... зона повышенного творческого риска *)

Глава 6: "Кому и кобыла невеста"

 

впервые опубликовано на сайте Графоманов.нет! в октябре 2010г.

 

 

Красная Книга Графомании

Глава 6: "Кому и кобыла невеста"

 

 

«- А что, отец, - спросил молодой человек, затянувшись, - невесты у вас в городе есть?
Старик дворник ничуть не удивился.
- Кому и кобыла невеста...»

(с) И. Ильф и Е. Петров. 12 стульев.

 

Вместо предисловия

Вот и осень наступила. А значит - пора счипать цыплят.
А то – разговелись тут, понимаешь, без графского надзору-то. Ну, ничего - это поправимо 8-).

Но сначала пару вступительных слов.

Во-первых, напоминаем почтеннейшей публике, что нам глубоко наплевать на внешность, личные качества, душевные переживания, состояние здоровья, житейские проблемы и т.п. реальных авторов. Мы ничего этого не знаем и знать не желаем, ибо это к делу не относится. Единственным объектом нашего внимания является поэтическая продукция, добровольно выставленная на всеобщее обозрение.

Во-вторых, о нововведении. Отныне мы решили печатать списки граждан, рекомендующих избранных нами авторов. Дабы показать, что наши избранники являются также избранниками многих, зачастую весьма уважаемых жителей нашего портала. Правда, по другим причинам, но это уже детали.

В-третьих, можем биться об заклад, что по большинству авторов, включенных в настоящую главу, у нас возникнут серьезные разногласия с половиной планеты. Найдутся десятки поклонниц и поклонников или просто приятелей/приятельниц, которые будут возмущаться, говорить, что мы ничего не смыслим в поэзии и что тот или иной автор - замечательный человек, добрый и веселый, с неисчерпаемыми запасами тепловой энергии, и вообще - их любимый поэт. Что тут ответить? См. название главы.

Ну, что - поехали?

РегНом 26: Михаил Беликов

Автора рекомендуют (32):
•  Людмила Юхимец (Mila)
•  Юлия Лавданская
•  Алла Рыженко
•  Елена Русланова
•  Татьяна Игнатьева
•  Вера Рычихина (Вера)
•  Круглов Владимир
•  Инка Птичка -Моа Древняя
•  Оксана Картельян (Каркуша)
•  Ирина Грин
•  Andrey Po
•  march30
•  Ирина Светлая
•  mahno
•  Legenda
•  Olya
•  Мигунова Людмила
•  Хельга Гнатышева
•  Марина Далимаева (Эм)
•  ПАВЕЛ ГОЛУШКО
•  Шамсия Рутенберг
•  Валентин Багинский
•  Андрей Сочинялкин
•  Anima Mundi
•  Натали Клим
•  Васин Александр
•  Татьяна Чепурная
•  Артемий Шарашин
•  Мидора Акунинская
•  Тереза Шатилова
•  Галка Сороко-Вороно
•  Снежная Пешка

Да-а.. Пожалуй, это один из самых длинных списков рекомендантов на сайте.

Да и по другой статистике этот автор может запросто соперничать с такими гигантами поэтической мысли, как легендарный Геннадий Кон. Судите сами:

Произведений: 408
Читателей: 107766
Полученных рецензий: 1443
Написанных рецензий: 1442
Доска почета автора: Конкурс ЛитО "Феникс" "С праздником 8 марта!", 3-е место в номинации Поэзия, Стихотворение "7 марта. Вечер. "(обнаружить не удалось)
Рейтинг автора: 1240

Скажем больше – Михаил и редсовету нос утрет, одной левой! Для сравнения, у Порошина рейтинг всего 997. Автор также запросто переплевывает большинство ВИПов, а до остальных -  например, до Плющикова (1581) - ему рукой подать. Да что там - на всем сайте только у четырех (!) авторов рейтинг выше, чем у Михаила. Короче, просто выдающийся экземпляр. Скорее читать!

Примечание: Авторская орфография и пунктуация сохранены полностью.

Автор рекомендует нам начать знакомство со своим творчеством с нижеследующего произведения. Видимо, это у него самое-самое. Ну, что ж - давайте последуем его рекомендации.

Прощальный блюз (песня)[/

"Я проснулся пол-шестого,
А во рту ужасный вкус,
Но твой платок лежит шелкОвый,
До сих пор играет блюз.
Я понял быстро, что сегодня
День не тот, что был вчера.
И я как-будто в преисподней,
И куда-то ты ушла.

Ты ушла...
Как был сладок вечер наш.
Я не хочу терять, что было в этот вечер с тобой
И я вхожу в раж.

Твои запястья изломались -
Их помял тяжелый груз,
И, нет, не нужен тут анализ,
Когда вновь играет блюз.
И простыня, что под рукой,
Еще хранит твоё тепло.
Мне лень гоняться за тобой,
А ты однако же - трепло!

И ты ушла...
Невзначай, исподтишка.
Я понял, кинула меня сегодня детка, право,
И в этом смысл стишка.

Но ты забыла на трюмо
Кольцо и свой козырный туз,
Мы не доели эскимо
И вновь играет старый блюз.
Наверно, в двух шагах от счастья
Едешь ты сейчас в метро.
И на фига мне быть несчастным?
Просто мне не повезло.

Но ты есть...
Но где-то там в тени.
Того, кто будет так к тебе изысканно любезен
Сооблазни!

А я устал, мне день, как вечность,
Когда вот такая ты.
Ушла. Конечно, неизбежность
Мне грозит из темноты.
Но ты такая же, как все,
Имеешь минус или плюс,
И я на смену той мечте
Спою тебе прощальный блюз.

Ты ушла...
И ночи наши ушли.
Да пусть тебе твоя звезда подарит вечный свой огонь,
Но ты приветов не шли."

Ну, как? Заценили? То-то же! Давайте теперь вместе посмакуем.

"Я проснулся пол-шестого"

Это, видимо, стилизация под народ. Мол, народ у нас безграмотный - дай-ка и я буду писать, как он.

"А во рту ужасный вкус" - какой именно и почему, автор не объясняет. Учитывая, что этот вкус появился во рту после ночи, проведенной с любимой, остается только голову ломать, что он делал этим ртом...

"Но твой платок лежит шелкОвый,
До сих пор играет блюз."

Очень интересное противопоставление наличия платка и ужасного вкуса во рту. Мол, вкус - жуткий, но платок-то лежит. Да еще и блюз играет… Короче, ничего страшного - потерплю.

"Я понял быстро, что сегодня
День не тот, что был вчера."

Литгерой - не дурак. Понял, причем быстро, что "сегодня" - это не "вчера". Молодец.

"И я как-будто в преисподней,
И куда-то ты ушла."

Вот ведь какие тяжелые последствия может иметь простое осознание нетождественности "сегодня" и "вчера" - и сам "как-будто в преисподней", и любимая "куда-то ушла". А лишний дефис в "как будто" снова свидетельствует об умелой стилизации под безграмотный народ. Хорошо.

"Ты ушла...
Как был сладок вечер наш.
Я не хочу терять, что было в этот вечер с тобой
И я вхожу в раж."

Как видим, уход любимой "куда-то" вызывает у литгероя сильные отрицательные эмоции, а именно: ярость, неистовство, исступление. Страсти-то какие!..

"Твои запястья изломались -
Их помял тяжелый груз, "

Тааак… похоже, что яростные эмоции он испытывал еще "до того". Можно только догадываться, какой «груз» литгерой ставил на запястья любимой, что они "изломались". Гири стопудовые? Или книжный шкаф?.. Теперь понятно, почему женщина ушла.

"И, нет, не нужен тут анализ,
Когда вновь играет блюз."

Действительно, анализ лучше оставить следственной группе прокуратуры.

"И простыня, что под рукой,
Еще хранит твоё тепло.
Мне лень гоняться за тобой,
А ты однако же - трепло!"

Следует отдать должное откровенности литгероя. Он честно признается в том, что несколько ленив. Но тут же добавляет, что и у женщины есть недостатки, например, она - "трепло". Видимо, что-то обещала, но слова не сдержала. Хотя у кого в сложившихся обстоятельствах повернется язык винить несчастную в недержании слова?

"И ты ушла...
Невзначай, исподтишка."

Ценная информация к размышлению: ушедшая женщина отличается незаурядным мужеством и невероятной болевой выносливостью. Ведь у нее ж запястья сломаны! Другая бы на ее месте кричала, звала на помощь, пыталась вырваться из лап изувера... А она - нет. Стойко дождалась, пока он уснет и этак "невзначай", слегка покачивая бедрами, на выход.

