... зона повышенного творческого риска *)

БЕСПРЕДЕЛ-4. Голосование участников и читателей в 3-м туре

 
 
Голосование участников и читателей во третьем туре объявляется открытым!
Все произведения были тщательно перемешаны и опубликованы без указания имен авторов и названий команд, авторство нельзя разглашать до окончания тура.
 
Арбитрам тексты тоже будут разосланы без указания авторства.
 
Правила голосования:
 
Любой участник или читатель может выбрать в шорт от 3-х до 9-ти произведений. Каждому выбранному произведению будет засчитан 1 балл, участнику за голосование - тоже добавлен 1 балл. Трем произведениям в шорте участник или читатель может присвоить "1-е место" - им будет засчитано по 2 балла.
 
Голосование по ссылке
 
Для участников, не зарегистрированных на портале: можно присылать шорты на почту ведущему:
vpk-bespredel@mail.ru
 
Эти шорты будут публиковаться открыто сразу после завершения голосования) До окончания голосования можно внести изменения в шорт.
 
Голосование продлится до 8 декабря, 20.00 по московскому времени.
Подведение итогов - 9 декабря.
 
Читаем и обсуждаем здесь, а голосуем ТУТ
 
Голосовать за себя и за членов своей команды нельзя.
 
Конкурсные произведения:
 
1. Древний мир

Spoiler: Highlight to view

 
1.1 Благая весть
 
Я думаю, в тот день зацвёл миндаль,
В садах запахло мёдом разогретым,
И тень плыла по крышам Назарета,
И молча старики смотрели вдаль.

А может быть, была совсем другой
Последняя весна не нашей эры –
Шёл мелкий дождь, когда в накидке серой
Мария собиралась за водой.

И голубь клекотал невдалеке,
И клёкоты казались ей благими.
Мария выбирала сыну имя,
Неся кувшин в девической руке.

Потом до ночи пряла у окна.
Молитв её никто не перескажет,
И, словно кровь, была багряной пряжа,
Кружила нить вокруг веретена.

Возможно, разожгла она огонь,
И ела суп из глиняной посуды...
В другом семействе маленький Иуда
Ловил со смехом мамину ладонь.
Была весна, и цвёл миндаль повсюду.

 
 
1.2 Жили же люди!
 
На полпути до страшного конца
Застыну и безропотно поникну.
 Слуга загробный грозного отца,
Приму судьбу и не  посмею пикнуть.
 
Здесь стол и дом, кувшины для питья,
Томящий запах дынь и авокадо.
Смерть Джосера на острие копья,
Мой господин,  тебе уже не надо
 
Ни тех наложниц, что вопят во тьме,
Ни вышитой и выбеленной ткани,
Мы все погибнем в каменной тюрьме,
И наши имена как в воду канут…
 
Пройдут века, и проведет рукой
По стенам древним англичанин хитрый:
 «Вот красота!  Какой вокруг покой!
Жила же при Осирисе элита!»
 
 
1.3 Ковчег
 
На грешной земле - жара,
ужасный, порочный зной.
работает Эмзара,
как проклятый пашет Ной.
 
От пота взмок Иофет,
с ног валятся Сим и Хам.
Им в помощь небесный свет,
звериный и птичий гам.
 
А тварей — не счесть числа!
Все пары — элитный топ...
На суше рассадник зла,
и значит грядет потоп.
 
«О, я! Как грязна земля!» -
Бог дланью прикрыв глаза,
решил все начать с нуля,
а Ною - "не ной!" - сказал.
 
Три брата (продолжат род),
их жены, отец и мать
построят ковчег вот-вот.
Осталось его назвать.
 
Ной крикнул: «Идет вода!
Кораблик наш - высший сорт!
Я имя ковчегу дам -
"Титаник". Прошу на борт!»
 
 
1.4 На развалинах
 
В другой раз поднимались они в Йерушалаим.
…Когда дошли до Храмовой горы, увидели лисицу, выбегающую из руин Святая Святых [Храма].
…Сказал им [спутникам] Рабби Акива: «…Теперь... , когда исполнилось первое [пророчество], точно знаю я, что исполнится и второе.»
Вавилонский Талмуд, трактат «Макот»
 
Если пророки и сами себе не верят,
чем остаётся спасаться безгласным нам?
…Десять делений прекрасного — полной мерой,
девять делений от меры пришлось на Храм.
 
Время настало лихое — как предсказали:
Храм уничтоженный скрылся в земле навек;
призрак Ковчега Завета и тень Скрижалей…
Рабби Акива, ты помнишь — здесь был Ковчег!
 
Лисы в развалинах шастают, пасть раззявив,
в месте, куда человек заходить не мог…
— Если дурные предвестия стали явью —
значит, исполнятся добрые, дайте срок!
 
 
1.5 Пенелопа
 
И все-таки ведущая домой
дорога оказалась слишком длинной…
И.Бродский, Одиссей - Телемаку
 
Затеряться в Эгейском море на десять лет…
То ли был, то ли не был?  Замужество, будто сон…
Поначалу  со мной на берег ходил Лаэрт, -
восемь лет, как нашел забвенье на дне морском.
Даже горе иссякло, осталась одна печаль -
ненавистное море вобрало немало  слез.
Вроде, числюсь царицей, да царство мое – причал,
а не остров Итака, страна женихов и коз.
Может, стоит воскреснуть, влюбиться, и просто жить,
чем высматривать парус и ждать из последних сил?
Ты уехал сражаться на дальние рубежи.
Десять лет между нами…
Ты правда меня любил?
 
 
1.6 Пока я жив
 
Парис ошибся. Трудно выбрать,
Когда ты с колыбели обречён.
Мой брат, мой безрассудный младший брат
Владеет лирой лучше, чем мечом.
Зловещей тенью рок над ним парит...
Кто мог предугадать тогда, давно,
Что яблоко из сада Гесперид
Окажется отравлено войной?
 
Парис решился... Глупо спорить с тем,
Кто молод и любовью ослеплён.
Теперь же враг стоит у наших стен,
Рокочет гром прославленных имён.
Вздыхает по ночам старик Приам –
Он знает, что пророчество не лжёт
И нашим повзрослевшим сыновьям
Придётся мстить за слёзы наших жён.
 
Пьянивший поначалу вкус побед
Со временем стал горек, словно желчь.
Герой рождён сражаться – не скорбеть.
Не строить города, а брать и жечь.
Патрокл убит, я снова уцелел,
Ахейской кровью берег замарав...
За Трою, что прекрасней всех Елен,
Я выйду этим утром умирать.
 
Мгновенья вязнут мухами в смоле,
Отводит потемневший взгляд сестра.
Состарившись на жизнь за девять лет,
Я начал вспоминать, что значит страх.
Копьё Ахилла яростно дрожит,
Предчувствуя стремительный полёт,
Но город мой не взят... Пока я жив,
Он не падёт.
 
 
1.7 Прогулка
 
- Учитель, ты сам говорил, у всего есть финал.
Стогиру достроили. Наши прогулки в Миезе
Останутся в памяти, словно две строчки из песни,
Забавные, помнишь, фракийский пастух напевал?
А дальше - клубок из дворцовых интриг и дорог,
Который распутывать легче мечом, чем словами.
И всё, Аристотель, о чём мы с тобой толковали,
Уйдёт ключевою водой сквозь горячий песок.
Предвижу, что буду один на тропе бытия,
Потомок великих, пастух человечьего стада.
Со мною пребудет, конечно, моя "Иллиада",
Но книга есть книга, она не заменит тебя.
И встанет вопрос: кто кому путеводная нить -
Пастух или стадо первично? Понятно - не очень.
Да что ты молчишь, Аристотель? Вопрос мой не точен?

Философ не знал. Потому не хотел говорить.
Есть форма и дух, есть причины и цели всего,
В движении неба сокрыто великое благо.
Но если он прав? Всё есть хаос извечный? Однако!..
- Возможно, ты прав, ученик...
Но вокруг - никого.

 
 
1.8 Смерть Дидоны
 
 
В ярости рвёт на себе дорогие одежды Дидона*,
Пряди волос золотых разбросала по мрамору зала,
И в уходящий поспешно корабль беглецов Илиона,
Словно горящие стрелы, проклятья вдогонку бросала.
Смерти желала она за бесчестье своё для Энея,
Чтобы весь род его подлый жилище обрёл у Плутона.
И умоляла богинь отомстить за своё униженье,
За оскорбленье царицы, позор карфагенского трона.
Меч подняла она мужа-предателя, брошенный в спальне,
Встав на помост из дубов и смолою сочащихся сосен.
Хлынула царская кровь из груди, и в костёр погребальный
С плачем служанкой царицы был факел пылающий брошен.

Плач Карфагена взлетел и разнёсся по всей ойкумене,
Море, подобно рукам, свои волны взметнуло до неба,
Ветры летали по миру, чтоб всем рассказать об Энее.
Я же услышал об этом рассказ от прекрасного Феба*.
_______________________________________________
*Дидона – царица Карфагена, ставшая женой беглого троянца Энея, но брошенная им ради завоевания Италии.
*Феб – бог, в одной из своих ипостасей предводитель и покровитель муз.

 
 
1.9 Творческий кризис
 
Я — Дедал, инженер, воплотитель безумных идей, 
Я построил дворцы так, что стал на земле богоравным. 
В них порода и стать, но они, по примеру людей,
В лабиринты души загоняют своих минотавров.
 
Я преемник Афины, творец золотых алтарей,
Мне всегда и во всем улыбалась удача слепая,
Раздвижными дверьми прикрывал темноту галерей 
И корову придумал для мерзких утех Пасифаи*.
 
За меня воевали Сардиния, Камик и Кносс,
Критский царь посулил отвалить десять мер халцедона. 
Я трудился, как вол, проверяя себя на износ,
Начиная с нуля после злобных пинков Посейдона**.
 
Мне твердили, что я приручил и постиг колдовство,
Что освоил законы и тайны древнейших ремёсел...
     
Пропади оно всё, ведь в Аид не возьмёшь ничего!
И с потерей Икара*** я запил, работу забросив. 
 
