... зона повышенного творческого риска *)

БЕСПРЕДЕЛ-5. 2-й паратур: "Мир света, или До чего дошел прогресс!"

Как обычно, во время прохождения ВПК-5 проходит и параллельный турнир по тем же темам, что и основные туры.
 
Тему и задание 2-го тура можно посмотреть здесь.
 
Конкурс анонимный, просьба до завершения голосования работы под своим именем не публиковать. Работы могут присылать как жители Пристани, так и прохожие "гости столицы", не говоря уже об игроках команд. Члены жюри тоже могут, ибо тоже люди. Почтовый адрес: vpk-bespredel@mail.ru. Условия два: работа должна быть свежей, написанной специально для текущего тура конкурса и не должна быть в числе участвующих в основном конкурсе.
 
Заявки на 2-й паратур принимаются до 20ч00мин мск 03.11.21г.
 
!!! Напоминаем, что здесь обсуждаются поэтические достоинства или недостатки конкурсных произведений. Любые высказывания о политических взглядах авторов и читателей будут удаляться и переноситься на форум. Поэтому желающим выяснить политические отношения лучше сразу туда. !!!
 

Список конкурсных произведений

(читаем и обсуждаем здесь, а голосуем тут)
 
1.Простая чашка
Spoiler: Highlight to view
Простая чашка, сколько лет
Ты служишь мне предметом,
Несущим кофе – как завет
Быть бодрым, но при этом
 
И меру знать. Вот потому
Мала ты и невзрачна,
А то б пил кофе на дому
Бадьями, однозначно.
 
Спасибо, чашка, ты мудра.
Блюди мя, ради бога,
Чтобы не слопал я с утра
Дневную норму мокко.
 
Должно быть некое табу,
Чтоб где я ем – и ты там,
А то ведь вылетим в трубу
С моим-то аппетитом..

2.Идеальный
Spoiler: Highlight to view
Велосипед. Домашний конь, чье стойло на балконе.
Его звонок тихонько тронь, почувствуй ржанье в звоне.
Сколь раз тебя он выручал и выносил из боя.
Или пускай балкон – причал, тогда он что такое?
 
Корабль. Прошел немало луж, открыл земель и кочек.
Везде доставит, и к тому ж без долгих проволочек.
Или верблюд. Не спит, не пьет. В пыли, в жару и в стыни
Куда прикажешь довезет через пустырь пустыни.
 
По детству ли автомобиль: колеса, руль, пружины.
Не заправляй и не мовиль, подкачивай лишь шины.
Он мой товарищ, мой герой. С годами выцвел, сдался...
Я забывал о нем порой...
Но он не обижался...

3.Котово-автобусное
Spoiler: Highlight to view
Ковид не спит, а городом любуется.
Посвистывают скорые на улицах
то тут, то там.
Позволено разгуливать по дворикам
без всяческих кью-аров и намордников
одним котам.
 
В каком-то затонированном тонусе,
болтаюсь в переполненном автобусе –
в борще густом.
Слышны лишь вдохи-выдохи на выходе
и хочется на волю, хоть на миг один
побыть котом.
 
А осень не скудеет колоритами.
Ползут маршрутки – дурочки набитые –
закрыты рты –
и подставляют лбы ветрам-разбойникам.
Спокойненько лежат на подоконниках
одни коты.
 
Сойти бы мне. Пройтись по рыжей осени,
по свежести. Озябнуть даже до сини –
и то готов.
Прийти домой, принять сорокоградусной.
Я был тогда бы самым жизнерадостным
среди котов.

4.Геройская кастрюля (фантастический мемуар)
Spoiler: Highlight to view
Ах, вспоминаю я те дни,
когда мы были не одни,
с кричалки да с подскока
таких нас было много.
 
Отметьте в гимне ли в стишке,
тогда была я на башке
шеломом, не кастрюлей
(почти пробита кулей).
 
Я вспоминаю каждый год
огонь и дым и гололед;
народ не чах в работе,
но движим был к свободе.
 
Теперь они, ну, то есть, мы
давно не скачем с той зимы,
молчим, не озоруем...
Я лебеду варю им...

5.на блюдечке луны
Spoiler: Highlight to view
какой же звук у этой тишины…
а мы лежим на блюдечке луны,
красивые, как сахарные зайцы.
прошу тебя, коснись меня…
касайся
губами,
взглядом,
кончиками пальцев.
луна нежна.
и сами мы нежны.
но только сердце голое не тронь…
 
смотри, звезда упала мне в ладонь
и пробралась куда-то в подреберье.
разлука-злюка прячется за дверью.
мы тактами дыханий время мерим – 
самим себе служители и трон.
всё то, что нажелали мы, сбылось.
я таю вся, до кончиков волос
от глубины твоих прикосновений.
вкус ночи разливается по венам.
звезда внутри взрывается мгновенно
на сотни звёзд…
 
но явь меняет звуки и цвета.
светает…
и луна уже не та.
твой телефон ругается в прихожей.
смолкает тишина.
мороз по коже…
и ты уходишь.
навсегда, быть может…
 
и в комнату вползает пустота.

6.Гвоздь запятой
Spoiler: Highlight to view
ржавый гвоздь недозабитый
полускрюченный торчит
в кои веки на руси ты
приобрел привычный вид
 
раньше били так что шляпка
уходила вглубь досо́к
а теперь (с удара ль тапка)
из доски торчит кусок
 
и ограда покосилась
и калитка на боку
гвоздь невдалый сделай милость
не испорть мою строку
 
потому что эти строчки
под конец (доска к другой)
просят шляпки то есть точки
а не гнутой запятой.

7.вилкакакулика
Spoiler: Highlight to view
вот это стул на нем сидят вот это стол за ним едят а это ложка в супе а это вилка в трупе но мой хороший это ложь так просто вилкой не убьешь не нож она не пули зачем ее воткнули да не воткнули только вид что изо рта она торчит случайность или-или скорее отравили кругами ходит детектив а шустрый коронер ретив хвать ложку фу о боже обратно ложку ложа а детектив ему мол так ты суп что ль пробуешь дурак какой ты право пылкий не в ложке дело в вилке и вилку вынув изо рта был удивлен а на черта на вилке эти гланды иль мясо из баланды да это ж гриб вот корень зла наверно теща привезла знать для зятька для мила гуляшик наварила на этом их оставим тут пусть тещу к заку отведут под плач ее и крики плюс с вилкой для улики а нам пора а может нет найти другой какой предмет но где нам взять другого для конкурса такого
8. Красное и белое
Spoiler: Highlight to view
Иглой в руках неловкого портного уколет явь, достанет до предсердий… Десятый сон под утро выходного обрубят слишком бойкие соседи, включив назло на всю катушку воду. Погода – мрак, глаза бы не глядели. И шансов нет на роскошь и свободу – поспать подольше посреди недели. В среде, где от режима все зависим, не много нужно, кажется, для счастья:
 
не чистить, плача, ящики от писем,
целуя воздух, с ним же не прощаться,
не знать о том, что будешь безответна,
не пробуждаться из цветного в серость.
 
Но тени дня колышутся от ветра – давай вставай. Подъем, чего расселась? В торговый центр хотела и на рынок. Когда твой бег стал символом погони, аквариум купи себе  и рыбок, и для уюта парочку бегоний – украсить стены.
Всюду стены, стены – дождя, границ и недопониманий. Твой  кислород в дыхательной системе почти иссякнет по дороге к ванной. Но ты на автомате, по привычке, как струн, касаясь мягко струек душа, умоешься. Потом из косметички достанешь карандаш, флакончик  с тушью, вздохнешь – дыши. Не хочется, а надо. Хотя лицо по цвету спорит с мелом…
 
И нарисует красная помада
улыбку на фасаде белом-белом.