"Я понял, кинула меня сегодня детка, право,
И в этом смысл стишка."

То есть, дальше можно уже не читать? Не-ет, давайте все-таки дочитаем, до победного конца.

"Но ты забыла на трюмо
Кольцо и свой козырный туз,
Мы не доели эскимо
И вновь играет старый блюз."

Снова ценные для прокуратуры сведения. До того, как он ей сломал запястья, они резались в карты и ели эскимо. Наверное, она его обыграла. Или пыталась у него эскимо откусить. А он вспылил. И красной, как кровь, нитью через все стихо - блюююззз….

"Наверно, в двух шагах от счастья
Едешь ты сейчас в метро.
И на фига мне быть несчастным?
Просто мне не повезло."

И действительно, "на фига"?  Хотя нам кажется, что "не повезло" все же больше женщине, со сломанными запястьями. Отметим оригинальную рифму "счастья - несчастным". Смело.
"Метро - повезло" тоже хорошо.

"Но ты есть...
Но где-то там в тени.
Того, кто будет так к тебе изысканно любезен
Сооблазни!"

Что такое "сооблазни", мы не знаем. Но, что бы это ни было, вряд ли ей сейчас до того - ей бы до больницы скорой помощи как-то добраться.

"А я устал, мне день, как вечность,
Когда вот такая ты.
Ушла. Конечно, неизбежность
Мне грозит из темноты."

Не мудрено и устать, книжные шкафы двигая…
Какая "такая"? Сам же ей руки и переломал! А "неизбежность" - это аллегория прокурора? Типа, возмездие неотвратимо.

"Но ты такая же, как все,
Имеешь минус или плюс,
И я на смену той мечте
Спою тебе прощальный блюз."

На минуточку. Мы только что установили, что не "такая, как все". И сломанные запястья – это скорее минус, чем плюс, нет?

Ну, а в конце, как и положено, все встают и уходят:

"Ты ушла...
И ночи наши ушли.
Да пусть тебе твоя звезда подарит вечный свой огонь,
Но ты приветов не шли."

Учитывая трагические события той ночи, тема "вечного огня" звучит как-то особенно зловеще…

Читаем дальше.

Не отвечает телефон... (песня)

«не отвечает телефон,
и голос мой неотвечаем.
надежды лучик... скуп и он,
угрюмо тускл, незрим, мерцаем...
когда так нужен - голос нем,
и пуст отсек, где нахожусь я.
черчу себе подобье схем
и путь отсёк - не лезь, не суйся,
себе твержу, забудь, засни!
огни одни в окне, как братья,
очнись, поверь и уясни,
что не сегодня должен брать их.
те крепости, чей воздух свят,
храним, лелеем и желанен,
чей бастион не будет взят
с невыразимым опозданьем.
и черствый хлеб не той души
был скушан нынче лебедями
и тот объект, что иссушил...
он скучен, пусть и принят Вами.
не расслабляйтесь, отключив
свой телефон, не помня правил.
всегда найдутся те ключи,
что отпереть и Вас заставят
глухие двери миражей,
теней запахнутые ставни.
не поражение важней!
а то, что мы чуть дальше стали... "

Давайте разбираться.

"не отвечает телефон,
и голос мой неотвечаем."

Гениально! Правда, что такое «неотвечаемый голос», мы не знаем, но красиво!

«надежды лучик... скуп и он,
угрюмо тускл, незрим, мерцаем...»

А кто еще скуп, если И лучик тоже? И какой же он все-таки, этот лучик:

а) "угрюмо тускл" - т.е. виден, но плохо;
б) "незрим" – т.е. НЕ виден вообще, или
с) "мерцаем" - т.е. его кто-то там мерцает?

Нет ответа.

Дальше мы узнаем, что литгерой – подводник или космонавт.

«когда так нужен - голос нем,
и пуст отсек, где нахожусь я.»

«черчу себе подобье схем
и путь отсёк - не лезь, не суйся,
себе твержу, забудь, засни!
огни одни в окне, как братья,»

Прочувствовали изящество смысловых оттенков? Не просто схемы чертит, а нечто, похожее на.

Учитывая, что рыбы не курят и не жгут костров, а значит – с огнями напряженка, версию с подводником приходится отбросить. Остается космонавт.

«очнись, поверь и уясни,
что не сегодня должен брать их.
те крепости, чей воздух свят,
храним, лелеем и желанен,
чей бастион не будет взят
с невыразимым опозданьем.»

Какие такие крепости должен брать наш космонавт, мы так никогда и не узнаем (типа, военная тайна). Зато можем снова насладиться такими перлами, как «лелеем» и «желанен».

А крепости-то не простые, а уникальные: на всех ОДИН бастион! Типа - сиамские близнецы.

Не может не восхитить и несочетаемое сочетание «с невыразимым опозданьем».

«и черствый хлеб не той души
был скушан нынче лебедями
и тот объект, что иссушил...
он скучен, пусть и принят Вами.»

Чем дальше в лес, т.е. в космос... Откуда ни возьмись, появляются лебеди-душееды. Подслеповатые. Или просто неразборчивые в еде, ибо едят не то. А космонавт, он еще и мелиоратор, по совместительству – осушает объекты, которые потом успешно кому-то сдает. Дело это довольно скучное, но необходимое для сельского хозяйства страны.

«не расслабляйтесь, отключив
свой телефон, не помня правил.
всегда найдутся те ключи,
что отпереть и Вас заставят
глухие двери миражей,
теней запахнутые ставни.
не поражение важней!
а то, что мы чуть дальше стали..."

Мать честная! А космонавт-то – лошадь!  Ибо это - бред сивой кобылы. Ну, а что? Ведь летали же в космос собаки, или морские свинки, к примеру. А лошади - не люди, что ли?

Ну, и напоследок…

Немного эротики

"Гладкость кожи меня погубила
Красота чуть расслабленных ног,
В этой слабости - вся Ваша сила,
И пространств этих розовых вздрог
Тишину разбудил. Сон проклятый,
Силы долго держал взаперти,
И ни первый, ни даже десятый
Нас не сможет сегодня спасти.
Глубина бесконечна, поверьте!
И совсем уж не важен размер.
Где-то там развлекаются черти -
Чем уж нам не достойный пример?
А когда Вас обида не ранит,
Всё спокойно и пальчик на Нём,
Всё на место немедленно встанет
И достоен Ваш будет приём.
Лучше быть ослепительно мокрой
И за грех не считать те труды,
Чем понурой ходить и поблёклой
И заранее знать все ходы..."

Да уж!.. Аж дыхание в зобу сперло.

"И пространств этих розовых вздрог" был таким громким, что "тишину разбудил"! О как!

"Сон проклятый,
Силы долго держал взаперти"
- Уууу, гадина!

Но "глубина бесконечна", а "размер не важен". Согласны.

"Где-то там развлекаются черти -
Чем уж нам не достойный пример?"

Тут не совсем понятно. С кого все-таки автор призывает брать пример - с чертей или с ужа? И чем тут вообще занимаются - сатанизмом или зоофилией?

"А когда Вас обида не ранит,
Всё спокойно и пальчик на Нём,
Всё на место немедленно встанет
И достоен Ваш будет приём."

От такого эротизма у нас сразу встает … шерсть дыбом! Это ж надо!..

Срочно в ККГ, полное собрание сочинений!

Учитывая, что Михаил – это автор-песенник, наш традиционный отклик тоже песенный.

Неласковый Миша

На трибунах становится тише,
Будто вовсе и нет ни души.
А на сцене Неласковый Миша
Приготовился тетку душить.

Изогнется в агонии тело,
И на лоб повылазят глаза.
Миша Беликов в роли Отелло
Убедителен, публика - за.

Не иначе как в поисках счастья
В лошадином стихийном бреду
Он ломает любимой запястья
Монтировкой у всех на виду.

Лик любимый героем лелеем,
Хоть и залита кровью кровать.
Он запястья приклеит ей клеем,
Чтобы завтра по новой сломать.

Гробит дев не насилия ради,
Но от жуткой любовной тоски …
А у публики ужас во взгляде,
И встают на дыбы волоски.

Постепенно сдвигается крыша
Оставляя мозги нагишом…
Пожалей нас, Неласковый Миша,
Возвращайся, откуда пришел!

Ах да, чуть не забыли ярлык повесить (см. нашу классификацию в предыдущей главе: http://www.grafomanov.net/poems/view_poem/167630/.)