___________________________________________
* – Пасифая супруга критского царя Миноса влюбилась в быка Посейдона. Дедал сконструировал пустотелую деревянную корову, Пасифая залезла в неё и удовлетворила свою страсть с белым быком. В последствии у нее родился Минотавр — чудовище с человеческим телом и бычьей головой.
** – Посейдон считается ответственным не только за воды и моря, но и за землетрясения.
*** – Икар сын Дедала. Дедал долетел, а Икар разбился. 
 
 
1.10 Триста
 
Нас было триста*, мы не шли вперёд.
Мы отступали, но дрались как звери.
Не успевали посчитать потери,
не до того, был каждый час за год.
Всё тяжелей! Живых всё меньше. Но
оскалив рты мы продолжали биться,
не видя света и не глядя в лица
своих врагов. Не всё ли нам равно
кто убивает. Времени в обрез.
И за спиной у каждого по смерти.
Конечно страшно, никогда не верьте,
тому, кто скажет страха нет. И лезть
вперёд нет сил. Но лезешь и спешишь
закрыть от стрел и от меча. Пусть грудью.
И, да, другого дня уже не будет,
ни звёзд, ни солнца. Ну же, брат, дыши
чуть-чуть подольше. Фермопилы мстят
за что-то людям? Или просто боги
о нас забыли? Но сошлись дороги
в одну. Не в Спарту. Как слепых котят
нас разметало. Каждый принял смерть,
как мог - со стоном, молча, проклиная.
Но Эфиальту**, это точно, знаю,
в глаза хотел бы каждый посмотреть.
Нас было триста...
 
___________________________________________
* В​ 480 году до нашей эры небольшой отряд воинов спартанского царя Леонида вместе с союзниками из других греческих полисов несколько дней успешно противостоял двухсоттысячной армии персов Ксеркса I. Защитники Греции удерживали вход в узкое ущелье Фермопилы, ведущее вглубь Греции.​
**​ Эфиа́льт​ (др.-греч.​ Ἐφιάλτης)​ — сын Эвридема,​ малиец, во время​ Фермопильского сражения​ изменнически указавший​ персам​ обход в​ Фермопильскомущелье через Каллидром, по которому​ Гидарн Младший​ провёл часть персидского войска в тыл спартанцев, вследствие чего​ Леонид​ со своими спартанцами и феспийцами погиб, окруженный с двух сторон неприятелем.
 
 
1.11 Фермопилы
 
В полдень воду морскую пили
Скалы с именем Фермопилы,
А за ними страна-идиллия -
Спит Эллада...
Что не ладно?
 
Сотни чёрных галер проплыли,
И в долине, покрытой пылью,
Топот мерный, плащи - что крылья...
Воля Ксеркса
Гонит Персов.
 
Только нет мимо скал прохода.
Хоть о камни бейся, хоть в воду
Прыгай - встали в ущелье твёрдо,
Копья стиснув...
Много ль? Триста...
 
Со щитом? На щите? А важно ль
Коль игрушкой горит бумажной
Неуемная сила вражья?
Бьются насмерть
Дети Спарты.
 
Но предательства им не видно -
Как тропинкою тайной, длинной
Враг прошёл, чтоб ударить в спину.
Нет спасенья
От измены.
 
Зависть всё решила иль случай -
Будь ты слабый или могучий,
Если стрелы взлетели тучей...
Заметалась
Смерть по скалам.

 

2. Средние века

Spoiler: Highlight to view

2.1 Агъыр тюш
 
Мне часто снится горная река:
с крутых зубастых скал её рука
под крымским солнцем тянется к долине,
где зреет и хмелеет виноград,
где в роще можжевельники царят,
где я всегда ношу чужое имя.
 
Моя джаны́м, ибериса милей,
бежит навстречу:
– Здравствуй, Эдигей! –
и льнёт к груди, обхватывая шею.
И пахнет мёдом смоль её волос.
Я смелый воин, я силён и росл,
но возле Джанике своей робею.
 
В её глазах внезапно вижу страх.
Раскаты грома слышатся в горах,
дрожит песчаный город и крошится.
Стоим среди обломков дат и вех,
смотрю, а Джанике не человек,
а маленькая трепетная птица.
 
Накрыла степь сухая полумгла.
Враги вокруг, их лицам нет числа,
мелькают стрелы, лязгают кинжалы.
И вот лежу напротив горных гряд,
в меня врастает дикий виноград,
и сердце истекает соком алым.
 
...Протяжный крик пронзает пустоту.
Под зуммер просыпаюсь, весь в поту,
курить до сумасшествия охота.
Распахиваю сонное окно –
там птица на ветвях следит за мной,
и льётся горьковатый запах мёда.
 
 
2.2 Восточное
 
Хлестало солнце огненной камчой
По плоским крышам глиняных окраин.
Омар Хайям лежал под алычой,
Вином и рифмой истину смущая,
Суконной правдой, ловким языком
Каноны проверяя на излом.

А что скрывать? Пиши, Омар, пиши,
Как прихалатил коврик из мечети,
О том, как жён имама и паши
Глаголом заарканил на рассвете,
Как тянет рифмоплётская петля -
Пороки жемчугами обрамлять.

И всё Хайяму в толк и по плечу:
Имам с пашой рогами богатели,
Их жёны смаковали алычу,
Содействуя Востоку в тонком деле.
Летели щепки колких рубаи.
Кого жалеть? Руби, Омар, руби.

 
 
2.3 Депрессия Жоффруа
 
Она просила дать крест. Я протянул ей две скрещённые хворостины.
Жоффруа Тераж, человек, который убил…
 
снимаю свой бордовый капюшон,
пропитанный минором лакримозы.
основа в нём – нечеловечий стон,
уток – из нитей цвета мёртвой розы.
я выхожу на улицу один,
казню в себе еретика за слабость.
такое чувство: хочется, чтоб дым, 
я не вдыхал, а выдыхал осклабясь.
стекает по химерам майский дождь – 
погоде властны времена и нравы.
собор торчит, как в нёбе рыбья кость.
несётся в небо аvе, аvе, аvе…
 
моя работа – зрелище и плач,
орудие – топор, огонь и плети.
простите, люди, я простой палач,
мастак заплечных дел, бюджетник смерти.
воскресла совесть памятью во мне,
когда увидел пепел хворостинок.
талант от Бога продан сатане,
так холодно сейчас на Старом рынке.
расправил крылья ангел Гавриил –
исчезли тени мрачного Руана.
 
вчера вероотступницу казнил,
не помню имя, что-то вроде
Жанна.
 
 
2.4 Если вернуться…
 
 
"... Мой лорд...
есть ли что-то нытья ненавистней?
Ну разве что надобность в жалостных письмах.
И все же пишу – торопись. Торопись!
Мне
даются с великим трудом
слова.
          Словно знаки не видела прежде.
Но все – для тебя. А ты – там. Где-то между
огнем и мечом. И так мало надежды
на то, что вдруг вспомнишь про дом.
Но я попытаюсь напомнить. Прости мне.
За то, что достала и здесь, в Палестине.,
отсюда – из непредставимой гостиной.
Что делаю львиным сердцам
так больно.
Я знаю.
            Я знаю, мой Локсли.
И, может быть, ты проклянешь меня после –
конверт никогда не был должен быть послан...
 
Но... помнишь, как славно мерцал
камин в этом зале?
                            Трещали поленья,
а мы – два мышонка, полевка и лемминг?
А прятки? А игры на тропах оленьих?
А Лес? А раскидистый Дуб?
А нас?
            Словно две голосистые птицы
готовые вечно то петь, то сцепиться?
Ты разве забыл, как ты звал себя принцем
древесных и лиственных душ?
А вечер, тот самый – таинственно-синий,
В который ты так... выдыхал мое имя
А нынче здесь носятся пепел и иней.
И черными хлопьями – вниз....
А город заполнили черные латы.
Закон и порядок.
                          А грязные лапы
шериф отбелил и святые прелаты.
О, Робин!
Мой Робин... Вернись!.. "
 
Имеют ли силу какие-то буквы...
Словами отнюдь не питаются бунты.
И слово" любовь" поистерлось как будто.
Но кто-то, надев капюшон,
обходит барьеры и острые рифы.
И, лук прихватив, навещает шерифа.
И сны воплощает в балладах и мифах.
 
Любил Робин Гуд...
                                     И пришел.
 
 
2.5 Илка*
 
Илка, очнись и вспомни участь своих мадьяров:
как нас топтали кони; вспомни кагана ярость,
заговоренный ветер, что отнимает силу;
как нас толкали в клети, скинув тебя в могилу.
 
Шкуру менять не больно, больно жить с новой - нежной.
Гадиной в белой штольне я обитаю, нежить –
угры,  мои собратья, (плоть и рубахи - в клочья)
гнев  драгоценной кладью в брюхо Богдо** волочат -
дарят крупицы силы: «Илка, живи и помни -
было невыносимо рабство в солёной пойме,
Илка, не стань добычей, Илка, вернись к истокам,
пусть в нелюдском обличье, память неси потомкам».
 
Ведьмы живут веками, но и они стареют:
Ра называю Камой, путаю Волгу с Рейном,
только не забываю, что, обещав брататься,
нас, будто птичью стаю, в клетку загнали, в рабство.
 
Зимним холодным утром, степь и снега осилив,
я возвращаюсь к уграм, в Дальнюю Биармию.
Вновь обращаюсь в деву, боль расстилаю платом.
Ныне вражде и гневу реять над Каганатом:
тюрки, аланы,  руссы выплеснут месть шаманки,
будто змеи укусы станут слова беглянки:
«Цаство рассеет ветер… реки нальются солью…
будут пустыми сети… вырвется враг на волю…
работорговец  -  проклят… клятвопреступник – изгнан…
и вместо песен – вопли, и вместо пира – тризна».
 
---------------------------
* Илка (венгр.) - факел, луна или тайно сбежавшая
** Богдо – известняковая гора, единственная гора в Прикаспийской низменности

 

2.6 Ольга
 
 
Улетел ясный сокол, растаял, как свет зарницы,
но звездой одинокой во тьме продолжал светиться...
 
