг, Владимира зацепил бесплатный пиар:)

Виктор, а вы заметили, что великие полководцы написаны с маленькой буквы?:)

0
Оценок пока нет
Вышедши

Ну шоб Вальдемар не обижался, вот и ему пиар.

Wink

В стихах твоих всё гениально просто,
Л юбовь души видна не свысока.
А жизнь прожить не так уж сложно,
Д ля человека, если мысль проста...
И диллий в мире очень много,
М ы сами выбираем разный путь.
И будет жизнь не сказочной дорогой,
Р ешившему познать в ней смысла суть...

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя филин
Вышедши

Просто-сложно, свысока-проста? Виктор, если что, акростих характеризуется наличием рифмы (а так же ритма), а не оторванными головками первых слов. Ну и хоть какой-то смысл могли бы вложить, а? Pardon Трояк мой. 

Александр, попался автор-пушкин-сукин_сын? Время и - уравнении, в тени - степени - это хорошо сделанные рифмы??? Тема всё спишет?Fool

0
Оценок пока нет
Вышедши

Вов, конкурс не анонимный вроде.

первая рифма - ассонансная, вторая разноударная. нормальные рифмы, чтобы самому было интересно:) точные как-то задолбали:)

а про тему - ты зря. я от звука шел.

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя филин
Вышедши

Оно бы, может, и смотрелось при разболтанном риме где-нибудь в тонике, но при такой маршевой поступи выглядит как стоптанный лапоть (ладно хоть) на ноге. (Имхо, чур меня, чур!)

И - в чём таки прав Виктор - почему вся ответственность возлагается только на наших суворовых и жуковых? А наполеоны-македонские совсем не при чём?

0
Оценок пока нет
Вышедши

Вов, а чтоб понятнее было соотечественникам:) к тому ж, какая разница из чего собирательный образ творить? ну, было бы из македонских, понятнее стало бы? пришли бы обрусевшие македонцы и тоже ныть бы стали:)

ну а по поводу лаптей...почему-то считается, что, если разноударная или ассонанс, то должен быть принципом текста, и в то же время постоянно причитают, читая только точные, какая скукота. 

думаю, нет ограничений. есть ограниченное понимание и, как следствие, ограниченная свобода.  и с этим надо бороться:)

0
Оценок пока нет
Вышедши

На # 35

Филин, я обычный графоман. В ещё в школе я  таким образом на доске подкалывал одноклассников, а где-то три года тому назад мне кто-то сказал, что это акро, я и понятия об этом не имел, также впервые Ветровоск критиковала мою виршу и отметила, что я что-то там напутал про некий дактиль, пришлось гуглить, что за зверь... так что по технике я не спец, но говорят хорошо рисую, и с этим у меня и связано восприятие стихов, которые я читаю....

Так што извините, но я всегда пишу в замечаниях только то, что я ощутил после прочтения того или иного стихотворения.

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя филин
Вышедши

Виктор, мне идея нравится, но я подколки не нашёл. Help

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя филин
Вышедши

Саш, попробовал продекламиировать, хорошего не получилось - чеканная рифмовка первых двух строк проваливается в невнятной третьей и четвёртой, а потом опять возвращается. Мало того - в третьей-четвертой строках первой и второй строфы идут смысловые провалы: сложен=телосложение/сложность, «умножался дикий зной в тени» (это ж перл! хоть я, привычный к пересчету тяжести потерь, такое осилю, но дикость/приручённость зноя уже и меня валит с ног). Зачем это сделано, какую решает задачу, ответь, убивец скукоты? Я бы мог предположить, что составная рифма и нырки смысла в абстракционизм в этом месте - это авторский приём, если бы в третьей строфе автор сам на него не наплювал бы: жуковы-луковом.

Может, выложишь звуковой файл? Pardon

0
Оценок пока нет
Вышедши

Ггг, "убивец скукоты". 

В "сложен" сразу играют еще несколько значений, помимо антонимичного к "простому":от складывать (стопочкой) и от складывать(арфметическое действие).