Михаила можно было бы отнести к "штирлицам", если бы не вопиющая "орлятость", проступающая тут и там. Так что, пускай висит не тут и не там, а между.

***

Недалеко упал и следующий яблоК.

РегНом 27: Валентин Багинский

Автора рекомендуют (11):
•Косяк Наталия
•Олег Соколов(Сокол)
•Надежда Колноузенко
•Юрий Калашников
•Сергей Вострецов
•Александр Заносиенко ( Алзан )
•Ольга Климук
•Лейсан Ахмерова
•Михаил Беликов
•Любовь Сушко
•Нежна

Этот автор гораздо мягче и пушистее, о чем в один голос говорят его по-читатели. Остается установить связь между этими, несомненно, положительными качествами его личности и собственно поэзией. Сами понимаете, для этого надо почитать его произведения. И снова последуем рекомендации самого автора, который настоятельно советует начать вот с этого.

ОНА
 
"*** Она - ?

***
Её ничто не остановит.
Её никто не перебьёт.
Глаголы действия построю –
Шеренгой, - так Она идёт.

Танцуя, песенно, упрямо;
Не глядя «на», не глядя в бок,
Не глядя за спину, лишь – прямо.
Ну чем Она не полубог?!

Осанка ровна, взгляд уверен;
Гору подвинуть Ей легко.
Открыты потаённы двери…
Ну чем Она не Божество?!

***
Она не спит, когда мы смотрим сны.
Нет, - не бессонница, ей просто время мало;
Ей не до сна, и дрёма не пристала.
Ей время мало – не её вина.

Ей время мало – не её вина.
Мы – на ладони для Неё – видны;
И произвольно, может сжать до хруста,
Чтоб убедиться, что внутри не пусто;
Потом подует на ресниц виточки,
И скажет: «За меня – борьба – без точки»
И улыбнётся, и ладонь – качелью:
Кружатся звёзды – февралём – метелью…
Посмотрит насквозь знойным летом суши:
«Я растопчу, коль продадите души».

***
Она заходит… Не моргнёшь и оком…
Не постучав, и не послав гонца,
И растворяет окна все широко –
До широты, не знающей венца.

В одну струну, в один нездешний голос,
В одно дыханье, взгляд – устремлена;
И упаси – хотя б единый волос…
Слова смолкают. Говорит Она.

***
Так – два луча, прорезывая пустынь
Пустого неба в пустоте ночной,
Встречаются в прикосновеньи уст,
И образуют круг, светящийся, живой:
Так Солнце новое рождается, - без пятен,
И светит всем, и свет тот необъятен.

***
Она приходит… Открывает двери,
И на пороге выбором молчит:
Входить ли в этот мир полушинели,
В обёртку стен и переплёт причин? –
Ей, - беспричинной – причиненье – лихо,
Скандал, позор, и складка меж бровей.
Она пришла, - не станет больше кликать.
Растёт порог из кладки дней-ночей…
Да, так растёт порог, - отмена встрече.
В словах суконных именуют - «вечность».

***
Она идёт! Не знает макияжа…
Нет ни румян, ни теней, ни чернил;
Её костюм не от Кутюра даже,
И не Воронин платье Ей пошил.
Простая ткань: льняная или ситца,
Намёка нет на метки «татуаж»…
Прохожий скажет: «Да – Она –
Что слов котомка вам не пригодится,-
Не изъяснят Её граффити букв,
Слова мычат, желая разродиться… искрится!!!»
Да! И – яснится, и светится…Аж…
Горят – свеча и солнца вечный круг.

***
Она идёт…

Берегу Тебя:
Так берег свои бережет воды,
Так колос свои бережет всходы,
Так ель свою бережет хвою,
Так меч бережет себя к бою,
Так свет бережет себя к свету,
Так небо всегда хранит комету,
Ладони так берегут пунктиры,
Так берегут свои струны лиры,
Так взгляд бережет свое око,
Дыхание так бережет вдох свой,
Так берегу, как могу, всем собою,
Хочу же – беречь сильнее – втрое."

Сразу обращает на себя внимание первая строчка-вопрос - "Она - ?".Типа - опознание в милиции:
- Она?
- Вроде, да. А вообще - темно было, я не разглядел.

Вот и мы не смогли определить, о чем/ком сие стихо: о любимой? о любви?..

"Её ничто не остановит.
Её никто не перебьёт.
Глаголы действия построю –
Шеренгой, - так Она идёт."

Кто бы/что бы это ни был(о), персонаж этот настроен весьма решительно - "НИЧТО не остановит". К тому же его/ее видимо-невидимо - "никто не перебьет", сколько бы ни бил. Далее подтверждается, что "Она" выступает во множественном числе, ибо ходит шеренгой. А для шеренги "Ее" должно быть как минимум две штуки. ЧуднО!

"Танцуя, песенно, упрямо;
Не глядя «на», не глядя в бок,
Не глядя за спину, лишь – прямо.
Ну чем Она не полубог?!"

«Она» танцует и поет, упрямо. Совсем как авторы ККГ. Хоть кол на голове теши, а они все пишут и пишут…

Непонятки продолжаются. Кто такой "на", на которого Она не глядит? И кому принадлежит бок, в который "Она" тоже не смотрит?

Итого: танцует, поет и смотрит тока прямо. И действительно - чем не "полубог"? На целого бога, пожалуй, не тянет. А за "полу - " сойдет.

"Осанка ровна, взгляд уверен;
Гору подвинуть Ей легко.
Открыты потаённы двери…
Ну чем Она не Божество?!"

А, так все-таки тянет, на ЦЕЛОЕ божество-то? Выдающийся экземпляр! Некрасов со своим "коня на скаку" меркнет в момент. "Гору подвинуть Ей легко"! Правда, автор почему-то считает, что это слово произносится "горУ", но это детали.

Куда «открыты двери» и почему они "потаенны" - мы не поняли. Да, нам стыдно. А что делать?

"Она не спит, когда мы смотрим сны.
Нет, - не бессонница, ей просто время мало;
Ей не до сна, и дрёма не пристала.
Ей время мало – не её вина."

Интересные вещи рассказывает автор. Мы, мол, часто ходим смотреть сны, а «Ее» это не интересует. Не спит. Но не от бессонницы, а из-за нехватки времени (именно так, насколько нам известно, пишется "время" в родительном падеже). "Дрёма не пристала" - и правильно сделала: пристанешь к такой, она возьмет и "подвинет", вместе с горой…

Несмотря на всю свою мощь, временем своим «Она» не распоряжается. Поэтому винить «Ее» в его нехватке - бессмысленно.    

Тем временем автор продолжает настаивать на своем варианте склонения слова «время».

«Ей время мало – не её вина.
Мы – на ладони для Неё – видны;
И произвольно, может сжать до хруста,
Чтоб убедиться, что внутри не пусто;»

Здесь у читателя возникает страшная догадка, что «Она» - это некий женский вариант Кинг-Конга. А мы у «Нее» на ладони, которую «Она» может сжать «произвольно», т.е. в любой момент. Пожалуй, пора делать ноги...

«Потом подует на ресниц виточки,
И скажет: «За меня – борьба – без точки»»

Это надо сразу в книгу рекордов Гиннеса! Мы лично никогда еще не видели ресниц настолько длинных, чтобы их можно было завивать. Представляете - ресницы, а на них бигуди?

Нельзя не восхититься сочетанием «борьба без точки». Возможно, имеется в виду точка холодного оружия. Мол, точить не надо, можно и тупым.

«Посмотрит насквозь знойным летом суши:
«Я растопчу, коль продадите души».»

И снова авторский вариант ударения – «нАсквозь». А что – вполне. Но вот при чем тут «суши»? И что на них смотреть? Их есть надо. Это мы вам как кот вам заявляем.

А насчет душ, мы согласны. Торговлю органами мы не одобряем.

«Она заходит… Не моргнёшь и оком…
Не постучав, и не послав гонца,
И растворяет окна все широко –
До широты, не знающей венца.»

Согласитесь, для такой крупной женщины подобная молниеносность – это выдающееся достижение. Налицо отличная спортивная форма. Правда, как и подобает Кинг-Конгше, «Она» несколько невоспитана – заходит без стука. И тут же начинает проветривать помещение. Мол, накурено тут у вас... И снова неизвестный науке зверь – «венец широты».  Этак до конца стишка и на зоопарк насобираем.

«В одну струну, в один нездешний голос,
В одно дыханье, взгляд – устремлена;
И упаси – хотя б единый волос…
Слова смолкают. Говорит Она.»