Помню нежность прощальных фраз и тепло ладоней.
Но над нашей судьбой сейчас только крик вороний,
только ветер шумит в полях, снег ложится ранний.
На колени паду, молясь! Словно христиане,
с погребальной свечой пройду по Руси огромной,
босиком по траве, по льду. Пусть деревьев кроны
шепчут мне, что сама смогу отомстить за мужа.
Нет пощады теперь врагу! Службу мне сослужат
все Стрибога* внуки — ветра, над землёй летая,
будут с пламенем вновь играть.
С голубиной стаей
я пошлю огонь — нет преград и стен для пичуг крылатых.
Запылает город Искоростень* в страшный день расплаты.
Побежите прочь — встретят в поле вас боевые стрелы,
сотни чёрных порч я нашлю в тот час! Снег, как саван белый
всё укроет...
Только зачем навзрыд сердце стонет-плачет?
Не смогу, мой князь, я тебя забыть, а вернуть — тем паче.
 
Пламенеет закат в тиши. Отомщён ты, Игорь!
Но до смерти теперь с души мне не снять вериги*...
 
____________
Стрибог* — в восточнославянской мифологии бог ветра.
Искоростень* — политико-административный центр древлян, древнерусский город в составе Киевского княжества.
вериги* — в дохристианские времена на Руси: железные цепи, кольца, кандалы, накладывавшиеся на руки или ноги преступника.
 
 
2.7 Тень Византии
 
Подмешивай щедро к зелёному красный, потом
стальным мастихином добавь ослепительно синий.
Сельджук в преисподней беззубым оскалится ртом,
когда пробежит по холсту тень твоей Византии.

Ты к ней прикасайся с опаской в перчатках льняных.
Там бродит чума, там норманнов нацелены стрелы.
Знамёна несут крестоносцы. Ворует святых
Венеция - девочка с хищною хваткой гиены.

Скажи мне, искусный художник, мой добрый эллин,
чьи славные кони несутся по правому краю?
- То скачут спасать македонцы потерянный Рим.
- А я, не поверишь, на скачках частенько играю.

Смотрю - на картине твоей всё всерьёз, без игры -
умна городская торговля, усердны ремёсла.
По кедрам и чёрным самшитам стучат топоры,
летят ятаганы и в землю вонзаются остро.

И снова, и снова повсюду горят рубежи -
за войнами, войны... Не Марс ли болезными правил?
Святая София в молитве, смеётся лукавый.
Зачем же ты кровью рисуешь, художник, скажи?

А мне бы хотелось казаться немного добрей
к тому, как измотанный Готфрид до Гроба Господня
тащил своё войско. Но слышу всё громче сегодня
я топот крестовых походов у самых дверей.

 
 
2.8 Учитель
 
Вечерний азан муэдзин отправляет в полёт.
Эхом касаются звуки вершины Зердкуха,
Где Зайендеруд свой исток - силу жизни берёт
С лёгким журчанием - нежной усладой для слуха.
Она собралась, облачаясь в чёрный бархат, и вниз
Тихо спускается мимо Соффе к Исфахану,
Неся за собой аромат благотворных мелисс,
Негу прохладную с гор и немного тумана.
А город затих, задремал - и базар, и мечеть.
Лишь одинокое светит, мерцая, оконце.
В жилище не спят. Позабыв даже дверь запереть,
Юные отпрыски спорят в порыве эмоций
О силе любви, о душе, о строении тел
Бренных, небесных, о похоти, слабости плоти...
Учитель молчит, пьёт вино - седовлас, загорел,
Мудростью славен он, вежлив, богат и почетен. 
Но время идёт и расходятся ученики
Темные улицы их поглощают бесследно
В открытую дверь, дуновением ветра с реки,
Лёгким дыханием, светом далёкой вселенной,
Восточная ночь, как бутон молода и свежа,
Входит на цыпочках в дом своего господина.
В объятия ночь заключив, от волненья дрожа,
Тайны и знания черпает в ней Ибн-Сина.
 
___________________________________________
​​Аза́н - в исламе: призыв к обязательной молитве. Читающий азан — муэдзин . Азан обычно на распев возвещается с минарета мечети.
Зайендеруд («река, дающая жизнь») — река в Иране протяжённостью 400 км.
Исфахан - город в Иране на берегах реки Зайендеруд. 
Ибн Сина (980–1037 гг. н.э.) Абу́ Али́ Хусе́йн ибн Абдулла́х ибн аль-Ха́сан ибн Али́ ибн Си́на известный на Западе как Авице́нна. Исфаханский период жизни Ибн Сины - 1023—1037 гг. н.э..  
г. Зeрдкух - самая высокая вершина горной системы Ирана - Загрос. Расположена вблизи города Исфахан. Высота Зердкуха - 4548 м.
Соффе - гора, которая расположена к югу от города Исфахан и от реки Зайандеруд.
 
 
2.9 Цепеш
 
Жестокий мир, лихие времена,
Где жизнь не стоит хлебного зерна,
И смерть живёт у каждого порога.
Ты правишь бал, валашский господарь,
Сам чёрт не причинит тебе вреда –
Вы с ним похожи дьявольской породой.

Царят свирепость, ненависть и страх,
За немощь люди гибнут на кострах,
И множатся загубленные души.
Леса из кольев высятся в полях,
Кровавой влагой полнится земля
И от безмерной тяжести недужит.

Стекает смерть по лезвию меча,
Рисует рваный росчерк на плечах,
Скользит змеёй по рассечённым венам.
И падают на землю времена,
Где что ни год, то новая война,
В которой не берут военнопленных.

Сегодня ты гарцуешь на коне,
А завтра по велению планет
Тебе изменит верная удача,
И старый раб воткнёт под сердце нож.
Ты от руки предателя умрёшь –
Но люди по чудовищам не плачут.

 
 
2.10 Что посеешь...  
 
Аббат считал земельные наделы,
Стада овец курдючных, тонкорунных,
Мечтая о хорошем кубке эля.
Монахи перешёптывались хмуро.
 
Чернявая курносая девчонка,
В слезах, простоволосая, босая,
Стояла перед ними обречённо,
О милости глазами умоляя.
 
В толпе шептались, что она повинна
В дождях, сгубивших рожь, в неурожае,
В пожаре, уничтожившем овины,
И в том, что недоношенных рожали.
 
Колдунья! Кто-то крикнул, кинув камень,
Палач уже сигналил – всё готово!
Девчушка, непослушными руками
Стирая кровь, спросила: “Можно слово?
 
Виновна? Что спасала тварей божьих?
На свалке за харчевней возле брода,
Отбросами подкармливала кошек?»
Но жалости не сыщешь у народа –
 
Её сожгли живьём, и кошек тоже,
Туда же, в пламя – ведьмины отродья!
Когда последний кот был уничтожен,
Повис тяжёлый дух горелой плоти…
 
Котов не стало. Юркий род крысиный
Потоком чёрным хлынул на аббатство,
Неся чуму бубонную на спинах,
И гибель половины государства. 
 
 
2.11 Ян Яньланг
 
Алые вспышки огня в печи
И в молодом вине.
Но не заглянет хороший друг
В гости, ища тепла.
Мой генерал Ян Яньланг молчит.
Скоро повалит снег…
Люди с мечей не снимают рук,
На тетиве стрела.
 
В крепости ветер по всем углам.
Помощь за сотни ли.
Войско Монголов стоит у стен
Большее в десять раз.
Утром весь город сгорит дотла,
Но если Ян велит,
Армии демонов всех мастей
Не испугают нас.
 
Помнишь, Великий, ты дал приказ
Стадо быков питать
Сеном, зашитым в доспех врагов,
В платье и обувь их.
Рвали тех чучел рогами враз,
Рвали в бою солдат.
Тех, кто тогда избежал рогов,
Мы разнесли, как вихрь.
 
Алые вспышки огня в печи
И в молодом вине…
Мой генерал посветлел лицом,
Губы смешком скривил:
«В городе всех собери мужчин,
Цепью построй к стене,
Ведра им дай и буди бойцов –
Всех помогать зови.
 
Воду в колодце пускай берут
И не скупятся, льют
На бастионах со всех зубцов,
Чтобы стекала вниз.
Крепко замерзнет вода к утру,
Пусть соскользнут в бою
Сотни идущих на штурм глупцов
И потеряют жизнь».
 
В самом начале еще зима,
Холод все злей и злей.
Бейтесь Монголы во фронт, во фланг –
Мы вам расквасим нос.
Есть ли клинок, что острей ума
Где-нибудь на земле?
Непобедим генерал Яньланг
И генерал Мороз.
 
Сам Император награды шлет
Каждому из солдат.
Сладко победы вино вкусить.
Нами страна крепка.
Алые вспышки…  играет лед –
Это горит закат.
Друг и сосед генерал Ян Си
В помощь ведет войска.
 

3. Новое время

Spoiler: Highlight to view

3.1 Campo dei Fior*
 
 
Я умираю мучеником добровольно и знаю,
      что моя душа с последним вздохом вознесётся в рай…
                                                                    Джордано Бруно
 
Стяжатели «истинной веры», в заботе о тленном,
всей стаей крысиной на части порвут за своё.
Святой Доминик просто часть бесконечной Вселенной,
чей Орден сменил  Слово Бога на слово «костёр».
 
Развратом изъеденный призрак ученье Христово.
Надежду на Anima Mundi**, как сон, позабудь.
Ты ж Музыкой Сфер наполняешься снова и снова,
твердишь о Небесной Любви, освещающей путь.
 
Все идолы братства пусты, а Маммона так ярок.
Не видящим солнц - не вскрывай озарений печать!
Монах-эзотерик – священникам папским подарок.
Нельзя уводить кошельки и умы развращать.
 
Но тени идей окрыляют восторженный разум.
Покой слишком зыбок и время твоё до зари:
до пира на пепле, до списка грехов раз за разом
под пыткой читаемых. Кайся, молись… Говори!
 