9. ботиночки
Spoiler: Highlight to view
пусть это будет передел
переобув ли пере-
одежд но как-то между дел
и сам себе не веря
купил я обувь с распродаж
надел не взял и сдачи
так с рынка идучи я аж
прям прыгал от удачи
но не допрыгал по пути
в движении в запале
мои подошвы мать ити
так обе и отпали...
 
друзья скажу вам наперед
не верьте ни карата
что русский русскому не врет...
 
да вспомните хоть «брата»

10.Вампирская ветеринарно-хэллоуинская, Или лунно-сонатная...
Spoiler: Highlight to view
Время шло навстречу ноябрю. А ноябрь, тяжел и сизобрюх,
волочил ведро с дождями жуткими.
Город пил из чаши производств, МКАД кусала собственный же хвост,
покрывались лужицы чешуйками – 
заработал хладокомбинат...
 
На луне готовили лунад – 
по договоренности с землянами,
в медных котелках среди руин. Разливали и на Хэллоуин
отправляли колбочки стеклянные.
Прибыльное было ремесло. Пил народ – по первое число,
благо, колдовство ненаказуемо.
А когда кончалась сила чар, расходись дружно по врачам,
с признаками лунного безумия.
 
Зелье – не шипучее вино. Растворялось в русле кровяном,
навсегда, хоть воду черпай мисками.
А потом носителя лови! В общем, наша служба на крови
связанна с токсическими рисками...
 
Только не о рисках я теперь. А о том, что люд земной и зверь – 
все с однообразными отписками:
"Помоги, и больше  – вот "ни-ни"! Только порчу лунную сними",
приходили в клинику вампирскую – 
знали все про метод наш окрест. Цапнешь или сделаешь надрез
и текут мечты большими каплями – 
чтобы не болела голова... Но однажды огненного льва
привело к нам бархатными лапами.
В кабинет бесшумно заглянул, посмотрел на полную луну
и уселся ничего не требуя.
 
И совсем остался на земле, в сон земной влюбившись, лунный лев.
Только стал не рыжим, а серебряным...

11.Чудесные часы Петровича
Spoiler: Highlight to view
Часы служили много зим и лет.
Спешили стрелки буднично по кругу
вести отсчёт секундам и минутам,
усталости не зная. Пусть валютой
надежды остаётся вера друга
в семейный лад, без горестей и бед.
 
Под Новый год сбываются мечты,
но не у всех. Исполнится ли наша?
Петровича хотим вернуть обратно.
Туда, где счастье вкус лимонной мяты
дарило по утрам, жена Наташа
варила вкусный борщ, до хрипоты
по праздникам горланили шансон
друзья не раз, и было много света,
улыбок и душевности…Но сроки
отмеряны всему. Быт одинокий
становится привычным, без таблеток
теперь ни дня – тревожны явь и сон.
 
С женой поговорить бы хоть часок,
услышать вновь насмешливые нотки
в словах, произнесённых между делом.
И дочь тоскует, очень похудела,
замкнулась… Ждём её, визит короткий
покажется подарком. Дней песок
стирает краски прошлого, уют.
Петрович задремал под вой метели…
…Свершилось! Детский смех прогнал ненастье.
Часы остановились в зоне счастья,
не удержались, мельком подсмотрели:
беседуют и чай с мелиссой пьют…

12. тёщина будка
Spoiler: Highlight to view
собачья будка по пути
мне всякий раз домой идти
минуя эту будку
как чью-то злую шутку
 
а в ней собака не проста
глупа два уха без хвоста
с одной подбитой лапой
в чем я не виноватой
 
но как нарочно день за днём
мы с ней встречаемся вдвоём
(хоть крою русским ятем)
как тёща с милым зятем
 
стоять той будке лет до ста
что называю неспроста
сколь раз пройду минуткой
я «тёщиною будкой»

13.Розовые очки
Spoiler: Highlight to view
Неразлучны, как два пальца, жизни проза и я.
И от нашего тандема дух захватывает.
У меня очки на роже как бы розовые,
А у встречных на пути – все больше матовые.
 
И в упор меня не видят, незадачливого.
Незадачливые – это для очей маета.
Только мент прохожий зыркнет: «Не упечь ли его?»
Да сто лет не нужен чудик, в заключении-то.
 
Просто вылитый Придурок из Ламанчи – на Вы
Я к мамзелям и мадамам, тем что с личиками.
Только личики-то нонче все обманчивые,
Ибо думами корыстными напичканные.
 
Вот и клянчил у Создателя я милостыни:
«Впрок, для милой мне бы шубу горностаевую.»
Ну а тот в ответ мне: «Слышишь ты, губу пристегни!»
И пошел я восвояси, не настаивая.
 
Вышел к речке, поболтал с речными жителями -
Карасями, окунями красноперистыми.
Мысли в голову пришли тут – положительные!
И забылись напрочь маты под-забористые.
 
И хожу с тех самых пор таким вот образом я,
Чаще лесом, через рощицы березовые.
Пусть орут владельцы «цейссов», образумливая,
Не сменю ни в жизнь очки свои я розовые!

14.Грабли россыпью
Spoiler: Highlight to view
Вот грабли. Кажется, предмет – для садо-огородников, но и для мазо лучше нет предмета сколь уж годиков. И всякий раз, когда чудак, случайно ли, намеренно, на них наступит, бьют в пятак ему те грабли. Временно в отключке парень. Но спустя какой-то час, обратною дорогой тою же идя, опять наступит. Ладно, я не стану тему развивать, и так всё ясно: разика, казалось бы, довольно, мать, но грабли – это ж классика! В сознанье образ их сидит. Ходили огородами – не то, что б каждый индивид, а целыми народами. Бывало, ввалятся толпой, а грабли – те же самые на том же месте – по лбу! – «Ой! Прохлопали глаза мои». В откат включают «дурака»: не по своей, мол, воле я. У рыбки память коротка, а у ослов тем более. Давай их память напряжём: с оглядкою, сторожкою вползли бы, мирные, ужом, иль деликатной кошкою вошли – нет, грабили, гребли, грабастали и гробили, но вдруг на грабли набрели, и оказались – в робе ли, в гробу ли, с шишкою во лбу, с другой какой зарубкою. На них не действует табу, не впитывают губкою полезный опыт, память – ноль. Безбашенные особи... Ну что же, мазо, подь изволь на грабель наших россыпи.
15.Пассатижи
Spoiler: Highlight to view
Потрёпанный дождями и ветрами,
На снос идёт сарай у входа в дом.
Где в детстве мы, играя в самураев,
Катаны тщетно выковать старались -
Расплющивая гвозди молотком…
 
С одной из полок, под дырявой крышей,
Оскалились беззубо на меня,
Знакомые такие пассатижи.
Их взял… 
… И вдруг, как наяву, услышал:
— Ну что, сынок, пойдём лечить коня…
Подай мне ключ, поменьше, на пятнадцать…
 
Как здорово чинить велосипед!
Стоит жара и хочется купаться,
Но, перепачкав руки — я не цаца,
Усердно подаю ключи в ответ.
 
Подхватывают гайку пассатижи,
На ручки нажимаю всё сильней...
А солнце в небе выше, выше, выше,
Мы чиним целый час без передышки,
Но папе помогать приятно мне…
 
Закончилась внезапно кинолента,
Но чувствую тепло отцовских рук…
Спасибо, пассатижи, вам за это,
Почищу, смажу, спрячу вас в газету
И, может быть, для внуков сберегу.

16.квартирка новосела
Spoiler: Highlight to view
для меня как для эмира
санузло́вая квартира
к каждой спальне по узлу
по людей в семье числу
 
вас инверсии тревожат
а меня как славно может
быть безбашенным порой
наш внеплановый госстрой
 
что ж теперь могу стишочки
я писать без проволочки
днями (счастлив как дитя)
в коридор не выходя...