А вот и лошадь. Потому что это уже бред. Ясно одно: «Она» – иностранка, ибо голос «нездешний». Что и коню понятно – в наших-то краях Кинг-Конги не водятся. Какой такой "единый волос" надо "упасти", мы обратно не поняли. Но «Ей» никто не перечит. И это понятно – себе дороже.

«Так – два луча, прорезывая пустынь
Пустого неба в пустоте ночной,
Встречаются в прикосновеньи уст,
И образуют круг, светящийся, живой:
Так Солнце новое рождается, - без пятен,
И светит всем, и свет тот необъятен.»

В этом лирическом отступлении от основного сюжетной линии про Кинг-Конгшу описывается некое сложное атмосферное или, скорее, космическое явление. В безвоздушном пространстве встречаются два луча. Лучи не простые, а с устами. Представили? Летит луч, а на торце у него такой ярко накрашенный свисток. Жесть!

Короче, поцеловавшись, лучи образуют некий «живой круг» и таким образом рожают «Солнце новое». Причем свет его обнимать бесполезно – он необъятен. Перед нами совершенно новая теория образования солнц. Мы считаем, что автору нужно срочно податься на Нобелевскую премию по астрофизике.

Однако вернемся к нашим Кинг-Конгам.

«Она приходит… Открывает двери,
И на пороге выбором молчит:
Входить ли в этот мир полушинели,
В обёртку стен и переплёт причин? –
Ей, - беспричинной – причиненье – лихо,
Скандал, позор, и складка меж бровей.
Она пришла, - не станет больше кликать.
Растёт порог из кладки дней-ночей…
Да, так растёт порог, - отмена встрече.
В словах суконных именуют - «вечность».»

Та же лошадь, только в профиль. Сивее не бывает. Приходит и стоит «выбором на пороге». Входить иль не входить – вот в чем вопрос...
Мы попытались-таки понять, что такое «мир полушинели». Но не смогли. Возможно, имелось в виду «Полишинеля» или «Полишинелей», т.е. шутов. Но это только робкая догадка. Дальше без комментариев – лошадь бредит.

«Она идёт! Не знает макияжа…
Нет ни румян, ни теней, ни чернил;»

Бедняжка выросла в дебрях Амазонки – даже не знает о существовании макияжа. «Ни румян, ни теней, ни чернил»... Стоп. А что женщины уже и чернилами мажутся? Ох, уж эта мода!

«Её костюм не от Кутюра даже,
И не Воронин платье Ей пошил.»

Это, видимо, авторский юмор. Ибо не может быть, чтобы он не знал, что никакого модельера по имени «Кутюр» нет, а есть «от кутюр» (от фр. haute couture – высокая мода). Молодец автор, шутка удалась.

Дальше бред уже не сивый – он сверкает всеми цветами радуги: «и искрится, и яснится, и светится…Аж…» Тут хошь – не хошь, а замычишь, как «слова, желая разродиться». Отметим, что автор – безнадежный романтик, а не хозяйственник, ибо жжет свечи почем зря, даже когда светит солнце.

В финале этого эпохального произведения, третье лицо («Она») неожиданно исчезает, но зато появляется второе («Тебя»). Отсюда можно сделать вывод: либо это какой-то новый зверь, либо литгерой близко сошелся с Кинг-Конгшей и даже перешел с ней на "ты".

«Берегу Тебя:
Так берег свои бережет воды,
Так колос свои бережет всходы,
Так ель свою бережет хвою,
Так меч бережет себя к бою,
Так свет бережет себя к свету,
Так небо всегда хранит комету,
Ладони так берегут пунктиры,
Так берегут свои струны лиры,
Так взгляд бережет свое око,
Дыхание так бережет вдох свой,
Так берегу, как могу, всем собою,
Хочу же – беречь сильнее – втрое.»

Маразм крепчал... Если «берег с водами» еще проходит, то дальше «Остапа понесло». Ибо мы не понимаем, например, как «колос» может беречь «свои всходы». Автор явно не аграрий. Иначе он знал бы, что когда появляются колоски, никаких всходов уже нет. Ну, так злаковые устроены: сначала всходы, а колоски значительно позже. В лучшем случае они могут беречь ПАМЯТЬ о всходах, которыми они когда-то были – типа, память о собственном детстве.

А «как свет бережет себя к свету»? Наверно, так же, как масло бережет себя к маслу.

При всем уважении к автору вынуждены заявить, что отдельные его утверждения явно необоснованны, например, что «небо всегда хранит комету», а «ладони берегут пунктиры». Мы специально смотрели на небо и на ладони, но никаких комет или пунктиров не увидели. Мы также честно пытались представить себе, как это «взгляд бережет свое око», а  «дыхание бережет вдох свой». Потом решили, что это не нашего ума дело.

Устали? Мы тоже. Но нельзя же ограничить наше знакомство с этим замечательным автором единственным, хоть и длинным, произведением. Поэтому еще два коротеньких шедевра.

Пять тысяч нежных слов

«Меня как осень – листьями обносит…
Весь порыжел, веснушками горя:
Листочки кто-то опахалом косит,
И не жалеет красок и огня!
И - на меня – всё это царство красок,-
Уже по грудь усыпал злата хруст…
И вот сейчас – полдневно-ясным часом –
Я часть листочков посвящу во блюз,
А на других, которых много больше,
Я напишу пять тысяч нежных слов!
И – клином их отправлю как по почте:
Они прильнут под ритм Твоих шагов…»

Музыка! Нет слов. Всего пару вопросов.

«Уже по грудь усыпал злата хруст»: По нашим сведениям, хруст – это звук такой. А как звук может усыпать кого-либо? И даже если он это сделал, то почему только «по грудь», а дальше не распространился? На груди висели звукоотражатели? Этакий зкукоотражательный лифчик?

«Я часть листочков посвящу во блюз»: Это как? Как в рыцари? Типа, данной мне властью посвящаю вас, часть листочков, "во блюз"?

«И – клином их отправлю как по почте»: То есть, автор думает, что по почте письма и посылки перевозятся «клином»?

«Они прильнут под ритм Твоих шагов…»: К чему/кому прильнут-то?

Мой милый Ангел...

«Мой  милый Ангел, Ты не спишь наверно,
И видишь, как я дым мешаю с кофе...
У нас  здесь - время. Ночь сейчас на вдохе -
У Города расслабленные нервы;
Лишь редкое окно о чем-то полуночит
Неправильным набором многоточий.
Я тоже добавляю к ночи точку.
О, Ангел мой, зачем невидим очень?
Забот Твоих невидимых страховок
Узнал совсем недавно. Прошу Слова!
Тебя, мой Ангел, умоляю - свидься!
Заботой о Тебе я буду длиться.»

Очень мило. И даже издали похоже на поэзью. А вот при ближайшем рассмотрении в этом бочонке меда оказывается не одна ложка дегтя.

Например, «у нас здесь – время». Типа - "а у нас в квартире газ, а у вас?" Что этим хотел сказать автор? Что в других местах времени нет? Философично, но бездоказательно.

«Ночь сейчас на вдохе» - страсть как красиво! А если разобраться? Как это? Ночь, типа, вдохнула и не дышит? А выдохнет только на рассвете? А до этого будет медленно синеть от скопления углекислого газа в легких?  

«У Города расслабленные нервы» - запросто воспринимается как «слабые нервы». Что, скорее всего, тоже верно, но автор, видимо, хотел сказать не это.

«Лишь редкое окно о чем-то полуночит
Неправильным набором многоточий.»

Обалденно красиво! На первый взгляд. А на второй... Помните? «Брюки превращаются... в элегантные шорты» (с). Так и тут, вполне приличный образ «полуночащего окна» смешивается с последующим образом «многоточий окон» и превращается ... в образную кашу. Потому что одно окно не может быть одновременно «многоточием окон», а тем более набором из таких многоточий, даже если он «неправильный». Получается заумная, но несуразная красивость.

А вот дальше – тушите свет!  

«О, Ангел мой, зачем невидим очень?» - вопрошает литгерой. И действительно, зачем такие крайности? Мог бы ведь быть «невидим слегка» или «невидим чуть-чуть».

«Забот Твоих невидимых страховок
Узнал совсем недавно»

Тут мы пас. Тому, кто переведет это на русский, мы сходу переводим сто баллов.

«Прошу слова» читатель вынужден прочитать как «ПрОшу слова» - получается плавный, но мимолетный переход на польский язык.

«Тебя, мой Ангел, умоляю - свидься!»