Покаяться не в чем. Один только повод для грусти, -
донос Мочениго. Понять и поверить не смог…
Костёр инквизиции душу скитальца отпустит.
Над Полем Цветов -  совершеннейший райский цветок.
 
--------------------
*Campo dei Fior -  Площадь Цветов (дословно – Поле Цветов). Площадь в Риме на которой сожгли Джордано Бруно.
**(мировая душа) — единая внутренняя природа мира, мыслимая как живое существо, обладающее стремлениями, представлениями и чувствами.

 

3.2 Сasus belli
 
                               Ты думаешь, у тебя под ногами твёрдая почва,
                               но на самом деле это – облака.
                               Алекс Шерер. Охотники за облаками
 
За окнами поезда горы плывут величаво,
везут облака по красивой и древней стране.
А в поезде Франц и Софи* в годовщину венчанья
пьют венский меланж, вспоминая о свадебном дне.
Считают вельможные львицы их парой неравных,
закрыты все двери графине в придворный салон,
но Францу жена – милый друг, и родной, и желанный,
в неё, как и прежде, он искренне пылко влюблён.
 
За окнами горы сменили кварталы окраин.
В Сараево душно от австро-венгерских знамён.
Военный оркестр марш Радецкого громко играет.
Кокарды блестят…  Колокольный вдали перезвон…
А день-то священный для сербов – овеян веками.
На Косовом поле – на ратном – он кровью омыт.
Где сербские копья и сабли османов смыкались,
там каждый второй был в жестоком сраженьи убит…
 
Летит «Добро дошли*!» вдоль улиц боснийской столицы –
приветствуют толпы кортеж именитых гостей…
Твердит «Видовдан*!» гимназист – он ещё не убийца,
ещё не герой площадей и плохих новостей.
Всё ближе к нему фаэтон… Смертоносные пули
вонзаются в цели… Арес* в предвкушеньи затих…
«Живи… для детей…» – кровью Франца слова захлебнулись,
стекая за ворот, на синий парадный мундир…
 
От ярости свет содрогнулся – зверь вышел из клетки.
Мир в бойню зловещий предвестник увлек за собой…
Четыре империи душит агонией смерти
кровавое зарево первой войны мировой.
 
-------------------------------------------------------
*Ка́зус бе́лли (лат. Casus belli) — формальный повод для объявления войны
* Франц Фердина́нд наследник престола Австро-Венгрии и его супруга София Готенберг 28 июня 1914 г.
*Добро дошли (сербс.) – Добро пожаловать
*Видовдан (сербс.) – Видов день – главный национальный праздник Сербии
*Арес – в древнегреческой мифологии бог войны
 
 
 
3.3 Беспробудное
 
 
Илья Ильич опочивает
И снова видит сон – про жизнь.
На небе тучка кучевая
Кочует – к северу, кажись.
 
За ней стрижи стремглав стремятся,
Потом стремглав летят назад.
И кроны пышные акаций
Наводят тень на старый сад.
 
Мохнатый шмель цветок целует -
Пыльцой наполненный кувшин.
И шебуршат напропалую
У ног древесных мураши.
 
А где-то Ольга недалече,
Цветку подобная сама.
Она придет сюда под вечер,
Сводя решительно с ума
 
Беспечной легкостью беседы,
Изгибами изящных рук.
И, будто опия отведав,
Илья Ильич захочет вдруг
 
Откинуть полог паутинный
И жить начать, исполнен сил…
 
Но не судьба – Захар, скотина,
Не разбудил.
 
 
3.4 Бетховен купается
 
Бетховен вышёл прогуляться на лугу,
и тишина - за ним, как сонная слониха.
В крапиве вскрикивала звонко земляника,
и одуванчик нёс пушистую пургу.

Бубнил камыш, как в богадельне старики,
на холм со скрипом нота "ля" ползла в карете.
В берёзках тоненьких хихикал бойкий ветер,
трепал у клёнов завитые парики.

Река тащила разный сор в водоворот,
волнами трогала песок, быками взрытый.
Вдали пейзанка мяла простыни в корыте,
в привольной песне открывая круглый рот.

Бетховен снял с себя камзол и башмаки,
стащил чулки и панталоны, и рубаху.
Крестясь под звуки увертюры герра Баха,
коснулся солнечной поверхности реки.

Мальки спешили под прикрытие волны,
в глубинный холод - от бетховенского мата.
Трубя аккорды бодрой Аппассионаты,
топталась в заводи слониха тишины.

 
 
3.5 Всё повторится…
 
Кровинка, дурочка моя! О, эта шейка,
я поцелуями её укрыть готов.
Зачем меня ты так изводишь, чародейка?
В объятьях таю, жажду сладостных оков.
 
Неисправимая, беспечная кокетка,
надежду даришь, но уже не проведёшь.
Хватает женщин, почему же розе редкой
прощаю снова своеволие и ложь?
 
Приедь скорей, развей иллюзии, тревоги.
Уверен, счастье постучится в нашу дверь.
И прекрати искать, изменница, предлоги,
чтобы остаться дома. Жизнь, она поверь,
 
расставит точки, растворит все многоточья.
Однажды хмурым утром, наконец, поймёшь,
что мёрзнешь без меня одна холодной ночью.
Страдает муж без ласки…Чем же нехорош?
 
Перипетии этой жизни – паутина
из многочисленных событий и потерь.
С последним вздохом он промолвил: «Жозефина*…»
На небесах они, но вместе ли, теперь? 
 
-------
*супруга Наполеона Бонапарта
 
 
3.6 Золотой бог
 
Стучат дикари, отбивают ритмы,
у нас впереди роковая битва,
мы в небо бросаем свои молитвы,
двоится в глазах луна —
пора собирать серебро в монисто.
Томятся герои Святой Конкисты —
к утру мы закончим свой путь тернистый,
получим своё сполна.
 
Любезнейший брат во Христе Карлито,
остатки вина и вины разлиты,
молись обо мне в голубой дали ты
и деньги с дружком дели.
Сейчас в Барселону спешишь, быть может,
храни Каталонию, Сущий Боже,
а я не увижу теперь, похоже,
любимой родной земли.
 
Отбросят солдаты свои копыта,
но если б не ты, мой дружок Карлито,
мы были бы целы, пьяны и сыты,
нам хуже теперь вдвойне.
Шевелятся джунгли во тьме. Я вижу —
опять дикари подползают ближе,
и мы в западне и в зловонной жиже
лежим по твоей вине.
 
В болотах с отрядом солдат я сам ок-
купировал их стариков и самок,
и резал их, как в Рождество цесарок,
и кровью замаран крест.
Но ты от греха убежал отсюда
и в конских широтах помрёшь, иуда,
так пусть же тебе не поможет чудо,
не дует в корму зюйд-вест.
 
А раз ты украл золотого бога,
послужит он смерти твоей залогом,
так пусть же поймают тебя в итоге,
накинут тебе «жабо»,
на шее верёвку затянут туго.
Амиго Карлито, ты продал друга,
и я проклинаю тебя, зверюга,
верни золотого бо…
 
 
3.7 Лестница познаний
 
Познаний лестница крута.
Идёт по ней Джордано Бруно.
Повсюду догмы, «темнота».
Но слышен звук — виолы струны.
 
Спустя века иду вослед.
Скрипят старинные ступени.
А там, вверху, неясный свет,
сокрытый облаком сомнений.
 
Но я-то знаю наперёд
про все декартовые оси,
воздушных шариков полёт,
поэта Болдинскую осень.
 
А завтра будет новый день.
Он принесёт букет вопросов.
«Что знаю я?» — сказал Монтень,
а он известный был философ.
 
Я этой ночью не усну.
Монтень во мне как-будто ожил.
Спешу освоить «целину».
Я ничего не знаю тоже.
 
 
3.8 О Моцарте и его скворце
 
 
   Далёкий век окутан дымкой тайн, для вымыслов не созданы преграды. Один взлетит, коль сказано: взлетай! Другой отравлен будет, если надо. 
     Сальери – роза в Габсбургском саду, меж ровных и ухоженных дорожек растущая у мира на виду, и нет цветка чудесней и дороже. 
     А Моцарт – луг, пристанище цветов. Он – пламя маков, яростно живущих. Татарник вольный! Правит им любовь, целуя бунтаря на сон грядущий. 
    Но где-то близко – смерть. Не совладать с непостижимой, непомерной силой. Всю жизнь пугает сон, в котором мать ему, ребёнку, скорбный саван шила. 
      «…Так страшно спать! А вдруг случится смерть? Запрыгнет на подушку по-кошачьи в закрытые глаза мои смотреть, пока в груди от страха сердце скачет, пока совсем дышать не сможет грудь… Увы, не стать мне лучше и умнее! О господи, не дай же мне уснуть! О господи, смотри, что я умею! Всю жизнь идти стараюсь только вверх, хоть жернова судьбы всё туже, туже… Гармонией я фатум опроверг, пока пишу – тебе я буду нужен! Вот Лакримоза – Реквием по мне, аккорд последний ударяет с силой!..
О господи, я умер в тишине. 
И тишиной наполнена могила.»  
  
    Домашний подражатель и певец, весёлый житель пашен и окраин, был похоронен Моцартом скворец... за ту же сумму, что потом хозяин.
 
 
3.9 Семнадцатый год
 
 
В туманной мути слепли фонари
у тёплых стен терентьевской пекарни,
где мама от заката до зари
месила тесто сильными руками.
Она казалась старой в тридцать лет:
седые пряди, острые ключицы.
В тревожном взгляде – тяжесть прошлых бед,
так смотрят из силков на волю птицы,
когда огромный мир предельно мал –
как ни вертись, он жмёт с любого бока.
Мне было шесть, и я не понимал,
что старость выдаётся здесь до срока.
 
Отец носил рубахи до колен,
любил смотреть на тихий свет лампады.
Он был убит жандармами у стен
разбуженного залпом Петрограда.
Сосед мне говорил: «Никчёмна жизнь.
А смерть – велика, в ней таится сила.
Но ты, сынок, не бойся и держись».
…А мама ничего не говорила.
Она всё время плакала тайком
и сквозь меня задумчиво глядела.
Мне чудилось, что боль вползает в дом,
как червь могильный в умершее тело.
Сосед кричал: «Страна пошла вразнос!    
Свершилась революция! Ликуйте!
Что дальше?»
И висел его вопрос,
как висельник, пугающий до жути.
 