17.Были когда-то и мы рысаками
Spoiler: Highlight to view
Где же вы, кони? Оглобли-рога
К чёрной земле опустила телега.
А ведь была и бойка, и легка.
Шутка ли - больше полвека пробегать.
Память ночами уснуть не даёт,
Жалит. Да разве забудешь такое:
Взрывы, окопы, разрушенный дот,
Кони напуганы, мечутся кони…
Ты выносила на жёсткой спине
Раненых. Сколько их было? Без счёта...
Кони менялись. Живым на войне
Надо пахать до кровавого пота.
Помнится, в мае, пришла тишина,
Только телегам покой и не снится,
Ты отслужила народу сполна,
Оси меняя, колёса и спицы.
Где же подруги? На свалках гниют,
Не повезло красоваться в музее…
Вот и нашла в садоводстве приют.
Важно расселись вазоны с космеей.
Клумба-телега не помнит обид,
Но встрепенётся, оглобли расправив,
Если знакомая песня звучит:
«Были когда-то и мы рысаками…»

18.Рублю дрова
Spoiler: Highlight to view
И как мне в осень жить без топора -
наточенного, острого? Хреново!
С утра туман съедает полдвора,
остыла печь, закончились дрова
и кот пропал - гулять подался снова.
 
Вчерашний суп, пора кормить щенят,
что сучка-дура привела под зиму.
Шесть черных псов, пушистых медвежат,
пищат и под ногами мельтешат.
Жить без хозяина для них - невыносимо!
 
А я живу, теперь одна, как перст -
безмужница с собакой да котейкой...
Октябрь не выдаст, колотун не съест!
Колю полешки – треск, смольё окрест,
и разговорка только со скамейкой.
 
Она всё стерпит, выслушает и
не станет мне перечить ни на йоту.
Ей изолью роптания свои,
что ерундят, зловредные, внутри, -
на мужа, на собаку, на погоду….
 
Дров нарубила – щепки приберу.
Да муторно - перед глазами ты мне...
Не залатать ничем в душе дыру,
хоть и всю утварь в доме перетру –
горчат воспоминания - противно.
 
А думала, разлука по плечу,
снесу без причитаний и надсады…
Жить без тебя, как сызнова, учусь.
Рублю дрова не для зимы – лечусь:
отсечь нудьгу ударом шибким надо.

19.Старый маяк
Spoiler: Highlight to view
Там, где в небо врастает старинный усталый маяк,
журавлиная стая курлычет, на юг улетая,
мы дождёмся с тобой декабря, золотая моя....
Жемчугами сединки горят в волосах, и не тают.
Будем пить крепкий чай. Вересковый густеющий мёд
я тебе невзначай размешаю в фарфоровой чашке.
Что бы там не сказали, любовь наша дышит, живёт,
несмотря на вокзалы, прощанья и дверь нараспашку.
Низко клонятся травы - ноябрьский ветер суров.
Мы с тобой были правы: состариться вместе отрадно.
Словно ворон седой, наш маяк - он не знает оков,
и мерцает звездой, и ведёт, будто нить Ариадны.
Снег холодный, укрой пики серых таинственных скал!
... Зарыдает прибой, ветер снежные вихри закружит,
но огонь маяка, пусть он стар и ужасно устал,
будет светел, пока на земле хоть кому-нибудь нужен.
20.Любовь
Spoiler: Highlight to view
Шляпка от Коко, стильные очки,
В декольте подвеска подковой.
Ляля Францевна, губы сжав, молчит,
За пять месяцев – ни полслова.
 
Подле вертится как волчок супруг,
При боярыне вроде служки.
Гладит пальчики, кормит сладким с рук,
Что-то нежное шепчет в ушко. 
 
У соседей шок – неплохой мужик
На глазах превратился в тряпку.
Стоит ей моргнуть – исполнять бежит,
Жилы рвёт за очки и шляпки. 
 
Раньше, помнится, все дела – сама,
И вдруг села на шею сиднем.
Может помер кто – стало денег тьма,
Или в планах муж позавидней. 
 
Эх, народ дурной! В голове одно –
Покопаться в чужом исподнем.
Лялю Францевну паралич давно
К службе мужу признал негодной.

21.планшетное
Spoiler: Highlight to view
неси меня волшебный тыгыдык
кошачий бог воистину велик
клянусь своей любимой когтеточкой
 
неси меня в хозяйский туалет
а нечего с планшетами сидеть
часами на квадратной пятой точке
 
пора играть продвинутым котам
иначе смерть тропическим цветам,
косметике и латексному боди
 
и немо с дори шьют морскую гладь
планшетным рыбкам сложно отказать
ещё труднее с честной мордой шкодить
 
спокойной ночь уже не назовёшь
когда стакан воды в планшет нальёшь
ну чё орать рыбёшки не утонут
 
планшеты муть китайский ширпотреб
дисплей без рыбов спрятанных ослеп
наташа отнеси меня к смартфону

22.Забойщик
Spoiler: Highlight to view
Сердце стучит неистово возле рёбер, словно желает вырваться вон, наружу.
Лучше б я сдох нерождённым, ещё в утробе женщины этой, которой совсем не нужен
жалкий урод, в угаре хмельном зачатый. Лучше б убила раньше, теперь чего там.
Есть утешение в жизни моей проклятой – добрый сосед нашёл дураку работу.
 
На скотобойне я не "больной ублюдок" – бог с молотком разящим, подобный Тору.
Женщина эта в истерике бьёт посуду и называет зверем и живодёром.
Это неправда, но ей возражать не смею, тихо скулю на матрасе у батареи.
Только, когда вскрываю телячью шею, то представляю, что это... другая шея.
 
Я ковыряю пальцем глаза коровьи, мёртвой скотине свою изливая душу,
и с наслаждением мажусь горячей кровью, ловко разделав очередную тушу.
После работы сонливо и безмятежно. Сердце стучит размеренно и спокойно...
Женщину эту, не выдержав, я зарежу – если однажды уволят со скотобойни.

23.Ватаси, кирей?*
Spoiler: Highlight to view
Когда тупые ножницы судьбы
Красотка в кимоно приставит к горлу
И вместо «будешь» замаячит «был»,
Не оставляя времени для торга,
Когда зловеще заскрежещет сталь,
А кровь внезапно превратится в воду,
Когда глаза залепит чернота,
И липкий, как повидло, спертый воздух
Польётся в искаженный страхом рот… —
Проснись. B кошмаре — выход там, где вход.
Под бок, поближе подкатись ко мне
Уставшим биться в судорогах телом,
И одеяло, полное камней,
Наполнится нежнейшим пухом белым.
Про красоту, про взлет бровей скажи,
Скажи не раз, не два — запутай духов…
Молчишь? Тогда почувствуй, это жизнь,
густея, по щеке стекает в ухо.
 
*Кутисакэ онна (口裂け女) – призрак женщины, которая была изувечена и вернулась как мстительный злой дух. Подходя к человеку, она спрашивает у него: ""Ватаси, кирей? (Я красивая?)", при этом ее рот закрыт маской. Если ответить "нет", она заколет человека ножницами до смерти; если же ответить "да", то она снимает маску и спрашивает: "Коре демо? (А теперь?)".  Если ответить "да", то она ножницами разрезает человеку рот, чтобы он стал таким же, как у нее. (Японская городская легенда)

24.Маршрутка
Spoiler: Highlight to view
С утра на работу в забитой маршрутке едва добираюсь, судьбину кляня.
Две язвы имею – жену и желудка. Кредит с ипотекой имеют меня.
Живу-не живу, дом-дорога-работа, без веры, надежды, других перспектив.
А мне воспарить бы (мечты идиота) шальную удачу за хвост ухватив –
жениться на Бьянке, ограбить Джигана, в "Магните" у кассы найти миллион...
Бесполый, бесплодный вояка диванный. Я – офисный клерк, безымянный планктон.
Квадрат остановки – сырая могила, где люди дрожат от дождя и тоски.
И с чавканьем порцию тушек унылых маршрутка глотает, собрав медяки.
Завяз в суете, словно муха в гудроне. Ненужная ноша согнула в дугу...
Маршрутка – печальная лодка харонья – нас выплюнет смачно на том берегу.
25.В темноте
Spoiler: Highlight to view
Сплёл ветер провода, замкнул электроток.
Стал наш микрорайон похож на околоток.
С небес течёт вода, окутан тьмой восток,
и север пьёт тепло из лета в сорок глоток.
 