Товарищ Ангел, мы тоже Вас умоляем! Не надо ему «свидиваться». Если он сейчас уже такие перлы выдает, то страшно представить себе, что он выдаст после глюков с Вашим участием!

Время, однако, закругляться. Несмотря на зрелый возраст, автор молод душой. Поэтому мы повесим на него ярлык вечного «орленка», который все еще учится летать, как «штирлиц». (см. нашу классификацию в предыдущей главе: http://www.grafomanov.net/poems/view_poem/167630/.)

Отклик.

Мы все косили понемногу

Опять взяла и наступила осень,
И, жуткой жаждой творчества горя,
Багинский Валя под поэта косит,
Пять тысяч слов заняв у словаря.

В который раз - наверно, в тыщу первый -
Ручьями слезы над строкою льем,
И наши вдрызг расслабленные нервы
Провисли, как веревки под бельем.

Продуктами стихийного броженья
Заправив мозг, идет на Музы зов
И будоражит нам воображенье
Неправильным набором образОв.

Поэт от бога – это сразу видно.
Напрасны споры, неуместен торг.
Но редсовет, коварный и ехидный,
Не разделяет этот наш восторг.

Элитный клуб его к себе не хочет.
Непризнанность – вот гениев удел!..
Особенно, когда «невидим очень»
Хоть тусклый лучик в этой лабуде.

***

Ну и – поскольку бог любит троицу – третий «пернатый штирлиц».

РегНом 28: Овсей Фол

Автора рекомендуют (27):
•Полина Ладанева
•Ай-Гюль
•Людмила Юхимец (Mila)
•Леичка Шпитальник
•Алекс Мальцев (SadnessCurer)
•Мигунова Людмила
•Александр Заносиенко ( Алзан )
•Рабина
•Legenda
•Мария Смирнова (Маска)
•Donna Natasha Stani
•Коне Владислав (Kone*)
•Алина Сергеева
•Галина З.
•Барковская Анастасия
•Лариса Зейлигер ( zeylar )
•Нинель Лоу
•Надежда Колноузенко
•Александр Новиков
•Татьяна Полякова
•Карпова Мария
•Terrika
•Сергей Вострецов
•Лейсан Ахмерова
•Чужанин
•Татьяна Бальсене (giriusa)
•ryabinka

Как видим, это еще один жутко популярный автор. Странно, что редсовет до сих пор не выдал ему кВИПовкий значок. Неужели что-то подозревает?

Посмотрим.

Как объять необъятное

«Как не замёрзнуть от стылых сердец,
Не утонуть в море глаз равнодушных,
Не задохнуться под пылью двудушных,
И не разрушить семейный дворец...

Как сохранить и умножить друзей,
Не замараться в завистников желчи,
Смело стремиться к успехам навстречу,
Дух не терять от крутых виражей...

Как встретить старость без боли потерь,
Не становиться обузою детям…

Мудрость в вопросе стоит, не в ответе.
Хочешь… к себе эти догмы примерь…

***
Как объять необъятное…
Как отдать невозвратное…
Как прожить, гнев не выкликав…
Как любить, слёз не выплакав…
Как познать, не раскаявшись,
Цель достичь, не намаявшись,
Быть судьбою не проклятым,
Быть любимым и понятым…»

Монументально! В одном стишке автору удалось сформулировать все основные вопросы философии. Причем в изящно-возвышенной поэтической форме. Давайте вместе насладимся.

«Как не замёрзнуть от стылых сердец,
Не утонуть в море глаз равнодушных,
Не задохнуться под пылью двудушных,
И не разрушить семейный дворец...»

Ну, во-первых, отметим великолепную рифму «равнодушных – двудушных». Что? Однокоренная? Да ладно вам придираться...

И снова хитроумность образов. Сразу и не сообразишь. Вот, например, что такое «пыль двудушных», под которой литгерой боится задохнуться? Двудушные стали пылью? От старости? Или их кремировали? А может, просто «давно здесь сидят» и покрылись таким толстым слоем пыли, что как только к ним подойдешь, так сразу и задохнешься. Однозначного ответа нет.

А про «семейный дворец» - круто! Остается только позавидовать литгерою. Мы, например, проживаем в скромной квартире на восьмом этаже. А у него имеется семейный дворец. Наверное, он работает в Газпроме.

«Как сохранить и умножить друзей,
Не замараться в завистников желчи,
Смело стремиться к успехам навстречу,
Дух не терять от крутых виражей...»

Правильно. Друзей, как и любое другое имущество, важно не только сохранять, но и преумножать, накапливать. И от завистников подальше держаться надо – желчь у них действительно очень грязная.

Приветствуем новаторство автора. Обычно в русском языке «навстречу» не требует предлога. А автор взял и употребил. Знай наших! Молодец. То  же и с духом. Известны выражения «захватывать дух» и «падать духом». Автор решил вывести новый сорт выражения – «терять дух». Логично. Ведь если у вас «захватило дух», то вы его в некотором смысле потеряли, правда?

«Как встретить старость без боли потерь,
Не становиться обузою детям…

Мудрость в вопросе стоит, не в ответе.
Хочешь… к себе эти догмы примерь…»

Прописные истины – они на то и прописные, чтобы их всюду писать. И всем кому не лень. Почем зря.

«Мудрость в вопросе стоит, не в ответе» - очень мудро. Чукча не читатель, чукча писатель.

Несколько озадачило употребление слова «догмы». Дело в том, что вне схоластического контекста, это слово имеет несколько негативный оттенок. Неужели автор негативно относится к перечиленным им задачам? Странно.  

Завершает стихо еще один, уже более равернутый список философских вопросов, но уже без уточнения авторского к ним отношения.

В философии мы не сильны, поэтому отметит лишь поэтические находки автора, а именно первоклассные рифмы (в смысле - римфмы первоклассника):

Выкликав – выплакав
Раскаявшись – намаявшись
Проклятым - понятым

Очень хорошо. Читаем дальше.

Песня любви...

«Млеет над морем закатная мредь...
Бьётся об ноги волна бирюзовая...
Солнце горит, как отлитая медь...
Я возношусь над житейскою прозою...

Ночь пеленает над морем закат...
Брызги от волн загораются звёздами...
Станет мелодией посвист цикад...
Песня любви не покажется позднею...

Мне бы сойти в час закатный с ума...
В вечной немилости глупость творящие...
Мы заточили себя в терема...
В муках являя любовь настоящую...»

Бодро! Весело! Круто! Особенно «мредь». Нам стыдно, но мы впервые видим это слово. Честно. И поэтому нас охватывает благоговейный ужас – «О, сколько нам открытий чудных...» готовит этот автор. Не найдя этого слова в словарях, но сопоставив некоторые другие словарные данные, мы пришли к выводу, что "мредь" – это нечто близкое к мраку, мороку или мареву, то есть, нечто туманное, тусклое или неясное. Поэтому мы с удивлением прочли через строчку, что «солнце горит». А куда же девался «тусклый мрак»?

Несмотря на то, что «солнце горит» еще, ночь уже «пеленает закат», пеленками, крест-накрест. К тому же загораются звезды. Короче, все удовольствия сразу.

«Я возношусь над житейскою прозою...» - просто предел романтизма! Особую прелесть этой и ВСЕМ другим строчкам стиха придает наличие многоточия на конце. Этакая лирическая недосказанность. Мол, тут читатель может додумать все что угодно.

Новая строфа. И новое открытие. Оказывается, цикады свистят! Наверное, это какой-то новый, доселе невиданный вид цикад. Ибо те цикады, которых мы слышали, не свистят. Они стрекочут или трещат. Ну, на худой конец звенят, или поют. Но никак не свистят. А эти не только свистят, а издают этакий лихой «посвист» навроде соловьев-разбойников. ЧуднО!

«Песня любви не покажется позднею...» – опять несказАнный и недоскАзанный романтизм!

А вот дальше – все стрАннее и стрАннее. Литгерой мечтает … сойти с ума, хотя и знает, что «в вечной немилости глупость творящие...». То есть, он сам себе желает зла? Может, он уже … того?..

«Мы заточили себя в терема...
В муках являя любовь настоящую...»

Что означают эти финальные строчки, мы лично не поняли. Но как красиво! Особенно про любовь, являемую в муках. Вещь! Советуем всем начинающим поэтам взять на заметку. Это сочетание - муки и любовь - действует на "грицацуевых" (независимо от пола), как на котов валерьянка. То есть, безотказно.

Давайте еще че-нить читнем.

Ничего не хочу...