 
3.10 Фантом Галереи 1812-го года
 
                                           Посвящается Михаилу Богдановичу Барклаю-де-Толли
 
Из мрака время кроит фантомы: дворец ночами печально тих, в огромных залах, уныло-тёмных, оно забыло, куда идти. За нежной приторностью майолик таится боль переживших жизнь. Вдруг – то ли стон, то ли эхо: "...олли..." Прохладный ветер... Летит? Бежит?

"...лечу? бегу? что в окне за город... как сквозь туман узнаю его – Санкт-Петербургский столичный норов в дожде и ветре над сталью вод... я здесь была... шепчут злые лица, что ты не знатен, да и женат... и говорила императрица о том, что лучше тебя не знать, что Александр был тобой обманут, что отступление – наш позор, что Пётр Иванович сильно ранен, а от тебя отвернулся двор... мне все сулили другую долю: детей, супруга, уют беречь – а мне бы знать, что ты жив, не болен, считать мгновения редких встреч, не ждать известий в тяжёлых думах о том, кто выжил, а кто убит...
Я помню... Боже... Ты умер, умер! А я осталась – тебя любить. Потом был взлёт господина Дова, и я ждала столько долгих лет. И смерти нет – возвращаюсь снова: смотреть, тоскуя, на твой портрет..."

...Чужие судьбы, чужие битвы, посмертный слепок чужой беды, и вдруг мне чудится взгляд любимый – как крик, как подлый удар под дых, и снова боль, каждый сон отчаян, я, задыхаясь, к тебе бреду и просыпаюсь в поту, крича, и – бессильно плачу в своём аду.
Не дай мне бог – бесконечно верить, бежать с фантомами в темноте.
Не дай мне – помнить свои потери, раз Ты не можешь вернуть потерь.

 
 
3.11 ФМ
 
Висбаден, источники. Злой недуг
Притих настороженно и не трогал.
Приятное место, в нём русский дух,
Недавно здесь жил и работал Гоголь.
 
Приличная публика. Хорошо
Гулять по дорожкам, смотреть на тучи.
– Рулетка? Не пробовал, – он зашёл.
Поставил на чёрное чёрт везучий…
 
Цени, неудачник, свой лучший дар,
Своё невезение, с маслом кукиш.
Тебя не сожжёт игровой азарт – 
Зайдёшь, проиграешь, потом забудешь.
 
Пускай не просыплется серебро
Звенящим дождём, но спокойно спится.
Не вырвется: "Что я теперь? Zero".
Летят журавли, но в руках синица.
 
... А выпало чёрное. Повезло.
– Ещё! Закрываемся? Эка жалость.
Большую рулетку большое зло
Крутило-вертело и ухмылялось.

 

4. Новейшее время

Spoiler: Highlight to view

4.1 *
 
Над Италией небо такое синее, 
Море такое тёплое, такие белые горы.
Алексей Максимович не в Италии уже, а в России, 
Потому не ввязывается в бесполезные споры,
Оппонентов не мерит по собственной мерке,
О поиске истины неизменно заботится,
Видите – кризис в этой вашей Америке,
Падение нравов и безработица,
Вряд ли лучше в загнивающей вашей Европе – 
Устаревшие ценности, стремления низменные.
Оппонентам пускай объяснят в агитпропе,
Что мечтают трудящиеся, грезят о коммунизме они,
Вашим признанным классикам можем дать фору мы,
Мифы новые сотворим и легенды,
Открываем совершенно новые формы,
Полюбуйтесь, творческие интеллигенты!
Не страшась никаких мировых проблем,
Не идя в поводу у публики-дуры,
Алексей Максимович интересуется: с кем
Вы, мастера культуры?

 

4.2 Афганская молитва
 
В твоих руках мой брат, мой сын...
Афган,
тебе родные души не отдам –
бери за них заветы ильича,
погоны с генеральского плеча,
партсъезды, урожаи, закрома,
марксистов золочёные тома,
холодную кремлёвскую звезду –
назначь свой выкуп, праведную мзду
за чей-то грех, за наш бедовый дух.
На ржавом небе серп луны потух –
его схватила ночь за рукоять,
чтоб смерть к солдатским шеям примерять.
 
В твоих руках мой друг, жених…
Аллах,
зачем тебе блуждающий впотьмах
не воин, не наёмник, не боец,
а родиной обманутый юнец.
Верни его воскресшему Христу.
На минном поле маки не растут,
в ущельях пули стаями летят,
с отравленных небес стекает яд.
Зачем твоей земле так много ран,
зачем кровосмешение горам?
Зачем ты проверяешь жизнь огнём?
Давай её по-братски доживём
до честных дней, до лучших мирных дат.
 
Прошу тебя, верни моих солдат.

 

4.3 Белокурая Анни

 
Белокурая Анни играет в саду. Украдкой,
от соседских мальчишек, из глины печёт пирог.
Чтобы Kuchen* сегодняшний был непременно сладкий,
будто сахаром, сыплет обильно сухой песок.
Мама часто пекла пироги с земляникой утром,
а потом угощала детей её класса, те
говорили: - Везёт этой девочке, Анни Кольштром,
может сладости кушать, наверное, каждый день.
А вчера Анни снова сбежала от гитлерюгенд.
Эти сборы, кричалки, муштра неприятны ей.
Взбудоражена мирная жизнь на баварском юге,
где послушные дети живут и опрятные.
Завтра пятница - надо опять собираться в горы.
Папа, словно мальчишкой, командовал: - Geht mit uns*.
Зная папин суровый, решительно-властный норов,
Анни спорить не станет, умело скрывая грусть.
Фрау Грета, соседка, опять улыбалась мило,
а в глазах злые чертики прыгали вверх и вниз.
Всё выспрашивала: - А куда делся дядя Вилли?
Мамин брат был, по слухам, отчаянный коммунист.
Мама с папой шептались, что, видимо, он в Дахау,
а оттуда ешё не приходит никто живым.
Слово "пытка" она никогда раньше не слыхала,
необузданным страхом несло от людской молвы.
 Анни прочь убегает в свой мир из цветов и сказок,
где корично-молочный разносится аромат,
мир порядка,  но Анни хотелось,  чтоб он был разным,
в нём не будет пугать страшным выстрелом "автомат".
 
Мелкий дождь, словно марево, мглою повис над дорфом*.
Он шумит и внутри, в голове, застилает свет.
Помнит всё белокурая девочка Анни Кольштром,
невзирая на то, что прошло девяносто лет.
 
---------------------------------
*Kuchen - пирог (нем.)
*Geht mit uns - пошли с нами (нем.)
 *Дорф (Dorf) - деревня (нем.)

 

4.4 Век двадцать первый
 
Век двадцать первый - век-иллюзион,
Век полуправды и мистификаций.
Для тех, кто в прошлом веке был рожден,
Непросто в этих дебрях разобраться.
 
Экран... слова... слова... стереотип:
Америка - враги, ислам - теракты...
Народ к экрану взглядами прилип,
А диктор, знай, нанизывает факты
 
На ниточку невидимой канвы,
Что сплетена и сшита по заказу.
И вот во рту иллюзия халвы,
Которой нет в реальности ни разу.
 
И вот уже неправым бьют хайло
В угоду сверху спущенной химере.
Мы помним: "чем чудовищнее ложь..."
Но незаметно верим, верим, верим!
 
Нас крутит пропаганды карусель,
Бессмыслицами разум изувечен.
Рефлекс - идти туда же, что и все,
Общественной морали не перечить
 
И глотки рвать всем тем, кто не “за нас”:
Хотящим перемен - острог и плётка.
Мы знаем, что стабильность нам нужна,
Зачем они раскачивают лодку?!
 
Век двадцать первый - "Матрица", тюрьма.
Век технологий "пастыри и стадо".
С экранов счастье, горе от ума...
А может быть, народу так и надо?
 
 
4.5 На глубине
 
Так страшно, Оля...
В этом стылом море
рассвет не разглядеть за толщей вод.
Здесь каждый час, как вечность, иллюзорен,
и слишком быстро тает кислород.

Снаружи только рыбы рыщут в холод,
им, жаберным, снаружи хорошо...
Мы выполнили всё по протоколу –
реактор безопасно заглушён.

Стучим в металл – то коротко, то длинно –
вторые сутки.
Мир окаменел.
Не может потеряться субмарина,
громадиной лежащая на дне.

Но нам помогут, Оленька, помогут.
Домой вернусь – быть может, к сентябрю.
Не паникуем.
Кто-то спорит с Богом,
а я с тобой беззвучно говорю.

Вокруг темно, давление всё выше.
Вползает море медленно в отсек.
Старпом вслепую перекличку пишет –
сегодня откликаются не все...

Почти никто...
Как мало нас осталось.
Стальная лодка сдавливает грудь.

Прости, родная, что не встретим старость.
Прости за то, что
силы
нет
вдохнуть.

 
 
4.6 Неотправленное письмо
 
Знаешь, батя, а люди и здесь живут,
невзирая на холод, что дюже лют:
временами - за сорок будет!
Не спасает фуфайка. Но я привык.
Не один я скиталец дорог кривых -
нас тут сотни. Такие ж люди.
Колотушка советов по всем прошлась.
Вот такая суровая нынче власть.
Дорога и хрупка свобода.
Здесь порядки такие - хоть волком вой.
Всем отмеряно по пятьдесят восьмой -
как отпетым врагам народа.
Кто-то слово крамолы сказал одно,
кто-то с поля колхозного крал зерно -
всем по строгости приговора.
Нынче парня пригнали - совсем юнец...
 