Египетская тьма. Фонарик в десять Ватт
таращится во мглу во все светодиоды.
Пусть путеводный луч и слаб и желтоват,
но лоцманом ведёт сквозь волны непогоды.
 
В квартире тоже мрак. Мерцающий айфон
вот-вот испустит дух. Но сын не спит упрямо.
Он храбро говорит, что тьмой не огорчён,
и хочет бить страшил пока не видит мама.
 
Да здравствует театр! Фонарь теперь – софит.
Нам тени на стене сыграют роль злодеев.
Мой маленький герой, конечно, победит
и, грозно хмуря лоб, уснёт в своей постели.
 
И станет темнота уютной и живой.
Фонарик и айфон застенчиво погаснут.
Я расскажу тебе о том, как шёл домой,
что ветер в проводах...
Но не закончу фразу.

26.Посох
Spoiler: Highlight to view
Вот и настал он, Маммоны бездушный век.
Люди ни веры, ни памяти не хранят.
Слякоть осеннюю больше не сменит снег
в мире, который совсем позабыл  меня.
 
В прежнее время – могучий и грозный бог...
Но и великим забвение суждено.
Силы своей в суете сохранить не смог.
Даже детишки не верят в меня давно.
 
Быть скоморохом в седые мои лета
невыносимо, пора обрести  покой.
Как надоела ничтожная роль шута.
Посох волшебный стал просто гнилой клюкой.
 
Я не последний, потерянный в пустоте.
(Кажется, этот мир пожирает гниль.)
Верят пока что  в распятого на кресте –
только христовы заветы пошли в утиль.
 
Люди, прощайте, я искренне вас любил.
Может, поймёте – без веры прожить нельзя.
В посохе старом осталось немного сил.
Хватит на то, чтоб убить своего хозя...

27.Портал
Spoiler: Highlight to view
Портальный зев. За ним парад миров.
Во многих у хозяев служит клика,
Любой из них куражиться готов,
Да не один, с когортой многоликой.
Спешит народ под масками в портал,
На деле – сбросив добрые личины.
Улыбка превращается в оскал –
Резвится мистер Хайд в игре крысиной:
Наметить жертву, желчно распалить,
Глумясь над ней, сорвать аплодисменты –
В словесной драке проявляя прыть,
Наращивать метраж комментной ленты.
А доктор Джекил мирно за стеклом,
Пьёт кофе и поглаживает мышку.
Уютный вечер, милый старый дом,
Клавиатура щёлкает чуть слышно.
28.Ковчег
Spoiler: Highlight to view
Дождит, пора искать ковчег.
Идёт по морю человек,
и чайка на его плече
кричит о вечном.
С небес кидают невода –
я попадаюсь, как всегда,
вокруг меня бурлит вода
и мало встречных.
 
Всё ближе чайки вещий крик,
а человек всегда внутри,
на ухо шепчет мне – замри
и слушай осень.
Но вот поток немного стих –
ещё не пруд, уже не Стикс,
и можно думать, как спастись,
и верить в "после".
 
А ты на Ноя не похож –
но как небрит, но как хорош!
По лужам рябь, по телу дрожь –
потоп не страшен.
И вот на третьем этаже
сижу и сохну в неглиже –
давай, спасай меня уже
в ковчеге нашем.

29.Добрый доктор
Spoiler: Highlight to view
Добрый доктор Иванов
Лучше всех из докторов.
У него хотят лечиться,
Не боясь щипцов и шприцев,
И дедок, и педагог,
И бухгалтерша.
Будешь крепок и здоров,
Если примет  Иванов.
Белый ангел в кабинете —
К взрослым чу́ток, словно к детям,
Правда, было так вчера,
А сегодня доктора
Тут сместились, там поджались.
Вы больны? Какая жалость...
От хвороб излечит оп-
тимизация!
Иванов с утра сердит:
Смену с таймером сидит,
Пациенту три минуты —
Не дай боже, пять кому-то.
В бронхе хрип, но таймер — пип —
До свидания!
Боли, чихи, шум предсердий...
Таймер пикает усердно...
И зарезать всех готов
Добрый доктор Иванов.

30.Поезда
Spoiler: Highlight to view
А хочешь, расскажу тебе о прошлом?
Тому лет двадцать – где ты был тогда? –
я надевала платьице в горошек
и приходила слушать поезда.
 
Шептала вслед несбыточные просьбы,
делясь бедой с компанией дворняг.
Но поездам плевать, у них всё просто –
стучали, мол, пустяк, такой пустяк...
 
Так где ты был?
А впрочем, разве важно,
какие в ночь мелькали города...
Терялся в облаках гудок протяжный.
В забытой чашке морщилась вода.
 
За столько лет всего с десяток писем
(в моей вселенной – капелек тепла).
У местных поездов повадки крысьи:
сбегали прочь быстрей, чем я росла.
Совсем как ты.
 
И вот – нежданным гостем.
К чему сейчас? Давно дыра внутри.
Проездом, значит к нам... Нет, я без злости.
А ты… Любил?
Прошу тебя – соври.

31.Непричёсанное
Spoiler: Highlight to view
Осень по кронам деревьев прошлась гребёнкой,
Листьями чайного цвета дворы наполнив,
Чудом оставив рябину на ветке тонкой...
Так ноябрёво, что хочешь погладить пони.
 
Не описать этой пони, смешной и странной –
Я и словами лошадок рисую криво.
Но представляю, как бросив трепать каштаны,
Ветер гребёнкой на пряди разделит гриву.
 
Тень от ресниц представляю в глазищах сонных,
И белоснежную нежность печальной морды,
Мелкие капли дождя на ладонях клёнов,
Пару кленовых созвездий на шкуре мокрой.
 
Не понимаю сама, и сама не помню:
Ну для чего мне высматривать бок покатый,
По ноябристым аллеям бродить за пони,
Грея ладони картонным стаканом латте?
 
Просто ноябрь по деревьям провёл гребёнкой,
Мёртвыми листьями наши дворы наполнив.

32.Родом из детства...
Spoiler: Highlight to view
Память ломкая - первый лёд. 
Мне тринадцать. В прихожей тесно. 
Папа, ставший теперь воскресным, 
что-то бодро о встречах врёт. 
Мир расколотый пополам. 
Чемоданы. Рюкзак на плечи. 
На автобусе до конечной. 
- Катька, как ты? 
- Прорвёмся, мам. 
Бесполезный уют купе.
Поезд мчится, стучат колёса. 
- Дочь, ты спишь? 
Вытираю слёзы. 
Мама тихо поёт куплет
колыбельной. Уходит боль. 
Жизнь прокладывает пунктиром
дни на карте. Латаю дыры. 
И воюю сама с собой. 
Память ломкая - первый лёд. 
Мне за сорок.
...В прихожей тесно. 
Дремлет в папином старом кресле
детство с мишкой в обнимку. Ждёт... 