«Ничего не хочу, почему только слёзы
Заструились к губам, словно реки к морям.
Я ладонью сотру этот случай курьёзный.
Не хочу никому свою боль доверять.

Ничего не хочу, а хотелось так много...-
Всё делить пополам - отдавать или брать,
Что бы ты для меня не была недотрогой,
Целовать непокорную каждую прядь...

Ничего не хочу без тебя, а с тобою
Я б взошёл на вершины любовных утех...
Но уставшее сердце стучит с перебоем,
Неуёмная грусть не встречает помех.

Ничего не хочу, не хочу, не хочу я...
За окном ветер грустную песню поёт.
Время сердцем стучит, от разлуки врачуя.
Доверяю ему я надежду на взлёт...»

Очень и очень! Образ капризной фифочки, этакой принцессы на горошине, или царевны Несмеяны - как по автору сшит. Тут мы видим, что у автора не только цикады странные – у него у самого физиологические отклонения от нормы. Например, слезы у него текут не поодиночке и даже не ручьями, а прямо «словно реки в моря». А он – Геракл, ибо реки ладонью стирает!

«Целовать непокорную каждую прядь...» - из этой красивейшей фразы делаем вывод, что любимая ходит лохматая и непричесанная, ибо у нее КАЖДАЯ прядь непослушная.

«Ничего не хочу без тебя, а с тобою
Я б взошёл на вершины любовных утех...
Но уставшее сердце стучит с перебоем,
Неуёмная грусть не встречает помех.»

Эта строфа – несомненно, вершина стиха по своей лиричности и одновременно эротичности.

Вы только вчитайтесь:

«Я б взошёл на вершины любовных утех...» - другими словами, мы бы с тобой оттянулись по полной. Но так сказать было бы грубо. А автор сумел передать ту же мысль, но гораздо более изящно. Браво!

Из следующей строки мы узнаем, что на вершину, к сожалению, не получится – «уставшее сердце стучит с перебоем». И снова «новинка техники». Обычно сердца, да и другие вещи, стучат с перебоЯМИ. А у литгероя с одним-единственным перебоем: бум! – и все. Уникальный случай.

«Неуёмная грусть не встречает помех» - снова верх изящества. Типа, грустные войска захватывали территорию противника, не встречая сопротивления…

Силен и финал:

«Ничего не хочу, не хочу, не хочу я...
За окном ветер грустную песню поёт.
Время сердцем стучит, от разлуки врачуя.
Доверяю ему я надежду на взлёт...»

«За окном ветер грустную песню поёт» - Без комментариев. Классика жанра.

А вот дальше весьма странная и зловещая картина. Некто по кличке «Время» хватает сердце и стучит им (об пол? об стенку?), якобы от «разлуки врачуя». А наивный литгерой еще и «надежду на взлет» ему доверяет. Мы бы на его месте проявили большую осторожность. Но, как говорится, хозяин – барин.

Хватит, пожалуй. Ибо и так ясно, что автор вполне достоин занять почетное место в ККГ.

Наш отклик.

Млею

Млею, читая Овсееву "мредь",
Бьюсь головою об стенку с обоями.
Я заразился, и, стало быть, впредь
Сможет психушка гордиться обоими.

Ночь пеленает расквашенный лоб,
Посвист в ушах заглушая пеленками.
Мелко трясусь - это нервный озноб:
Фола объять - не с моими силенками.

В сжатых зубах свежевырванный лист
Из сочинения "глупость творящего"…
Кажется, все-таки я - мазохист,
В муках жующий туфту настоящую.

***

Ну, а теперь птичка из несколько другой категории.
 
РегНом 29: Константин Русских (KonVenRus)

Автора рекомендуют (1):
• Юрий Юркий.

Н-да... Статистика – это палка о двух концах. Ну, ничего - думаем, после нашей публикации ряды почитателей его таланта будут расти не по дням, а по часам.

Автор - явный «стахановец» (см. нашу классификацию в предыдущей главе: http://www.grafomanov.net/poems/view_poem/167630/.), причем знатный. Но скромный. О себе говорит просто: «член СП России, член МСП "Новый Современник"».  

И только потом мы узнаем, что он еще и ЛАУРЕАТ! И не абы чего,  а конкурса «Золотая строфа»! Именно со своих лауреатских работ он и рекомендует нам начать. А и начнем.

Конкурсные работы золотая строфа - 2009

«Конкурсные работы золотая строфа - 2009
Часть работ отобрана жюри конкурса для публикации в третьем выпуске альманаха "Золотая строфа-2009".

НА ПОРОГЕ

У каждого начала есть истоки,
У каждого конца - начало есть,
Как у добра имеются пороки,
Так и коварна, и опасна лесть.
И на пороге нового столетия,
Все будет также: на местах своих,
Добро и зло, и пряники, и плети,
И этот незамысловатый стих.
Но счастлив тот, кто прожил лихолетье,
Порядочность, сумевши сохранить,
Вдвойне - кто перешел тысячелетие,
Способный жить, мечтать, любить, творить!"

Давненько мы не слыхали ничего более мудрого и оригинального! Вы только послушайте:

«У каждого начала есть истоки,
У каждого конца - начало есть,
Как у добра имеются пороки,
Так и коварна, и опасна лесть.»

Но не все так просто. Тут автор задает нам некую интелектуальную головоломку. Требуется угадать, что это за прием он тут использовал. Вроде, сравнение противоположных понятий, например, начала и конца. Правда, с авторской изюминкой. Ведь, увидев очень оригинальное противопоставление «начала» и «конца», логично ожидать, что «добро» будет противопоставлено «злу». Но автор – новатор: он противопоставляет добро лести. Но и на этом оригинальность мысли не заканчивается. Ведь, когда мы видим, что у «конца есть начало», невольно думаем, что у начала будет конец. Правильно? А вот и фигушки! У начала  есть... начало. Аналогично и со второй парой антиподов. У добра пороки и у лести тоже пороки. Чувствуете, как все замысловато и неизбито одновременно?

«И на пороге нового столетия,
Все будет также: на местах своих,
Добро и зло, и пряники, и плети,
И этот незамысловатый стих.»

Нам кажется, что во второй строке автор имел в виду «так же». Но не можем же мы ставить под сомнение орфографический выбор столь именитого поэта. А вот насчет «незамысловатого стиха» он, пожалуй, скромничает. Для нас пока что смысл его – загадка.

«Но счастлив тот, кто прожил лихолетье,
Порядочность, сумевши сохранить,
Вдвойне - кто перешел тысячелетие,
Способный жить, мечтать, любить, творить!»

Почему «вдвойне», а не втройне или, к примеру, на 74,3%?

Что такое «перейти тысячелетие»? Прожить тысячу лет? Тогда не вдвойне, а раз в пятнадцать: тысячу лет делим на среднюю продолжительность жизни...  

Отметим гениальные, поистине стахановские рифмы «лихолетье – тысячелетие» и «сохранить – творить».

И ДУШУ СВОЮ МИРУ РАСПАХНУ

«Что, осень, нам из лета взять в дорогу?-
Цветы, мечту, чтоб не было тоски,
И на пороге, помолюсь я Богу,
И затаят дыханье лепестки.
Возьму тепло небесного светила,
Ещё туман, росу и шум хлебов.
Чтоб вечность с нами радости делила,
Не надо ждать, коль наша есть любовь,
Возьму, конечно, и тетрадь, и ручку,
С гитары пыль рукой легко смахну,
Устрою мыслям маленькую взбучку.
И душу свою миру распахну.
Ещё возьму стихи, они со мною,
А также - веру, дружбу, красоту.
И чувство, порожденное мечтою,
И взлёта мысли вольной в высоту.»

Ну, что мы говорили? Какой напор! Какой полет «мысли вольной в высоту»! Да тут уже не Стаханов - Чкалов отдыхает!

Особенно нам понравилось: «Не надо ждать, коль наша есть любовь». Песня!

А в конце обратили внимание? «Ещё возьму ... та-та-та... и взлёта мысли вольной в высоту.»

«Взлета» и «возьму» не согласованы. Но это вовсе не ошибка, а авторский прием. Ведь взять и тупо согласовать – это любой дурак может. А тут – «мысли вольной в высоту».