По поводу "дикости"...есть устойчивые обороты с этим "диким": "дико жарко" или "дико хочется пить". Здесь слово используется в значении "чрезмерности".

Как-то так.

А по поводу записи своего голоса: я об этом мечтаю уже лет 10:))))

0
Оценок пока нет
Вышедши

Собрались вместе братики

без всякой математики,

и выразили, каждый, что всех достал мистраль.

Пришёл ньютон поддатенький,

и сел на метр – в квадратике,

а пьяненькие братики, глядят,

сидит паскаль.

Думаю, не нужно объяснять почему Ньютон и Паскаль написаны в этой шутке с маленькой буквы?

Облегчу ваши умы, каждый малообразованный человек знает, что ньютон на один квадратный метр – это паскаль, также, как и каждый русский человек знает, что фамилии достойных русских полководцев должно писать с большой буквы. Иначе... (думайте сами) 

 

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя Оксана Кар
Вышедши

Тени и степени - прекрасная рифма, как по мне. Именно в этом стихотворении при таких ударениях - лялечка!

0
Оценок пока нет
Вышедши

Виктор, вам нужно - вы и пишите. Автор делает то, что ему нужно, исходя из собственных соображений. Догнать эти соображения - задача, достойная малообразованного читателя:)

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя филин
Вышедши

Тени и степени - прекрасная рифма

А хто спорит? «Палка-селёдка» - вообще феерическая рифма! Fool

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя Оксана Кар
Вышедши

Владимир, не верю, что ты не слышишь: знОйвтенИ - стЕпенИ. Далеко не палка-селёдка. Почти идеальная рифма. Идеальнее только пень в тени. Или лень в тени)))

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя филин
Вышедши

Почти идеальная рифма. 

Чивоооо??? Dash to a wall

Оксана, идеальная рифма - тавтологическая (омонимическую ещё можно, главное - чтоб совпадение было полным). Всегда так было и сегодня ещё до обеда точно не было никаких предпосылок для революции. Wink

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя Оксана Кар
Вышедши

Вова, но мы же не ищём лёгких путей, правда? Они не для нас!

0
Оценок пока нет
16. Сломанная игрушка
 
                              "The ponies run, the girls are young
                              The odds are there to beat…"
                              A Thousand Kisses Deep. Leonard Cohen
 
Скончалась Эйфелева дама, туман ее понуро гложет,
И холод жжет огня почище на тротуарах без конца.
Среди рождественского гама, гирлянд и глянцевых обложек,
Где в каждом праведном жилище поют величие творца,
Мне чувство странное упрямо ерошит зябнущую кожу.
 
Звучит мелодия вполсилы, там девы юны, пони скачут…
И руки свет на ощупь ищут, а им в ответ - вопросов тьма.
Сквозь дождь и ветер я носила в себе надежду на удачу,
Бравуре скармливая в пищу небес чахоточных корма
И туч трепещущих чернила, пока не вытошнит от плача.
 
Вдоль Буги Стрит навстречу стуже текут бродячих слов потоки.
Самим себе противны даже, как крысы, пробуют бежать
От уз бумажных стен наружу, но на поруки за пороки
У времени набор продажен - не светит нищим и бомжам.
А светит крысолова ужин в конце пленительной мороки.
 
Я лихо по ветру пустилась, без лишних дум и разговоров.
И вихри тут же подхватили меня, в объятиях кружа.
У крыши сломаны стропила, и та, наверно, съедет скоро
В пустыню чувственных идиллий, где клятв просрочена межа.
И этот танец с ветром милым бессилию смягчает норов.
 
В помине нету океанов, остались только их фантомы.
Но в этих призрачных глубинах привычно гибнут корабли.
А якоря наносят раны, а те рождают гематомы,
И в колере души повинны всецело узники глубин.
Здесь смех мой прежний, нынче странный, покоится в тиши - как дома.
 
 
0
Оценок пока нет

Страницы

randomness