33.Зеркало
Spoiler: Highlight to view
Янтарный заяц выскользнул из луча,
дрожа, словно в приступе падучей
и голося в предрассветный чат
судорожно и беззвучно.
Она досадливо отмахнулась:
"Кыш! Поспать бы ему. Поспа..."
И наклонилась над спящим:
"Судьба...Ищущий да обрящет."
Сонные мысли кинулись врассыпную, в углах затаились.
Усмехнулась, глядя на их суету​ и шикнула: "Бестолковая живность,
по местам! Вста..."
Сползла бархатной змеёй на пол.
Нежась, будто в нирване,
поплыла под радужным солнцепадом,
представляя себя желанной.
Реальной.
На ходу сбрасывала морок,
как старую надоевшую​ кожу.
Вспыхнула отражённым чувством:
"Скоро. Я на неё похожа. Может..."
Он разметался между зыбкими стенами,
посапывая тихо и сладко,
продолжая множить и жечь вселенную,
Она усмехнулась украдкой,
головой покачала:
"Падкий. Подсказать бы ему не лишне.
Какой же ещё мальчишка...
А уже создатель.
Будешь творить невозможное,
если ушла та, о которой грезил.
Талант, безусловно. Не бездарь".
Вновь наклонилась к его лицу
и, запечатлев поцелуй,
в зеркале - доме растаяла.
Он распахнул глаза,
взглядываясь в утреннее зарево,
в котором покачивалась улыбка.
Догадка была мгновенна и зыбка.
Рассвет, как бездомный кот,
вошёл на палевых лапах,
проникая в ум тихой сапой,
вылизывая от мрака черты той,
что была им в книге убита,
но не забыта...
- Ты опять приходила, Вита?
34.Человек и завод
Spoiler: Highlight to view
На завод по привычке хожу, пневмомолотом бью по болванкам.
Навожу пролетарский ажур – мне плевать, хоть в Сибирь, хоть под танки.
Выпиваем с Андрюхой «Агдам», Ильича завсегда поминая.
Все увечья мои по годам, а ведь вкалывал здесь до хрена я.
 
Зазевался – готово, погиб. Пей как все, но пьяней только малость.
Вот купил я жене сапоги, и детишкам на кеды осталось.
И, конечно, культурный досуг: драмтеатр, филармонь и музеи,
потому как живём не в лесу, и не только на ёлки глазеем.
 
Скоро отпуск, Батуми, винцо, загорелые девки на пляже.
Раззадорив грузин-наглецов, перебьём их и сами поляжем.
В тёплом море кровищу замыв, снова вспомним про дружбу народов.
Заводские, советские мы – трудовая лихая порода.

35.Сумочка
Spoiler: Highlight to view
Ой, да как в троллейбусе старушки
Сумочку забыли на сидушке.
 
Ой, да сел водитель на измену,
Как её нашёл, сдавая смену.
 
Ой, да набежали полицаи,
Звали пассажиров подлецами.
 
Ой, да как молоденький летёха
Всё гадал – там яблоки? картоха?
 
А потом приехали сапёры,
Сумочку ощупывали споро,
 
Подымали, прижимали к сердцу,
Словно годовалого младенца,
 
Увезли подальше и открыли.
А внутри пузатые бутыли,
 
А в стекле живительная влага.
Так вознаграждается отвага!

36.Зеркальце
Spoiler: Highlight to view
Свой адрес позабыв и выронив ключи,
стою в чужом дворе во времена чужие.
Не помня, где и с кем мы жили и дружили,
я в зеркальце гляжусь, а зеркальце молчит.
 
Спасибо, что не врёшь, непрочное стекло,
ответ мне ни к чему, да я и не спросила.
Так много дней меня незнамо где носило,
счастливых, сладких дней, но время истекло.
 
Часы мои не спят, и мне теперь не спать.
Зачем я им нужна, Алиса в Зазеркалье?
Вели учёт минут, секунды засекали,
а мне – бежать, бежать… и снова, и опять.
 
Ах, зеркальце, прошу, моих не выдай слёз,
ведь я забыла всё, любви и боли кроме.
Не вспоминай меня, тревожный белый кролик.
Всё не всерьёз теперь, но Матрица всерьёз.

 
37. Суета вокруг чашки

Spoiler: Highlight to view

Глотаю антидепрессанты.
Сплю, как сурок. В норе покой.
От крохи прежнего таланта
последний вздох одной строкой.

Чёрт с ней, с обузой вдохновенья.
Варенье, торт, готовлю чай.
Фарфор тончайшего творенья
из рук —  и на пол, невзначай.

Что за напасть! Расстройство в кубе.
Подарок бабушки. Хоть плачь.
Досада — вороном на дубе.
А с ней обида, как палач.
И причитают: «Виновата!»
—  Да, виновата. Что теперь?
Пилюля антидепрессанта —
и нет предательских потерь.
А лекарь-сон, как тихий омут,
прикроет мир от гнусных бед,
рассыпав свежую солому,
даст  в руки чашку...
Но рассвет
скользит по брошенным осколкам.
А я хочу, где тишь и гладь,
и чашка целая на полке.
Но невозможно спать и спать.

... Глаза прикрыты, поднимаюсь,
моля печальное «вчера»
вернуть мне чашку, пусть без чая,
чтоб — за стекло, и с плеч — гора.
Чтоб ни ушедших, ни осколков
отныне, присно… на века.
Армада страхов — кривотолки.
Судьба прозрачна и легка.

Лохмотья нервов, дырка в сердце —
давнишний бред забытых снов.
А я... Мне надо оглядеться,
узреть незыблемость  основ...

И чашку склею по кусочку
и нашепчу, и буду ждать
вестей, проверенных до точки,
под ясным грифом "благодать".

===================================
Читаем и обсуждаем здесь, а голосуем тут
===================================
 
 
0
Оценок пока нет
Свидетельство о публикации №: 
14187
Простая чашка
 
Простая чашка, сколько лет
Ты служишь мне предметом,
Несущим кофе – как завет
Быть бодрым, но при этом
 
И меру знать. Вот потому
Мала ты и невзрачна,
А то б пил кофе на дому
Бадьями, однозначно.
 
Спасибо, чашка, ты мудра.
Блюди мя, ради бога,
Чтобы не слопал я с утра
Дневную норму мокко.
 
Должно быть некое табу,
Чтоб где я ем – и ты там,
А то ведь вылетим в трубу
С моим-то аппетитом...
 
0
Оценок пока нет
Идеальный
 
Велосипед. Домашний конь, чье стойло на балконе.
Его звонок тихонько тронь, почувствуй ржанье в звоне.
Сколь раз тебя он выручал и выносил из боя.
Или пускай балкон – причал, тогда он что такое?
 
Корабль. Прошел немало луж, открыл земель и кочек.
Везде доставит, и к тому ж без долгих проволочек.
Или верблюд. Не спит, не пьет. В пыли, в жару и в стыни
Куда прикажешь довезет через пустырь пустыни.
 
По детству ли автомобиль: колеса, руль, пружины.
Не заправляй и не мовиль, подкачивай лишь шины.
Он мой товарищ, мой герой. С годами выцвел, сдался...
Я забывал о нем порой...
Но он не обижался...
0
Оценок пока нет
Аватар пользователя Praskovija
Вышедши

А чё так можно было? surprise​​​​​​

Или это вне конкурса? 

0
Оценок пока нет

как ТАК? в чем проблема? smiley

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя Praskovija
Вышедши

КнГ, я думала, что стихи публикуются после окончания приёма т. е. после 3 числа. Я наверное что-то напутала. 

0
Оценок пока нет

а это где-нибудь оговорено?

а у нас разрешено все, что не запрещено smiley

 

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя Praskovija
Вышедши

Да я всеми конечностями за! Просто раньше такого не было, а тут - раз и есть. Буду теперь знать.

smiley

0
Оценок пока нет
Котово-автобусное
 
Ковид не спит, а городом любуется.
Посвистывают скорые на улицах
то тут, то там.
Позволено разгуливать по дворикам
без всяческих кью-аров и намордников
одним котам.
 
В каком-то затонированном тонусе,
болтаюсь в переполненном автобусе –
в борще густом.
Слышны лишь вдохи-выдохи на выходе
и хочется на волю, хоть на миг один
побыть котом.
 
А осень не скудеет колоритами.
Ползут маршрутки – дурочки набитые –
закрыты рты –
и подставляют лбы ветрам-разбойникам.
Спокойненько лежат на подоконниках
одни коты.
 