Мы тут строим дорогу. В один конец.
А конец-то, отец, не скоро...
Небеса здесь прозрачные, чисто лёд.
Иногда появляется вертолёт,
словно птица из прошлой жизни.
Прилетает начальство, ити их мать.
Вот разок одного бы из них поймать -
пусть в бараке у нас покиснет,
похлебает пустых арестантских  щей
да начальничей кровью покормит вшей -
может, сразу поймёт, где лихо.
 
Здесь просторы кругом - а душе теснО.
И давно почему-то не снится снов.
А ночами здесь, батя, тихо,
только слышно, как где-то скребётся мышь...
 
Ты, наверное, тоже сейчас не спишь,
всё махоркой чадишь нещадно...
 
Жаль, отправить тебе не судьба письмо...
Плохо, сыном хорошим я быть не смог...
Ты прости меня батя, ладно?..
 
 
4.7 Один из...
 
Он пел тихонько по утрам на кухне,
колдуя над обедом для домашних,
готовил «пальчикиоближешь» кугель
из недоеденной лапши вчерашней.
Ровесник века, прошагал все войны,
но не любил рассказывать об этом, 
и мирной жизнью был вполне доволен,
а вместо «Время» слушал «Риголетто».
Подумаешь — прилавки опустели,
подорожало всё — бывало хуже,
конечно, Брежнев  далеко не Ленин,
но жизнь светла под арии Карузо.
Он верил в революции заветы,
не набожный — о Боге не злословил,
хранил награды вместе с партбилетом,
интеллигент мещанского сословья.
Всегда наглажен, выбрит, при костюме
и с палочкой — смешной солдатик стойкий.
Похоронили дедушку в июне…
Он не увидел, к счастью, перестройки.
 
 
4.8 Последнее
 
День погожий, корзина полна
спелых ягод -
мамка с Тавды вернётся, она
будет рада.
Мне и тяжесть корзины большой,
как награда -
день погожий и мне хорошо
рядом с братом.
 
Он всё может. Он старший в семье.
Что как делать
он подскажет охотно, ведь мне
скоро девять.
Он сказал, что промчится зима
и наверно
будут нас по весне принимать
в пионеры...
 
- Стой, щенки! - как кнутом по хребту
окрик взрослый.
Дед на тропке. Откуда он тут?
Рядом - хрёстный:
«Батя ваш тянет срок из-за вас,
неповинный.
Хата надобна? - будут сейчас
домовины!»
 
Замолчал, а в глазах нет Христа -
только злоба.
И таков же на вид тот, что стар -
хищны оба.
Смотрят - в пору матёрым волкам
на охоте,
и ножи для снопов в кулаках -
будто когти.
 
Слышу братово «Федька, тикай!»,
но недобро
жар вонзается ниже виска
и под рёбра...
А последнее - призрачный блик -
тих и сдавлен,
мамин голос, зовущий вдали:
«Федя!..Павлик!»
 
В начале сентября 1932 года тринадцатилетний Павел и девятилетний Фёдор Морозовы были зверски убиты родственниками своего отца.

 

4.9 Товарищ Инесса
 
Вы слишком устали: с любимым нет места,
красна революция не в манифестах
(там, где человечна она априори),
а жёстким террором и реками крови.
Идей романтизм заменяется прозой.
Разруха и голод идут не на пользу,
к рахиту ведут и снижению веса.
Вы так исхудали, товарищ Инесса.
Когда выпирают под кожей ключицы,
круги под глазами - пора подлечиться.
Такие симптомы - здоровью помеха.
К Серго в санаторий Вам надо поехать.
Поверьте, не споря, до слёз и стигматов
вождю мирового пролетариата.
И будет всем счастие, там за туманом:
рабочим - заводы и земли - крестьянам,
чекистам в ревкомах - пайки и патроны,
вождю - быт семейный, бесстрастный и сонный.

А Вам на обратном пути к адюльтеру
у станции Нальчика - смерть от холеры…

И плакать в подушку не станет, как прежде,
вздохнув облегчённо, товарищ Надежда.

 
 
4.10 Третья мировая, или айл би бэк
 
Чебурнатор отбыл в Правдорубию с мирной войны,
вазелином натёр загорелые мощные уши,
прикрутил на мундир два чугунных креста, что даны
за вбивание им добродетели в души заблудших.

В Доме дружбы героя встречал мореход Генри Грин,
он честных правдорубов собрал почитать ветерана,
раздавал мандарины и всем без конца говорил,
что на чёртовой мирной войне победить бы пора нам.

Из приёмника Дробский занудно гундосил стишки
про исконную правду, чей образ врагами запятнан,
про империю, где погундеть не давали враги,
где насильно взрастили, лечили, учили бесплатно.

А с трибуны Надбогов хвали настоящих мужчин,
говорил, что герои в чести у нимфеток недаром,
что за три очень мирных войны у царя получил
Динамитную премию мира сэр Бама Обарок.

Чебурнатор сидел за столом, попивая коньяк,
переваривал голую правду, закусок не тронул,
тараторила что-то болтливая мисс Сара Кляк,
и сползали в пустую тарелку с ушей макароны.

 
 
4.11 Хармс
 
И вот однажды на заре вошел он в тёмный лес.
И с той поры, и с той поры, и с той поры исчез...
Даниил Хармс
 
Он радостно шёл,
Напевая страшилки,
Вдоль синего-синего тёмного леса,
Чудак, балабол,
Восемь глаз на затылке —
Певец авангарда, адепт декадентства.
 
Гулял не спеша,
Три эпохи вплетались
В число 36¹. Две войны, словно плети.
Душою левша,
Но его "трали-вали"
Запоем читали смышлёные дети.
 
Короткие бриджи,
Высокие гетры,
Большие ботинки и трубка пирата,
Безумные книжки...
Их вредные ветры
Советской эпохи листали с азартом.
 
В них пели стрижи
И летали собаки,
А люди бесследно в лесу исчезали².
«Ежи» и «Чижи»³
Доводили до драки…
И сам он исчез, заблудившись в печали.
 
Но знал, умирая
В тюрьме Ленинградской,
В психушке, с диагнозом "шизофрения" —
Не светит ни рая,
Ни ада... Болтаться
Придётся меж этим и тем.
За Россию...
 
----------------------------
¹ Даниил Хармс прожил 36 лет. Три эпохи: Октябрьская революция и две мировые войны.
² Аллюзия к стихотворению Хармса "Из дома вышел человек".
³ "Ёж" и “Чиж" — детские журналы, в которых работал поэт.
 

 

 

 

===================================
 
Читаем и обсуждаем здесь, а голосуем по ссылке.
Голосовать за себя и за членов своей команды нельзя.
 
!!! Напоминаем, что здесь обсуждаются поэтические достоинства или недостатки конкурсных произведений. Любые высказывания о политических взглядах авторов и читателей будут удаляться и переноситься на форум. Поэтому желающим выяснить политические отношения лучше сразу туда. !!!
 
5
Ваша оценка: Нет Средний рейтинг: 5 (3)
Свидетельство о публикации №: 
13476
Вышедши

Ну вот, что и следовало ожидать - куча незнакомых слов, непонятных событий и головосносящих сносок Dash to a wall  Я так и знала, что историю в школе мне надо было учить лучше Wink

Эх, пойду теперь вдумчиво читать и просвещаться. (но даже галопом проскакав, заметила пару-тройку оооочень интересных стихов , думаю, что найду и больше, читая с чувством, с толком, с расстановкой)

5
Средний рейтинг: 5 (1)

М-дя... судя по всему, этот тур продлится не менее двух недель. Судей даже жалко стало. И тетю Гуглю тоже. Как пить дать изнасилуют. Wink

5
Средний рейтинг: 5 (1)
Аватар пользователя филин
Вышедши

Кто такая тётя ягуля?

0
Оценок пока нет

Вовчик, ни про какую ягулю я не писала.MoneyWink

5
Средний рейтинг: 5 (1)
Аватар пользователя филин
Вышедши

А про кого? Runner

0
Оценок пока нет

Тю... та прочитай же! Wink

5
Средний рейтинг: 5 (1)
Аватар пользователя филин
Вышедши

А я знаю! А я знаю! Clean up это Гугыль! 

5
Средний рейтинг: 5 (2)

Итак, по диагонали.

Древний мир ограничился библейскими преданиями и древнегреческой мифологией. Не, ну а чо там еще было? Ничего больше и не было)))

Средние века... спасибо, что не все стихи про Жанну Дарк))) В этом разделе наибольшее разнообразие событий.

Новое время... дважды досталось Моцарту, Сальери и Бетховену повезло больше)) Разнообразие тоже есть, а в иных стихах даже зашкаливает - там авторам явно стало тесно в нескольких веках, поэтому они растеклись по тысячелетиям и потеряли нить (хм, уж не Ариадны ли?))))

Ну и Новейшее время тоже, вроде, не скатилось до монотонности, да и гуглить там меньше придется, что уже хорошо)) 

5
Средний рейтинг: 5 (4)
Аватар пользователя АС Пупкин
Вышедши

В первом задании хоть крестись после каждого стишка.)))

5
Средний рейтинг: 5 (2)
Аватар пользователя Татьяна
Вышедши

И тетю Гуглю тоже. Как пить дать изнасилуют. Wink

TwiddleTwiddleTwiddle Оооой... Тенюшка, не знаю, как тётю, а дядю Гугла я за эти дни регулярно имелаDash to a wall))) Но в конце концов он вынес мне мозг)))

5
Средний рейтинг: 5 (1)
Аватар пользователя Ветровоск
Вышедши

Уважаемый КыНыГы, в 4.11 надо убрать лишние цифирки :)

5
Средний рейтинг: 5 (1)
Аватар пользователя филин
Вышедши

Эсме чистосердечно призналась в первый же день. Не вынесла душа поэта!

