... зона повышенного творческого риска *)

Davide

Когда в другой мой день рождения муж спросил, не добить ли всё, что было днём, приобщением к любимой обоими нами высокой музыке, я запротестовала. Сказала, что хочу дичи.  
"Ну что ж, дичь, так дичь. Пойдём на этно". 
Прикусывать язык было поздно. Если супруг решил исполнить моё желание - лучше смириться сразу.
И я смирилась, приготовившись честно выстрадать положенное время среди бабок-дедок, охочих исключительно до испанского фольклора, который я сама в больших количествах выношу с трудом. 
Но от классики же отказалась, а раз отказалась... :(
....................................................................

Зал действительно оказался забит пожилой публикой, и два свободных места как раз в середине первого ряда, казалось, ждали только нас.
Свет в зале тоже.
Лишь под потолком сцены неравномерно трепетали оранжевые языки.

На сцену вышли босиком 3 музыканта, одетые в широкие, цвета гнилой вишни просторные рубахи странного покроя и чёрные штаны с закатанными штанинами,  и уселись на ящики, вокруг которых были разбросаны всякие музыкальные инструменты и ещё какие-то предметы то ли декоративного, то ли другого назначения.
Потом появился и четвёртый исполнитель - певец Davide Salvado, как писалось в программке.
Он тоже сначала направился к самому высокому ящику, но потом вдруг остановился и окинул зал отрешённым взглядом,  как будто прощаясь с чем-то...

Муж, не говоря ни слова, взял из моих рук сумочку. 
Я так же молча встала и пошла навстречу протянутой мне со сцены руке. 
Мы сели на ящики. Певец на высокий, я - на другой пониже, стоявший у его ног, спиной к залу.
Он заглянул мне в глаза и ....

Зазвучала первая песня. 
Точнее, речитатив на одном из скользких галисийских диалектов, сразу перенёсший нас в волшебство. 

O lobo ouvea cando canta. E a voz da bestia....

Волчье пение - вой. 
Это голос дикой твари. 
Голос, у которого есть желудок  и ему знаком голод; голос генитальный, волнующий, чарующий, завораживающий, околдовывающий; он - угроза, тайна, не имеющая разгадки. 
Сердце дремучих лесов, тысячелетнее нутро земли поёт голосом волка...
Мы - волки. 
ТЫ это знаешь.

А потом и пение:

Preciosa, onde me levas
se eu xa non teño vontade....
 
Красавица, куда ты ведёшь меня, лишённого воли?
Вою волком, глядя украдкой из засады - своей груди, полной ярости и ненависти....

Перед каждой песней он рассказывал то историю её рождения, то одну из легенд когда-то дикого севера Испании, ставшую текстом, переливавшуюся в песню, а потом в следующий рассказ под неумолкающее музыкальное сопровождение так, что действо было непрерывным. И момент перехода можно было почувствовать только во время приглушённо струящегося рефрена 
ай ла лэ лэ 
лэ ла 
лэ лэ ла... 
ай рэ нэ на 
ай рэ нэ на
ай рэ нэ на нэ на нэ на

Rema, barqueriño, rema
Non deixes que a auga nos leve...

Греби, гребец, греби. Не дай воде унести нас раньше, чем опустится нoчь...

Но вдруг музыка прервалась.  Он отвёл взгляд от моих зрачков и обратился к зрителям:
"А сейчас мы будем петь вместе. Точнее, я буду идти по дремучему лесу и петь, как делали в древности, чтобы прогнать живущих в чаще злых духов, а вам надо имитировать звуки этого леса так, как вы их себе представляете: шум ветра в кронах, голоса зверей, птиц..." . 
Ваше вступление - по взмаху моей руки после каждого куплета. 
Полуминутная тишина, ставший багровым свет - и первый взмах руки.  Мороз побежал по коже.... Это было реально жутко. 
Люди без малейшего стеснения издавали такие звуки, что, появись на сцене одно из олицетворяющих злых духов существ, никто бы не удивился.

А он снова смотрел мне прямо в душу широко раскрытыми глазами и творил чудо... как будто для меня одной.

Estreliña relumbrante
vai entrando que eu xa vou...

Звёздочка ясная,
ты можешь появиться,
я уже ухожу...

Но отзвучала жалоба Елены, просящей у портняжки серебряную булавку, чтобы извлечь застрявшую в сердце занозу, зловещая муинейра маронда из непролазных лесов, сломанный пандеро, сопровождающий голос умирающего, завещающего другу жениться на его любимой, просьба напоить слепых волков, прощание рыбака, каждый раз уходящего в море навсегда,  естественная деревенская эротика, и волки, бесконечные волки почти во всех текстах...

В рухнувшей на зал тишине мы продолжали смотреть друг на друга. Никакой реакции на проснувшееся "бис"....

Наконец зрители начали покидать зал. 

Через пару минут он встал, помог подняться мне, поцеловал руку, а я его в густую шёлковую шевелюру. 
Подвёл к краю сцены и передал меня ожидавшему там, как будто так и было запланировано, мужу.
На нас оглядывались. За моей спиной прозвучало:"Что это было?" 
Певец посмотрел туда и совершенно серьёзно ответил:" А как вы думаете?".
....................................................................
Давидэ...
Я вижу во сне твою Галисию и просыпаюсь от своего стона. А муж ласково гладит меня по плечу и шепчет:" Всё хорошо. У него всё хорошо". 
....................................................................

Друг супруга, бывший с нами на концерте, не решился задать волнующий его вопрос там, в зале. 
Но потом любопытство всё-таки победило и он спросил его, были ли мы с Давидэ знакомы до концерта.  
"Нет." - ответил тот спокойно.
"Так как же ты ... ". "Да вот какая штука....  её всегда зовут на сцену, когда это НУЖНО. Остального ты не поймёшь. Как, впрочем, и я..."
....................................................................
Странная вещь  - жизнь. Сюрприз за сюрпризом... 
Сегодня, в мой день рождения по старому стилю, мой друг, случайно попавший на этот же концерт в другом городе, подарил мне диск Давидэ. 
И видео, на котором зал воет как-то совсем не впечатляюще. Mожет потому, что концерт дневной. 
А у ног певца нет женщины.
Муж сказал, что второй ЖЕНЩИНЫ просто нет....

Виды Галисии с текстами песен на обороте. Леса и болота.

Волчьи шкуры

Видео друга:

 

 

 

0
Оценок пока нет
Свидетельство о публикации №: 
8615
Аватар пользователя Magissa
На При©тани

​​​​  Видео из сети, как раз та песня, под которую воет зал.

0
Оценок пока нет