Сойти бы мне. Пройтись по рыжей осени,
по свежести. Озябнуть даже до сини –
и то готов.
Прийти домой, принять сорокоградусной.
Я был тогда бы самым жизнерадостным
среди котов.
0
Оценок пока нет
Геройская кастрюля (фантастический мемуар)
 
Ах, вспоминаю я те дни,
когда мы были не одни,
с кричалки да с подскока
таких нас было много.
 
Отметьте в гимне ли в стишке,
тогда была я на башке
шеломом, не кастрюлей
(почти пробита кулей).
 
Я вспоминаю каждый год
огонь и дым и гололед;
народ не чах в работе,
но движим был к свободе.
 
Теперь они, ну, то есть, мы
давно не скачем с той зимы,
молчим, не озоруем...
Я лебеду варю им...
 
 
0
Оценок пока нет
на блюдечке луны
 
какой же звук у этой тишины…
а мы лежим на блюдечке луны,
красивые, как сахарные зайцы.
прошу тебя, коснись меня…
касайся
губами,
взглядом,
кончиками пальцев.
луна нежна.
и сами мы нежны.
но только сердце голое не тронь…
 
смотри, звезда упала мне в ладонь
и пробралась куда-то в подреберье.
разлука-злюка прячется за дверью.
мы тактами дыханий время мерим – 
самим себе служители и трон.
всё то, что нажелали мы, сбылось.
я таю вся, до кончиков волос
от глубины твоих прикосновений.
вкус ночи разливается по венам.
звезда внутри взрывается мгновенно
на сотни звёзд…
 
но явь меняет звуки и цвета.
светает…
и луна уже не та.
твой телефон ругается в прихожей.
смолкает тишина.
мороз по коже…
и ты уходишь.
навсегда, быть может…
 
и в комнату вползает пустота.
0
Оценок пока нет
гвоздь запятой
 
ржавый гвоздь недозабитый
полускрюченный торчит
в кои веки на руси ты
приобрел привычный вид
 
раньше били так что шляпка
уходила вглубь досо́к
а теперь (с удара ль тапка)
из доски торчит кусок
 
и ограда покосилась
и калитка на боку
гвоздь невдалый сделай милость
не испорть мою строку
 
потому что эти строчки
под конец (доска к другой)
просят шляпки то есть точки
а не гнутой запятой.
 
 
0
Оценок пока нет
вилкакакулика
 
вот это стул на нем сидят вот это стол за ним едят а это ложка в супе а это вилка в трупе но мой хороший это ложь так просто вилкой не убьешь не нож она не пули зачем ее воткнули да не воткнули только вид что изо рта она торчит случайность или-или скорее отравили кругами ходит детектив а шустрый коронер ретив хвать ложку фу о боже обратно ложку ложа а детектив ему мол так ты суп что ль пробуешь дурак какой ты право пылкий не в ложке дело в вилке и вилку вынув изо рта был удивлен а на черта на вилке эти гланды иль мясо из баланды да это ж гриб вот корень зла наверно теща привезла знать для зятька для мила гуляшик наварила на этом их оставим тут пусть тещу к заку отведут под плач ее и крики плюс с вилкой для улики а нам пора а может нет найти другой какой предмет но где нам взять другого для конкурса такого
 
0
Оценок пока нет
Красное и белое
 
Иглой в руках неловкого портного уколет явь, достанет до предсердий… Десятый сон под утро выходного обрубят слишком бойкие соседи, включив назло на всю катушку воду. Погода – мрак, глаза бы не глядели. И шансов нет на роскошь и свободу – поспать подольше посреди недели. В среде, где от режима все зависим, не много нужно, кажется, для счастья:
не чистить, плача, ящики от писем,
целуя воздух, с ним же не прощаться,
не знать о том, что будешь безответна,
не пробуждаться из цветного в серость.
 
Но тени дня колышутся от ветра – давай вставай. Подъем, чего расселась? В торговый центр хотела и на рынок. Когда твой бег стал символом погони, аквариум купи себе  и рыбок, и для уюта парочку бегоний – украсить стены.
Всюду стены, стены – дождя, границ и недопониманий. Твой  кислород в дыхательной системе почти иссякнет по дороге к ванной. Но ты на автомате, по привычке, как струн, касаясь мягко струек душа, умоешься. Потом из косметички достанешь карандаш, флакончик  с тушью, вздохнешь – дыши. Не хочется, а надо. Хотя лицо по цвету спорит с мелом…
 
И нарисует красная помада
улыбку на фасаде белом-белом.
 
0
Оценок пока нет
ботиночки
 
пусть это будет передел
переобув ли пере-
одежд но как-то между дел
и сам себе не веря
купил я обувь с распродаж
надел не взял и сдачи
так с рынка идучи я аж
прям прыгал от удачи
но не допрыгал по пути
в движении в запале
мои подошвы мать ити
так обе и отпали...
 
друзья скажу вам наперед
не верьте ни карата
что русский русскому не врет...
 
да вспомните хоть «брата»
 
0
Оценок пока нет
Вампирская ветеринарно-хэллоуинская, Или лунно-сонатная...
 
Время шло навстречу ноябрю. А ноябрь, тяжел и сизобрюх,
волочил ведро с дождями жуткими.
Город пил из чаши производств, МКАД кусала собственный же хвост,
покрывались лужицы чешуйками – 
заработал хладокомбинат...
 
На луне готовили лунад – 
по договоренности с землянами,
в медных котелках среди руин. Разливали и на Хэллоуин
отправляли колбочки стеклянные.
Прибыльное было ремесло. Пил народ – по первое число,
благо, колдовство ненаказуемо.
А когда кончалась сила чар, расходись дружно по врачам,
с признаками лунного безумия.
 
Зелье – не шипучее вино. Растворялось в русле кровяном,
навсегда, хоть воду черпай мисками.
А потом носителя лови! В общем, наша служба на крови
связанна с токсическими рисками...
 
Только не о рисках я теперь. А о том, что люд земной и зверь – 
все с однообразными отписками:
"Помоги, и больше  – вот "ни-ни"! Только порчу лунную сними",
приходили в клинику вампирскую – 
знали все про метод наш окрест. Цапнешь или сделаешь надрез
и текут мечты большими каплями – 
чтобы не болела голова... Но однажды огненного льва
привело к нам бархатными лапами.
В кабинет бесшумно заглянул, посмотрел на полную луну
и уселся ничего не требуя.
 
И совсем остался на земле, в сон земной влюбившись, лунный лев.
Только стал не рыжим, а серебряным...
 
0
Оценок пока нет
Чудесные часы Петровича
 
Часы служили много зим и лет.
Спешили стрелки буднично по кругу
вести отсчёт секундам и минутам,
усталости не зная. Пусть валютой
надежды остаётся вера друга
в семейный лад, без горестей и бед.
 
Под Новый год сбываются мечты,
но не у всех. Исполнится ли наша?
Петровича хотим вернуть обратно.
Туда, где счастье вкус лимонной мяты
дарило по утрам, жена Наташа
варила вкусный борщ, до хрипоты
по праздникам горланили шансон
друзья не раз, и было много света,
улыбок и душевности…Но сроки
отмеряны всему. Быт одинокий
становится привычным, без таблеток
теперь ни дня – тревожны явь и сон.
 
