... зона повышенного творческого риска *)

Городская проза

Хорошая проза подобна айсбергу, семь восьмых которого скрыто под водой.
/Э.Хемингуэй/
 
 
Дотошных туристов сюда не заводит гид:
это кафе для гуляющих и влюблённых.
В нём чисто и чинно, и правила здесь строги.
Но нищей за столиком лично приносит Агиль
восемь кусочков хлеба и чашку бульона.
 
Радостная толпа мимо окна течёт -
селфи с Исакием... императором... бесхозной псиной...
Скажет Агиль старухе: "Ещё горячо".
На чей-то  вопрос неловко пожмёт плечом:
"Она говорила - её назвали Анастасией".
 
Руки дрожат: может, тремор прожитых лет,
а может, и сумасшествие или  голод -
белой салфеткой она вытирает пятно на столе,
в розово-синюю собирает оставшийся хлеб,
кивает царственно в никуда, выходит в город
 
и пропадает в серо-белёсом коротком дне,
крепко розово-синий кулёк сжимая.
Если спросить про хлеб, зачем он ей -
может, на ужин или кормить голубей?
Агиль улыбнётся: "Она говорила, что это маме".
 
К ночи, когда потемнеет нарядный Спас -
схлынут весёлые толпы: время отлива.
Там, где цветы почти скрывают от глаз
"Граждане! При артобстреле... эта... опас..." -
крошки и корки хлеба лежат сиротливо.
 
Голубь шагает к оставшемуся куску -
топчет обрывки салфетки - розово-синей.
Город скрытых течений на сантименты скуп,
но в глубине он запишет ещё строку:
"Она говорила - её назвали Анастасией".
 
________________________________________________
 
* Анастаси́я: воскрешённая, возвращённая к жизни
** Агиль: умный, понимающий, знающий (азерб.)
 
 
4.75
Средний рейтинг: 4.8 (4)
Свидетельство о публикации №: 
9245
Вышедши

Yahoo!Yahoo!Yahoo!Yahoo!Yahoo!

0
Оценок пока нет