ПОЗДНЯЯ ОСЕНЬ

"Отгуляло" бабье лето -
Осень на дворе.
И осталось в прошлом где - то,
В добром сентябре.
Разошлось в дали туманной
Золото лесов.
И не слышно утром ранним
Птичьих голосов.
Ветер бьется в подоконник,
Ветками шуршит.
И как будто старый дворник
Листья ворошит.
Кап, кап, кап - мотив знакомый -
Сразу не поймешь.
Застучал по крыше дома
Мелкий, мелкий дождь.
Вспыхнул день на шторах новый
Солнечным лучом.
Кап, кап, кап - и снова, снова
Хмуро за окном."

Афанасий Фет ворочается в могиле, от зависти. Особенно понравилась рифмы «шуршит – ворошит» и «новый – снова».

ЗИМУШКА - ЗИМА

«Листочек жёлтый, золотой
Летит, играет на ветру,
Лишь в памяти - ужасный зной
И слаще спится поутру...
Идёт давно холодный дождь,
Камин играет огоньком.
Знобит, прохладно, хмуро, дрожь,
Пора согреться кофейком...
...Ну, слава Богу - первый снег!
Зима уверенно идёт.
И ничего, что ветра нет,
Она не ждёт, она поёт.
И танго зимнее, и вальс,
А вот идёт и пересвист,
Вот тенор переходит в бас.
"...И так, три месяца на бис".
Опять снежит и вновь ветра,
Мороз окреп - его черёд.
В хоккей играет детвора,
Спешит на встречу Новый год."

Здорово! И снова чудные рифмы: «огоньком – кофейком», «идет – поет». Обратите внимание: автор не занимается скучным выписыванием деталей, он лишь несколькими легкими мазками кисти обозначает мысль и переходит, нет – перебегает к другой. Например:

«И танго зимнее, и вальс»

Что «танго»? Что «вальс»? Ни до, ни после про это ничего не говорится. И это правильно – пусть читатель не ленится кверху пузом на диване, а возьмет и додумает че-нить. Например, на какую «встречу» спешит Новый год.

Скажем вам по секрету, что именно «за умелое отображение русской природы» автор и был удостоен грамоты «международного литературного конкурса Избранное (поэзия)» в 2009 году. Кстати, учредителем конкурса был некто Юрий Юркий. Как, вы не знаете Юрия Юркого?! Ну, тот самый, единственный в списке «Автора рекомендуют».

Нас же тут особо привлекает молодость духа автора. Примерно так пишут дети 10-12 лет...

А вот и гражданская тематика, без которой автор просто не может называться «стахановцем».

"ОТКАЗНЫЕ" ДЕТИ

«Как птицы кормят птенчиков,
Ласкают кошечки котят,
Как зайчики и белочки
Уход ведут, порой не спят.
И в хищном мире у зверья...
Да! Божий, видно, этот знак, -
Природой создано не зря...
А у людей бывает так.
По всей стране в тоске растут
Десятки тысяч малышей -
В домах сирот нашли приют
При добром здравии матерей.
И каждый день с надеждой ждут,
Бросая грустный взгляд в окно,
Сейчас придут, домой возьмут,
Но снова вечер и темно.
Эмансипация дала
Свободу женщинам в любви,
Поразвлеклась и родила,
Но не кричи и не зови.
"Кукушка", что на двух ногах,
На вид, как будто человек,
Погрязшая в земных грехах,
Не замолить их и вовек.
Но сердце ли стучит в груди?
Нет! Сердце без души - лишь стук,
А нет души - ее не жди,
Нет человека - только звук.»

Скупая мужская слеза скатилась у нас по усу и звонко шмякнулась на пол – кап! Какие все-таки сволочи – эти эмансипированные женщины!

А стишок – прелесть! Начинается с горячо любимых автором сравнительных оборотов.

«Как птицы кормят птенчиков,
Ласкают кошечки котят,
Как зайчики и белочки
Уход ведут, порой не спят.»

От умиления хочется замурлыкать, особенно от зайчиков и белочек, которые «уход ведут, порой не спят» - бедненькие! И опять изюминка. Ведь, когда видишь сравнительный оборот с «как...», ожидаешь, что последует «так и...». Ну, то есть, сравнение. Ан не тут-то было. Сравнение как бы зависает в воздухе, чтобы через три строчки обернуться ... противопоставлением: «А у людей бывает так». И далее по тексту...

Какой-нибудь бессердечный критик сначала бы вырвал на себе все волосы, а потом бы закричал, что за такое надо как минимум штрафовать, а то и на пятнадцать суток. Что писать так бездарно и примитивно на такие темы - это насмехаться не только над читателем, но и над теми самыми «десятками тысяч малышей»... А вы как думаете?

Читаем дальше. И не перестаем удивляться многогранности таланта автора и широте его тематического горизонта.

ДЕНЬКИ МОИ, МОИ ГОДА

«Бывают дни веселые,
Бывает не смешно,
Дороги есть окольные,
Кому-то суждено
Ходить тропинкой тайною
По скользкому пути,
С душою трепыхальною,
Но счастья не найти...»

От такого у нас у самих душа трепыхальною сделалась!

ОБ ИСТИНЕ

«Истину познать непросто,
Не причем и чувства здесь.
Истина, что в море остров,
Истина одна, что честь.
Может кто - то и не знает -
Истина всегда одна.
В сутки раз лишь рассветает,
А в ночи одна Луна.
Истину найти так сложно,
А путей не перечесть.
Тысячи дорог есть ложных,
Но одна то все же есть!»

Как не восхититься этой задорной частушкой! Как сказали бы некоторые, аффтар жжот! Из орфографических прелестей отметим авторские варианты написания «ни при чем» и «одна-то».

Не можем не откликнуться.

Вещь!

Издавна известно свету,
Что не боги жгут горшки.
Истину ущучив эту,
Костя Русских жжот! Стишки.

***
Сушит горло, ломит кости,
Путь до вечера далек…
Позвонил соседу Косте
И зашел, на огонек.

Выдал Костя сольный номер,
Типа волка при луне.
На трезвяк - я б точно помер,
А с поллитрою – вполне!

Он читал про осень с летом,
Про любовь, мечту, цветы,..
Будучи при всем при этом
С философией на «ты».

«У начала есть… начало
Есть оно и у конца…» -
Качка в черепе крепчала
С потреблением винца.

Принял я на грудь немало,
Тихо воблою шурша.
Косте истово внимала
Трепыхальная душа.

Вот и ночь. Иссякли строчки,
И под пиво кончен лещ…
Философские стишочки
Русских Кости – это вещь!

***

Однако мы совсем забыли про прекрасную половину рода графоманского. Нехорошо. Поправим.

В следующий раз.

А завершает нашу подборку...
 

РегНом 30: Виталий Масановец

У этого автора пока нет списка «Рекомендуют», но это лишь потому, что он на сайте недавно. У него еще все впереди. А вообще - это уже вполне состоявшаяся творческая личность, которая о себе скромно сообщает:

«Автор трёх поэтических сборников, член творческой организации "Одесский ренессанс".

О как! Уверены, что все три сборника разошлись многотысячными тиражами. Как? Вы еще не приобрели? Напрасно.

Ну, давайте хоть мы вам почитаем, выборочно. Опять же начнем со стихов, рекомендуемых самим автором.

Сказочная прогулка

«Если ты хочешь, давай поиграем,
Мой преданный, ласковый, солнечный друг…
Сладко уснув, мы во сне погуляем,
В сказке мной созданной мы побываем,
И ты убедишься, как чудно вокруг:

Как бескорыстно и нежно ласкает
Бескрайнее небо нас будто бы птиц,
Как тишину песни звезд разрезают,
Луна брызжет светом, словно стирает
Туманность земных и небесных границ…

Будешь в восторге от танца фонтанов,
Что встретятся нам на волшебном пути…
В красочном сне на слонах-великанах,
Которые есть лишь в сказочных странах,
Мы путь этот сможем без страха пройти.

Эльфов сияющих встретим с тобою,
Тебя удивит яркость тоненьких крыл.
Испачкав тела эльфийской пыльцою, –
Нашей недавней, но сильной любовью,
Мы в воздух поднимемся, полные сил,

И побежим по расслабленным тучкам,
Согретые светом рожденной звезды…
Браслет из цветов твоим милым ручкам
Сплету на поляне, хоть и самоучка,
Ведь знаю, родная, - ты любишь цветы.

Сладко уснув, мы во сне погуляем,
И ты убедишься, как чудно вокруг,
В сказке мной созданной мы побываем,
Сыщем места, что для нас станут Раем,
Мой преданный, ласковый, солнечный друг…»

Ну, разве не прелесть?! Что? Слюнявые муси-пуси с покалеченным ритмом, сомнительными образами и пропущенными знаками препинания? Ну, нет – вы не правы! И мы вам сейчас это докажем, построфно.