С женой поговорить бы хоть часок,
услышать вновь насмешливые нотки
в словах, произнесённых между делом.
И дочь тоскует, очень похудела,
замкнулась… Ждём её, визит короткий
покажется подарком. Дней песок
стирает краски прошлого, уют.
Петрович задремал под вой метели…
…Свершилось! Детский смех прогнал ненастье.
Часы остановились в зоне счастья,
не удержались, мельком подсмотрели:
беседуют и чай с мелиссой пьют…

 

0
Оценок пока нет
тёщина будка
 
собачья будка по пути
мне всякий раз домой идти
минуя эту будку
как чью-то злую шутку
 
а в ней собака не проста
глупа два уха без хвоста
с одной подбитой лапой
в чем я не виноватой
 
но как нарочно день за днём
мы с ней встречаемся вдвоём
(хоть крою русским ятем)
как тёща с милым зятем
 
стоять той будке лет до ста
что называю неспроста
сколь раз пройду минуткой
я «тёщиною будкой»
 
0
Оценок пока нет
Розовые очки
 
Неразлучны, как два пальца, жизни проза и я.
И от нашего тандема дух захватывает.
У меня очки на роже как бы розовые,
А у встречных на пути – все больше матовые.
 
И в упор меня не видят, незадачливого.
Незадачливые – это для очей маета.
Только мент прохожий зыркнет: «Не упечь ли его?»
Да сто лет не нужен чудик, в заключении-то.
 
Просто вылитый Придурок из Ламанчи – на Вы
Я к мамзелям и мадамам, тем что с личиками.
Только личики-то нонче все обманчивые,
Ибо думами корыстными напичканные.
 
Вот и клянчил у Создателя я милостыни:
«Впрок, для милой мне бы шубу горностаевую.»
Ну а тот в ответ мне: «Слышишь ты, губу пристегни!»
И пошел я восвояси, не настаивая.
 
Вышел к речке, поболтал с речными жителями -
Карасями, окунями красноперистыми.
Мысли в голову пришли тут – положительные!
И забылись напрочь маты под-забористые.
 
И хожу с тех самых пор таким вот образом я,
Чаще лесом, через рощицы березовые.
Пусть орут владельцы «цейссов», образумливая,
Не сменю ни в жизнь очки свои я розовые!

 

0
Оценок пока нет
Грабли россыпью
 
Вот грабли. Кажется, предмет – для садо-огородников, но и для мазо лучше нет предмета сколь уж годиков. И всякий раз, когда чудак, случайно ли, намеренно, на них наступит, бьют в пятак ему те грабли. Временно в отключке парень. Но спустя какой-то час, обратною дорогой тою же идя, опять наступит. Ладно, я не стану тему развивать, и так всё ясно: разика, казалось бы, довольно, мать, но грабли – это ж классика! В сознанье образ их сидит. Ходили огородами – не то, что б каждый индивид, а целыми народами. Бывало, ввалятся толпой, а грабли – те же самые на том же месте – по лбу! – «Ой! Прохлопали глаза мои». В откат включают «дурака»: не по своей, мол, воле я. У рыбки память коротка, а у ослов тем более. Давай их память напряжём: с оглядкою, сторожкою вползли бы, мирные, ужом, иль деликатной кошкою вошли – нет, грабили, гребли, грабастали и гробили, но вдруг на грабли набрели, и оказались – в робе ли, в гробу ли, с шишкою во лбу, с другой какой зарубкою. На них не действует табу, не впитывают губкою полезный опыт, память – ноль. Безбашенные особи... Ну что же, мазо, подь изволь на грабель наших россыпи.
 
0
Оценок пока нет
Пассатижи
 
Потрёпанный дождями и ветрами,
На снос идёт сарай у входа в дом.
Где в детстве мы, играя в самураев,
Катаны тщетно выковать старались -
Расплющивая гвозди молотком…
 
С одной из полок, под дырявой крышей,
Оскалились беззубо на меня,
Знакомые такие пассатижи.
Их взял… 
… И вдруг, как наяву, услышал:
— Ну что, сынок, пойдём лечить коня…
Подай мне ключ, поменьше, на пятнадцать…
 
Как здорово чинить велосипед!
Стоит жара и хочется купаться,
Но, перепачкав руки — я не цаца,
Усердно подаю ключи в ответ.
 
Подхватывают гайку пассатижи,
На ручки нажимаю всё сильней...
А солнце в небе выше, выше, выше,
Мы чиним целый час без передышки,
Но папе помогать приятно мне…
 
Закончилась внезапно кинолента,
Но чувствую тепло отцовских рук…
Спасибо, пассатижи, вам за это,
Почищу, смажу, спрячу вас в газету
И, может быть, для внуков сберегу.

 

 

0
Оценок пока нет
квартирка новосела
 
для меня как для эмира
санузло́вая квартира
к каждой спальне по узлу
по людей в семье числу
 
вас инверсии тревожат
а меня как славно может
быть безбашенным порой
наш внеплановый госстрой
 
что ж теперь могу стишочки
я писать без проволочки
днями (счастлив как дитя)
в коридор не выходя...
 
0
Оценок пока нет
Были когда-то и мы рысаками
 
Где же вы, кони? Оглобли-рога
К чёрной земле опустила телега.
А ведь была и бойка, и легка.
Шутка ли - больше полвека пробегать.
 
Память ночами уснуть не даёт,
Жалит. Да разве забудешь такое:
Взрывы, окопы, разрушенный дот,
Кони напуганы, мечутся кони…
 
Ты выносила на жёсткой спине
Раненых. Сколько их было? Без счёта...
Кони менялись. Живым на войне
Надо пахать до кровавого пота.
 
Помнится, в мае, пришла тишина,
Только телегам покой и не снится,
Ты отслужила народу сполна,
Оси меняя, колёса и спицы.
 
Где же подруги? На свалках гниют,
Не повезло красоваться в музее…
Вот и нашла в садоводстве приют.
Важно расселись вазоны с космеей.
 
Клумба-телега не помнит обид,
Но встрепенётся, оглобли расправив,
Если знакомая песня звучит:
«Были когда-то и мы рысаками…»
 
 
0
Оценок пока нет
Рублю дрова
 
 
И как мне в осень жить без топора -
наточенного, острого? Хреново!
С утра туман съедает полдвора,
остыла печь, закончились дрова
и кот пропал - гулять подался снова.

 

Вчерашний суп, пора кормить щенят,
что сучка-дура привела под зиму.
Шесть черных псов, пушистых медвежат,
пищат и под ногами мельтешат.
Жить без хозяина для них - невыносимо!

 

А я живу, теперь одна, как перст -
безмужница с собакой да котейкой...
Октябрь не выдаст, колотун не съест!
Колю полешки – треск, смольё окрест,
и разговорка только со скамейкой.

 

Она всё стерпит, выслушает и
не станет мне перечить ни на йоту.
Ей изолью роптания свои,
что ерундят, зловредные, внутри, -
на мужа, на собаку, на погоду….

 

Дров нарубила – щепки приберу.
Да муторно - перед глазами ты мне...
Не залатать ничем в душе дыру,
хоть и всю утварь в доме перетру –
горчат воспоминания - противно.

 

А думала, разлука по плечу,
снесу без причитаний и надсады…
Жить без тебя, как сызнова, учусь.
Рублю дрова не для зимы – лечусь:
отсечь нудьгу ударом шибким надо.

 

0
Оценок пока нет
Старый маяк
 
Там, где в небо врастает старинный усталый маяк,
журавлиная стая курлычет, на юг улетая,
мы дождёмся с тобой декабря, золотая моя....
Жемчугами сединки горят в волосах, и не тают.
Будем пить крепкий чай. Вересковый густеющий мёд
я тебе невзначай размешаю в фарфоровой чашке.
Что бы там не сказали, любовь наша дышит, живёт,
несмотря на вокзалы, прощанья и дверь нараспашку.
Низко клонятся травы - ноябрьский ветер суров.
Мы с тобой были правы: состариться вместе отрадно.
Словно ворон седой, наш маяк - он не знает оков,
и мерцает звездой, и ведёт, будто нить Ариадны.
Снег холодный, укрой пики серых таинственных скал!
... Зарыдает прибой, ветер снежные вихри закружит,
но огонь маяка, пусть он стар и ужасно устал,
будет светел, пока на земле хоть кому-нибудь нужен.
 