5
Средний рейтинг: 5 (1)
Аватар пользователя Ветровоск
Вышедши

Поэт тяжёлый, а душа у меня нежная :)

5
Средний рейтинг: 5 (1)
Аватар пользователя Ветровоск
Вышедши

Подскажу, раз никто больше не видит

В число 361. Две войны, словно плети. - тут лишняя 1

А люди бесследно в лесу исчезали2. тут 2

«Ежи» и «Чижи»3 тут 3

Я так понимаю, это были сноски, но потерялось форматирование. Теперь мешают :( Особенно где 361

 

 

 

 

 

5
Средний рейтинг: 5 (1)
Аватар пользователя филин
Вышедши

Ладно уж, и я признаюсь: Эсме, это сноски так отобразились. И о чём автор только думал, когда приделывал цифровую сноску к числу? Pardon

5
Средний рейтинг: 5 (2)
Аватар пользователя Птица-Сова
Вышедши

Эх, завидую людям, свободно форматирующим текст… Runner

0
Оценок пока нет

Не, не, ничо убирать не нана! Именно этим и запоминается стихотворение. MoneyWink

0
Оценок пока нет
Вышедши

А я тоже, я тоже вумная - я еще ночью поняла про цифирки! Но решила подождать, может, автор попадётся в столь изящно вышедшую ловушку - а тут, бац, и Таня Wink

5
Средний рейтинг: 5 (1)
Аватар пользователя Оксана Кар
Вышедши

Ветровоск, солнце, а где мы тему заведём судебную?

 

Если стиш про Хармса твой - молодец. Мне очень нравится. 

Вообще, мне нравится подборка, адвокатствовать буду с радостью.

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя Ветровоск
Вышедши

Каркуша, прости, я пока никакос с температурой, мне ниасилить:(((

Но я буду надеяться, что получится :)

5
Средний рейтинг: 5 (1)
Аватар пользователя Света Носова
Вышедши

Мне показалось, в этом туре многие стихи просто перегружены именами, названиями и терминами, что неудивительно, конечно, для такой темы. Но читать всё это...тяжеловато. Не хватает лёгкости слога.

Эх, осилить ба!)) Потому что иные хорошие стихи с трудом просматриваются сквозь эти названия. К тому же многие оказались затянутыми.

5
Средний рейтинг: 5 (2)
Аватар пользователя Оксана Кар
Вышедши

Светик, но и задачка, на минуточку... В одном стихотворении отобразить целую эпоху! На мой взгляд, участники блестяще справились. И лёгкость слога имеется. Вот стиш про Дракулу: коротко, хлёстко, талантливо, жутко!

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя Света Носова
Вышедши

Я говорю об общем впечатлении, Оксан. Пока еще чла по диагонали. С задачкой-то понятно) Попробуй тут уложись в три-четыре катрена) 

Но пару стихов- фаворитов я для себя уже наглядела)

5
Средний рейтинг: 5 (1)
Вышедши

Во, вот здесь соглашусь! Прям в точку

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя Оксана Кар
Вышедши

Самое сильное впечатление от ст-й: про Дракулу, про Омара Хаяма, про Хармса и про купающегося Бетховена.

Но прочла слишком быстро. Так что лидеры моего хит-парада могут и поменяться. 

0
Оценок пока нет
Решила орехи не раздавать, а просто задать риторические вопросы по некоторым конкурсным нетленкам.  А вы уж сами, читатели, раздавайте орехи, положа руку на сердце. Взяла по три стихо из каждого раздела в порядке очередности. Ну, тут уж как кому повезло)
  1. ДРЕВНЕЙШИЕ
1.1 Благая весть
 
Я думаю, в тот день зацвёл миндаль,
В садах запахло мёдом разогретым, - кто в саду мёд разогрел?
И тень плыла по крышам Назарета, - чья? Мёда?
И молча старики смотрели вдаль.
А может быть, была совсем другой
Последняя весна не нашей эры – «не нашей» это импортная или инопланетная?
Шёл мелкий дождь, когда в накидке серой
Мария собиралась за водой. – никак помереть собралась?)) Ну, эт просто шутю)
И голубь клекотал невдалеке,
И клёкоты казались ей благими.
Мария выбирала сыну имя,
Неся кувшин в девической руке. – а вторая стало быть не девическая?
Потом до ночи пряла у окна. – прЯла или прялА?
Молитв её никто не перескажет, - эта строка, чтобы место не пустовало?
И, словно кровь, была багряной пряжа,
Кружила нить вокруг веретена.
Возможно, разожгла она огонь,
И ела суп из глиняной посуды... – никому не напомнило сказку про «суп из топора?»
В другом семействе маленький Иуда
Ловил со смехом мамину ладонь. – вставка про Иуду, чтобы даже самый тупой читатель понял о ком идёт речь в стихо?
Была весна, и цвёл миндаль повсюду.
 
1.2 Жили же люди!
 
На полпути до страшного конца
Застыну и безропотно поникну. – Если Ас тут заржёт, я его пойму. Вопрос: а что будет во второй половине пути?
 Слуга загробный грозного отца,
Приму судьбу и не  посмею пикнуть. – «Имя, сестра, имя!»(с) Кто этот загробный слуга и какого отца? Автор, зачем так издеваться над читателем? Хотя бы намекнули о ком тут ваще речь.
 
Здесь стол и дом, кувшины для питья,
Томящий запах дынь и авокадо. – спецом в магазине понюхала авокадо. Народ был фшоке от этой картинки. Не, не притомил. Тогда я его надгрызла -  на вкус, как огурец)
Смерть Джосера на острие копья, - токмо по доброте душевной, шоб не гуглили читатели - Джо́сер (егип. sr «cвященный»)[1] фараон Древнего Египта из III династии, являющийся её основателем, правивший приблизительно в 2665-2645 годах до н. э.
Мой господин,  тебе уже не надо
 
Ни тех наложниц, что вопят во тьме, - а чё они вопят?
Ни вышитой и выбеленной ткани, - ткань сперва вышили, а затем выбелили?
Мы все погибнем в каменной тюрьме,
И наши имена как в воду канут…
 
Пройдут века, и проведет рукой
По стенам древним англичанин хитрый:
 «Вот красота!  Какой вокруг покой!
Жила же при Осирисе элита!» - «элита» выбивается из контекста.  Под ней вообще кто имелся ввиду под элитой этой - грозный отец, Джосер и вопящие наложницы?
 
1.3 Ковчег
 
На грешной земле - жара,
ужасный, порочный зной. – другого эпитета к слову «зной» не нашлось?
работает Эмзара,
как проклятый пашет Ной.
 
От пота взмок Иофет,
с ног валятся Сим и Хам.
Им в помощь небесный свет,
звериный и птичий гам. – и чем всё это поможет?
 
А тварей — не счесть числа!
Все пары — элитный топ... – «элитный» здесь как пришей кобыле хвост.
На суше рассадник зла,
и значит грядет потоп.
 
«О, я! Как грязна земля!» - «о, я!» - это «о, да!» по-немецки?))
Бог дланью прикрыв глаза, - после «Бог» нужна зпт?
решил все начать с нуля,
а Ною - "не ной!" - сказал.
 
Три брата (продолжат род),
их жены, отец и мать
построят ковчег вот-вот.
Осталось его назвать.
 
Ной крикнул: «Идет вода!
Кораблик наш - высший сорт! – «высший сорт» здесь как «элитный» выше.
Я имя ковчегу дам -
"Титаник". Прошу на борт!» - А чё не «Британник»? По мнению автора финал юморной?
0
Оценок пока нет
Аватар пользователя Татьяна
Вышедши

Про мёд я тоже сразу подумала... Кто его грел и зачем? Весна, мёд засахаренный... Прошлогодний, грели, чтобы растаял? Какба понятно... Но причём здесь сад? А если это медовый запах от цветущего миндаля, то слишком корявое сравнение с разогретым мёдом... А вообще стих мне понравился... 

0
Оценок пока нет

Танюш, стихо перспективное, но не проработанное. Помню, как мы, когда играли в прошлых сезонах в команде гоняли друг друга за каждое слово, образ, даже рифмы) И вот читаешь такие стихи и думаешь - попадись мне автор-лентяй  энтот, уж я бы три шкуры содрала)))) 

3.666665
Средний рейтинг: 3.7 (3)
Вышедши

Ага, Татьяна - мне тоже понравился, как-то сразу настроение задал для 1 темы, но дальше как-то уже меньше и далеко не всё зашло.

Тень у нас, конечно, любит придираться, и даже очень правдоподобно иногда, но тут не соглашусь. Мало ли в садах ароматов, сравнимых с ароматом мёда?

А вообще, самой сильной мне пока 3-я тема показалась - там много понравилось, а даже если мне сам стих не очень, то в любом случае, не откажешь автору в умелости.

0
Оценок пока нет

Так я жеш и не настаиваю))) Но придираться люблю, аха)) Но токмо во благо афтару! Wink

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя филин
Вышедши

«о, я!» - это «о, да!» по-немецки?))

Нет. Это по рассейски: о, боже! А как ещё он должен восклицать? Он же - боже. Wink

"Титаник". Прошу на борт!» - А чё не «Британник»? По мнению автора финал юморной?

А Британик разве не придуманный? И ви таки настаиваете, что ковчег тоже придуман??? Вот это было бы не смешно. Pardon

0
Оценок пока нет

Британник придуманный? Dash to a wall Филь, ты чо?)))) Это был реальный корабль, тоже затонувший кстати. И на нем были медсестра и кто-то еще из работников (юнга? не помню), которые были и на Титанике и спаслись они дважды)

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя филин
Вышедши

Точно-точно! Придуманным был «Титан». Тогда ты ваще меня запутала - «Британик» затонул напровшись на мину - чем он лучше? Тут уж впору автору попенять, что он не выбрал «Олимпик», который сам подводную лодку таранил и походил через Атлантику 500 раз без крушения. Тока я думаю, что автор, что хотел сказать, то и сказал. Pardon

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя Персея
Вышедши

Нунизнаааю.. в древнем есть очень любопытные вещи..)

Довольно неожиданно восточное средневековье получилось..)

В новом слух и взгляд с первого раза буквально за два-три... зацепился.. может,  позже на чем-то зависнут..)

Новейшее довольно предсказуемо, кроме.. тоже пары-тройки..)

Хотя в целом, общий уровень вполне достойный, что не может не радовать.