«Если ты хочешь, давай поиграем,
Мой преданный, ласковый, солнечный друг…
Сладко уснув, мы во сне погуляем,
В сказке мной созданной мы побываем,
И ты убедишься, как чудно вокруг:»

Во-первых, автор предельно точен. Другой мог бы сказать «если хочешь», но он говорит «если ТЫ хочешь». Правильно, одного глагола во втором лице было бы достаточно. Но ведь кашу маслом не испортишь. Да и надежнее так – никаких обиняков.

А какие свежие, оригинальные рифмы!

Поиграем-погуляем-побываем
Друг-вокруг

Очень и очень! А то, что он не выделил причастный оборот, так это он нарочно, чтобы не перегружать текст. Мы в этом практически уверены.

«Как бескорыстно и нежно ласкает
Бескрайнее небо нас будто бы птиц,
Как тишину песни звезд разрезают,
Луна брызжет светом, словно стирает
Туманность земных и небесных границ…»

И снова дивные рифмы: ласкает - разрезают - стирает.

Особенно нам понравился образ брызжущей светом луны, устроившей туманные постирушки.

«Будешь в восторге от танца фонтанов,
Что встретятся нам на волшебном пути…
В красочном сне на слонах-великанах,
Которые есть лишь в сказочных странах,
Мы путь этот сможем без страха пройти.»

Очень правильное решение. На слонах-великанах гораздо безопаснее – можно даже без страха путь  волшебный пройти.

«Эльфов сияющих встретим с тобою,
Тебя удивит яркость тоненьких крыл.
Испачкав тела эльфийской пыльцою, –
Нашей недавней, но сильной любовью,
Мы в воздух поднимемся, полные сил»

Офонареть! От сказочной красоты! Правда, не все понятно. Ну, то есть, как пыльцой можно испачкать тела (предположительно голые), понятно. А вот как те же тела можно испачкать «недавней, но сильной любовью» - не очень. Ну, да ладно. Главное, что, вывалявшись в пыльце, литгерои наберутся сил под завязку и поднимутся в воздух.

«И побежим по расслабленным тучкам,
Согретые светом рожденной звезды…
Браслет из цветов твоим милым ручкам
Сплету на поляне, хоть и самоучка,
Ведь знаю, родная, - ты любишь цветы.»

По тучкам побегать – это милое дело. Но, если по тучкам, значит – в атмосфере. А откуда там свет рожденной звезды. Неужто сверхновая бабахнула? В непосредственной близости от Солнечной системы, раз даже тепло доходит. А вот цветы, на поляне, среди тучек – это самое то.

«Сладко уснув, мы во сне погуляем,
И ты убедишься, как чудно вокруг,
В сказке мной созданной мы побываем,
Сыщем места, что для нас станут Раем,
Мой преданный, ласковый, солнечный друг…»

Финал так же хорош, как и начало. Тока круче. Потому что тут они не только попрыгают по тучкам, а сыщут Рай.

Допускаем, что какой-нибудь зануда критик мог бы задать ряд вопросов. Например:

Сколько лет литгерою?
А сколько лет его возлюбленной?
Она ребенок? Потому что так разговаривают с детьми дошкольного возраста.
Литгерой случайно не педофил?
А если она совершеннолетняя, то значит – умственно отсталая?
Как можно этот детский лепет на лужайке на полном серьезе выдавать за любовную лирику?

Но мы не такие. Нам очень даже нравится. Мы требуем продолжения банкета.

Росток

«Нежно Господом душа
Вшита в маленькое тело,
И теперь она умело
Жизни учит малыша.

И, едва начав дышать,
Лежа в крошечной кроватке –
Первых дней своих загадки
Он стремится разгадать.

Но проходит много лет
Прежде, чем росток пробьется,
Пустит корни, разрастется
И получит нужный цвет,

Семена плодов опять
В почве ото сна очнутся
И с природою сольются,
Чтобы чудом жизни стать.»

И снова какой-нибудь черствый критикун мог бы сказать, что тут тот же лепет, только в профиль. И такое же обилие глагольных рифм. И образность такая же сомнительная. Одна «вшитая душа» чего стоит. А швы ей не мешают в ее педагогической деятельности?

А нам - все равно нравится. Особенно «и получит нужный цвет». Просто, как все гениальное. И про круговорот семян в природе тоже хорошо. А то мы уже подзабыли школьный курс биологии. А тут вспомнили. Заодно и детство тоже – хорошо. Ну-ка еще почитаем.

Пепел любви
 
«На крылатых драконах расстроенных чувств
Прилетели хранители ночи.
Мой домашний очаг неестественно пуст…
В доме мрачно и холодно очень.

Отработал звонарь, – звон пропал за окном,
Ищет сердце мое утешенье.
Есть разлом на мосту между явью и сном,
А под ним – еле слышное пенье.

В темном небе ночном завели хоровод, –
Веселятся над городом птицы.
На соседском балконе сидит рыжий кот
И шипит на спешащие лица.

В уголке – твой портрет, – так печальны глаза,
Что безумно любили когда-то.
Очень жаль, что тебя мало я целовал,
За ошибки всегда ждет расплата.

Спать ложится со мной, перья сна разбросав,
Бело-черная птица печали.
На душе моей груз – боли с горечью сплав
И сердца моих муз зарыдали.»

Мы сами чуть не зарыдали! Ведь это ж надо... такое... выдать!

Осталось выяснить, что принимал автор перед сном – ЛСД? «Хранители» верхом на драконах, «разлом на мосту между явью и сном», «пенье» - все симптомы налицо...

Следует отметить, что красной нитью через все стихо проходят различные пернатые. Сначала птицы веселятся в хороводе (!) над городом – видно, и им ЛСД перепало. Тем временем у автора галюны продолжаются: он якобы видит кота, шипящего на спешащие ... лица. Представили? Лица, которые спешат сами по себе, а на них шипит рыжий кот. Типа, со страху.

«В уголке – твой портрет, – так печальны глаза,
Что безумно любили когда-то.
Очень жаль, что тебя мало я целовал,
За ошибки всегда ждет расплата.»

Ой, как грустно!.. А что за расплата-то? Ужас! - Литгерой в порядке наказания должен спать с ... птицей! Да еще с черно-белой! Ладно бы уже с разноцветной – все веселее как-то...

«На душе моей груз – боли с горечью сплав
И сердца моих муз зарыдали.»

Беременных женщин и детей просим выйти из зала. На всякий пожарный. А остальным можно дать волю нахлынувшим чувствам и от души порыдать, вместе с "сердцами муз" литгероя.

Замечательно. В ККГ.

А вот с ярлыком у нас заминка. Не вписывается ЭТО в существующие категории. Можно было, конечно, в "душмано-орлята" записать. Но, во-первых, автор НЕ начинающий – у него аж целых три сборника уже! А во-вторых, как отразить эту детскую непосредственность, смешанную в умопомрачительным лиризмом и обезоруживающим чувством прекрасного? Придется ввести новую категорию – «цветики». В честь незабвенного поэта Цветика и дабы подчеркнуть интимную близость к природе.

Отклик.

Страшная сила искусства

Разрешите представиться и доложить:
Я - поэт, по фамилии Цветик.
Книжных лавок уже завалил стеллажи
И тусуюсь теперь в интернете.

От рожденья с ранимой юннатской душой,
Я природе навстречу распахнут.
В виртуальном садочке, на клумбе большой
Я цвету и, естественно, пахну.

Я испачкан пыль-цой стиховодческих дел
(Что полезней, к примеру, капусты)
И в занятиях этих вполне овладел
Термоядерной силой искусства.

Раз - в расстроенных чувствах - улегся в кровать,
Ожидая пришествия ночи.
И мгновенно… драконы приперлись - штук пять!
Что, конечно же, очень и очень!..

А потом тараканы ввалились толпой,
И капеллой запели негромко.
Чтоб хоть как-то прервать этой жуткий "запой",
Я кидался в них лейкой и фомкой.

С колокольни звонарь за окном пролетел,
Аккурат на спешащие лица.
Кот соседский, увидевши лица без тел,
Дико мявкнул и начал креститься…

Вот про этот кошмар сочинил я стишок
(Просто так, а не ради медали).
Прочитал в детсаду, спровоцировав шок -
Малыши на горшках зарыдали!

***

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.
 

© Граф Тимофеев ТТ, время публикации: 4.10.2010 г. в 18:10

 

 

0
Оценок пока нет
Свидетельство о публикации №: 
23