Facepalm

5
Средний рейтинг: 5 (1)
  1. СРЕДНЕВЕКОВЫЕ
 
2.4 Если вернуться…
 
 
"... Мой лорд...
есть ли что-то нытья ненавистней?
Ну разве что надобность в жалостных письмах.
И все же пишу – торопись. Торопись!
Мне
даются с великим трудом
слова.
          Словно знаки не видела прежде.
Но все – для тебя. А ты – там. Где-то между
огнем и мечом. И так мало надежды
на то, что вдруг вспомнишь про дом.
Но я попытаюсь напомнить. Прости мне.
За то, что достала и здесь, в Палестине.,
отсюда – из непредставимой гостиной. – что имелось ввиду?
Что делаю львиным сердцам
так больно. – ну, пока что ЛГ полностью подтверждает первую строку. Кроме нытья ни о чём, за столько строк я ничего для себя не вынесла. Здесь и забывать нечего, ибо ничего не запоминается. Автор, так было задумано?
Я знаю.
            Я знаю, мой Локсли.
И, может быть, ты проклянешь меня после –
конверт никогда не был должен быть послан...
 
Но... помнишь, как славно мерцал
камин в этом зале?
                            Трещали поленья,
а мы – два мышонка, полевка и лемминг?
А прятки? А игры на тропах оленьих?
А Лес? А раскидистый Дуб?
А нас?
            Словно две голосистые птицы
готовые вечно то петь, то сцепиться?
Ты разве забыл, как ты звал себя принцем
древесных и лиственных душ?
А вечер, тот самый – таинственно-синий,
В который ты так... выдыхал мое имя
А нынче здесь носятся пепел и иней. – Что, серьёзно носится и то и другое? ;)
И черными хлопьями – вниз....
А город заполнили черные латы.
Закон и порядок.
                          А грязные лапы
шериф отбелил и святые прелаты.
О, Робин!
Мой Робин... Вернись!.. " – в этой части хорошо передано состояние ЛГ, мечущейся в лихорадке.
 
Имеют ли силу какие-то буквы...
Словами отнюдь не питаются бунты.
И слово" любовь" поистерлось как будто.
Но кто-то, надев капюшон,
обходит барьеры и острые рифы.
И, лук прихватив, навещает шерифа.
И сны воплощает в балладах и мифах.
 
Любил Робин Гуд...
                                     И пришел.
В общем, только середина стихотворения хоть как-то пробуждает засыпающего читателя и дарит надежду на развитие сюжета. Однако финал вновь скатывается в бездну смысловой воды. А ведь о Робин Гуде как можно было интересно и динамично написать. Жаль.
Собственно, по тексту есть вопросы касаемо стилистики. Но чесслово неохота ничего спрашивать в полусонном состоянии)
 
 
2.5 Илка*
 
Илка, очнись и вспомни участь своих мадьяров: - у Илки были и чужие мадьяры?
как нас топтали кони; вспомни кагана ярость,
заговоренный ветер, что отнимает силу;
как нас толкали в клети, скинув тебя в могилу. – ээээ, так в могилу кого скинули – факел, луну или тайно сбежавшую?
 
Шкуру менять не больно, больно жить с новой - нежной.
Гадиной в белой штольне я обитаю, нежить – пока дойдешь до «я обитаю» считывается, новая нежная гадина)) Ужос)
угры,  мои собратья, (плоть и рубахи - в клочья)
гнев  драгоценной кладью в брюхо Богдо** волочат – Две строки непереводимый венгерский фольклор.
дарят крупицы силы: «Илка, живи и помни -
было невыносимо рабство в солёной пойме,
Илка, не стань добычей, Илка, вернись к истокам,
пусть в нелюдском обличье, память неси потомкам». – А раньше она несла потомкам  память в людском обличье?
 
Ведьмы живут веками, но и они стареют:
Ра называю Камой, путаю Волгу с Рейном, - Это сами ведьмы рассказывали?
только не забываю, что, обещав брататься, - с ведьмами???
нас, будто птичью стаю, в клетку загнали, в рабство.
 
Зимним холодным утром, степь и снега осилив,
я возвращаюсь к уграм, в Дальнюю Биармию.
Вновь обращаюсь в деву, боль расстилаю платом. – почему на слово «Плат» нет сноски?
Ныне вражде и гневу реять над Каганатом:
тюрки, аланы,  руссы выплеснут месть шаманки, - «выплеснут месть шаманки»… Какой? Автор, если целью было запудрить мосх читателю – поздравляю! – вы отлично справились)
будто змеи укусы станут слова беглянки:
«Цаство рассеет ветер… реки нальются солью… - В слове «царство» опечатка. Реки нальются солью? Странно… всегда считала соль сыпучим материалом, а оно вона… век живи, век учись.
будут пустыми сети… вырвется враг на волю…
работорговец  -  проклят… клятвопреступник – изгнан…
и вместо песен – вопли, и вместо пира – тризна».
Отличный финал. Вроде как справедливость восторжествует, но при условии, если… вырвется враг на волю.
Хотелось бы конечно, больше смысла в стихо.
 
---------------------------
* Илка (венгр.) - факел, луна или тайно сбежавшая
** Богдо – известняковая гора, единственная гора в Прикаспийской низменности
 
2.6 Ольга
 
 
Улетел ясный сокол, растаял, как свет зарницы,
но звездой одинокой во тьме продолжал светиться...
 
Помню нежность прощальных фраз и тепло ладоней.
Но над нашей судьбой сейчас только крик вороний,
только ветер шумит в полях, снег ложится ранний.
На колени паду, молясь! Словно христиане,
с погребальной свечой пройду по Руси огромной,
босиком по траве, по льду. Пусть деревьев кроны
шепчут мне, что сама смогу отомстить за мужа.
Нет пощады теперь врагу! Службу мне сослужат
все Стрибога* внуки — ветра, над землёй летая,
будут с пламенем вновь играть.
С голубиной стаей
я пошлю огонь — нет преград и стен для пичуг крылатых.
Запылает город Искоростень* в страшный день расплаты.
Побежите прочь — встретят в поле вас боевые стрелы,
сотни чёрных порч я нашлю в тот час! Снег, как саван белый
всё укроет...
Только зачем навзрыд сердце стонет-плачет?
Не смогу, мой князь, я тебя забыть, а вернуть — тем паче.
 
Пламенеет закат в тиши. Отомщён ты, Игорь!
Но до смерти теперь с души мне не снять вериги*...
Ну, тут сноски явно лишние.  Есть вопросы по технике, в частности, много «втычек» и немало холостых строк, плюс махровые штампы. Но по сравнению с двумя предыдущими стихами, это понятное и не нудное.
 
Чёт утомилась я... 
3.666665
Средний рейтинг: 3.7 (3)
Аватар пользователя Персея
Вышедши
где мы тему заведём судебную?
Оксан, мне кажеццо, что логично создать отдельным обзором. Можно даже завести себе.. типа Печенькину, или Орехову, или Алычову... отдельно..)  Хотя и в ленте не криминал, но затеряется.. 
5
Средний рейтинг: 5 (2)
Аватар пользователя Оксана Кар
Вышедши

Спасибо большое, Персея. Нет, клона мне не надо - мы же втроём собирались писать. Но сейчас не знаю. Ветровоск болеет. А она прокурор, то есть начинать должна она. Так что подождём выздоровления Эсмеральды. Ну и я успокоюсь после воспитательных пинков Филина.

5
Средний рейтинг: 5 (4)
Аватар пользователя Персея
Вышедши

WinkRTFM​​​​​​) 

5
Средний рейтинг: 5 (1)
Вышедши

Прочел Древнее время.С фактологией - завал:

1.11, "Фермопилы": "Коль игрушкой горит бумажной"(с) Бумага изоберетена во 2 веке н.э., а битва при Фермопилах - 3 в до н.э.

1.5"Пенелопа": со смертью Лаэрта - неразбериха. По легенде он участвовал в избиении женихов Пенилопы, а у автора - 8 лет как утонул.  Это по каким источникам?

 

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя Персея
Вышедши

С фактологией - завал:

Ооой фсе, кто бы сомневался!) до сих пор набат помню) 

0
Оценок пока нет
Вышедши

ну, честно сказать, я тоже в куче стихов ловила себя на том, что историю я, конечно, знаю плохо, но что-то тут не то :-)

5
Средний рейтинг: 5 (1)
Вышедши

А ещё я оооочень удивлена, что в новейшем ВОВ не наблюдается - то куда ни ткни её вставляют, а здесь прям в тему, а нетути.  Прямо весьма удивлена я.

5
Средний рейтинг: 5 (2)
Аватар пользователя филин
Вышедши

Чё... Зато Афган есть!

0
Оценок пока нет
Вышедши

Стесняюсь спросить: а Чё - это что имелось в виду?

Ну дык афган это афган, а я про ВОВ (вон, афганцев так до сих пор и не приравняли по статусу к ветеранам, всё ж таки не то же самое). А стих, кстати, вполне.

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя филин
Вышедши

Ненуачо! Уже и чё сказать низзя? Runner

Оно и про Революцию так - вскользь, зато гулаги цветут и пахнут.

4.5
Средний рейтинг: 4.5 (2)
Вышедши

Да пожалста, а чё бы и нет Wink

5
Средний рейтинг: 5 (1)
Аватар пользователя Ночнойблюз
Вышедши

Это оттого, что все решили, что все напишут про ВОВ, и не стали писать про ВОВ - такой вот казус.

5
Средний рейтинг: 5 (1)
Аватар пользователя Пересмешница
Вышедши

Стопудово)

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя Персея
Вышедши
но что-то тут не то :-)
Ну тоись места авторскому разгильдяйству и невежеству  размаху крыл и полету фантазий оного же сапсем не оставляем?) строго фактологически и в хронологическом порядке, агась..!) 
5
Средний рейтинг: 5 (1)
Вышедши

Там это не мы такие - это организаторы такие, они же тему годами ограничили, срубили полёт фантазий на корню :-)

(но вообще там такие рамки временные были, что можно было и утолкать фантазию-то в требуемый период )

5
Средний рейтинг: 5 (1)

Страницы

randomness