0
Оценок пока нет
Любовь
 
Шляпка от Коко, стильные очки,
В декольте подвеска подковой.
Ляля Францевна, губы сжав, молчит,
За пять месяцев – ни полслова.
 
Подле вертится как волчок супруг,
При боярыне вроде служки.
Гладит пальчики, кормит сладким с рук,
Что-то нежное шепчет в ушко. 
 
У соседей шок – неплохой мужик
На глазах превратился в тряпку.
Стоит ей моргнуть – исполнять бежит,
Жилы рвёт за очки и шляпки. 
 
Раньше, помнится, все дела – сама,
И вдруг села на шею сиднем.
Может помер кто – стало денег тьма,
Или в планах муж позавидней. 
 
Эх, народ дурной! В голове одно –
Покопаться в чужом исподнем.
Лялю Францевну паралич давно
К службе мужу признал негодной.

 

0
Оценок пока нет
планшетное
 
неси меня волшебный тыгыдык
кошачий бог воистину велик
клянусь своей любимой когтеточкой
 
неси меня в хозяйский туалет
а нечего с планшетами сидеть
часами на квадратной пятой точке
 
пора играть продвинутым котам
иначе смерть тропическим цветам,
косметике и латексному боди
 
и немо с дори шьют морскую гладь
планшетным рыбкам сложно отказать
ещё труднее с честной мордой шкодить
 
спокойной ночь уже не назовёшь
когда стакан воды в планшет нальёшь
ну чё орать рыбёшки не утонут
 
планшеты муть китайский ширпотреб
дисплей без рыбов спрятанных ослеп
наташа отнеси меня к смартфону
0
Оценок пока нет
Забойщик
 
Сердце стучит неистово возле рёбер, словно желает вырваться вон, наружу.
Лучше б я сдох нерождённым, ещё в утробе женщины этой, которой совсем не нужен
жалкий урод, в угаре хмельном зачатый. Лучше б убила раньше, теперь чего там.
Есть утешение в жизни моей проклятой – добрый сосед нашёл дураку работу.
 
На скотобойне я не "больной ублюдок" – бог с молотком разящим, подобный Тору.
Женщина эта в истерике бьёт посуду и называет зверем и живодёром.
Это неправда, но ей возражать не смею, тихо скулю на матрасе у батареи.
Только, когда вскрываю телячью шею, то представляю, что это... другая шея.
 
Я ковыряю пальцем глаза коровьи, мёртвой скотине свою изливая душу,
и с наслаждением мажусь горячей кровью, ловко разделав очередную тушу.
После работы сонливо и безмятежно. Сердце стучит размеренно и спокойно...
Женщину эту, не выдержав, я зарежу – если однажды уволят со скотобойни.
 

 

 

0
Оценок пока нет
Ватаси, кирей?*
 
Когда тупые ножницы судьбы
Красотка в кимоно приставит к горлу
И вместо «будешь» замаячит «был»,
Не оставляя времени для торга,
Когда зловеще заскрежещет сталь,
А кровь внезапно превратится в воду,
Когда глаза залепит чернота,
И липкий, как повидло, спертый воздух
Польётся в искаженный страхом рот… —
Проснись. B кошмаре — выход там, где вход.
Под бок, поближе подкатись ко мне
Уставшим биться в судорогах телом,
И одеяло, полное камней,
Наполнится нежнейшим пухом белым.
Про красоту, про взлет бровей скажи,
Скажи не раз, не два — запутай духов…

Молчишь? Тогда почувствуй, это жизнь,
густея, по щеке стекает в ухо
.
 
*Кутисакэ онна (口裂け女) – призрак женщины, которая была изувечена и вернулась как мстительный злой дух. Подходя к человеку, она спрашивает у него: ""Ватаси, кирей? (Я красивая?)", при этом ее рот закрыт маской. Если ответить "нет", она заколет человека ножницами до смерти; если же ответить "да", то она снимает маску и спрашивает: "Коре демо? (А теперь?)".  Если ответить "да", то она ножницами разрезает человеку рот, чтобы он стал таким же, как у нее. (Японская городская легенда)
 

 

0
Оценок пока нет
Маршрутка
 
С утра на работу в забитой маршрутке едва добираюсь, судьбину кляня.
Две язвы имею – жену и желудка. Кредит с ипотекой имеют меня.
Живу-не живу, дом-дорога-работа, без веры, надежды,
 других перспектив.
А мне воспарить бы (мечты идиота) шальную удачу за хвост ухватив –
жениться на Бьянке, ограбить Джигана, в "Магните" у кассы найти миллион...
Бесполый, бесплодный
 вояка диванный. Я – офисный клерк, безымянный планктон.
Квадрат остановки – сырая могила, где люди дрожат от дождя и тоски.
И с чавканьем порцию тушек унылых маршрутка глотает, собрав медяки.
Завяз в суете, словно муха в гудроне. Ненужная ноша согнула в дугу...
Маршрутка – печальная лодка харонья –
 нас выплюнет смачно на том берегу.

 

0
Оценок пока нет
В темноте
 
Сплёл ветер провода, замкнул электроток.
Стал наш микрорайон похож на околоток.
С небес течёт вода, окутан тьмой восток,
и север пьёт тепло из лета в сорок глоток.
 
Египетская тьма. Фонарик в десять Ватт
таращится во мглу во все светодиоды.
Пусть путеводный луч и слаб и желтоват,
но лоцманом ведёт сквозь волны непогоды.
 
В квартире тоже мрак. Мерцающий айфон
вот-вот испустит дух. Но сын не спит упрямо.
Он храбро говорит, что тьмой не огорчён,
и хочет бить страшил пока не видит мама.
 
Да здравствует театр! Фонарь теперь – софит.
Нам тени на стене сыграют роль злодеев.
Мой маленький герой, конечно, победит
и, грозно хмуря лоб, уснёт в своей постели.
 
И станет темнота уютной и живой.
Фонарик и айфон застенчиво погаснут.
Я расскажу тебе о том, как шёл домой,
что ветер в проводах...
Но не закончу фразу.

 

0
Оценок пока нет
Посох
 
Вот и настал он, Маммоны бездушный век.
Люди ни веры, ни памяти не хранят.
Слякоть осеннюю больше не сменит снег
в мире, который совсем позабыл  меня.
 
В прежнее время – могучий и грозный бог...
Но и великим забвение суждено.
Силы своей в суете сохранить не смог.
Даже детишки не верят в меня давно.
 
Быть скоморохом в седые мои лета
невыносимо, пора обрести  покой.
Как надоела ничтожная роль шута.
Посох волшебный стал просто гнилой клюкой.
 
Я не последний, потерянный в пустоте.
(Кажется, этот мир пожирает гниль.)
Верят пока что  в распятого на кресте –
только христовы заветы пошли в утиль.
 
Люди, прощайте, я искренне вас любил.
Может, поймёте – без веры прожить нельзя.
В посохе старом осталось немного сил.
Хватит на то, чтоб убить своего хозя...
0
Оценок пока нет
Портал
 
Портальный зев. За ним парад миров.
Во многих у хозяев служит клика,
Любой из них куражиться готов,
Да не один, с когортой многоликой.
Спешит народ под масками в портал,
На деле – сбросив добрые личины.
Улыбка превращается в оскал –
Резвится мистер Хайд в игре крысиной:
Наметить жертву, желчно распалить,
Глумясь над ней, сорвать аплодисменты –
В словесной драке проявляя прыть,
Наращивать метраж комментной ленты.
А доктор Джекил мирно за стеклом,
Пьёт кофе и поглаживает мышку.
Уютный вечер, милый старый дом,
Клавиатура щёлкает чуть слышно.
 
0
Оценок пока нет
Ковчег
 
Дождит, пора искать ковчег.
Идёт по морю человек,
и чайка на его плече
кричит о вечном.
С небес кидают невода –
я попадаюсь, как всегда,
вокруг меня бурлит вода
и мало встречных.
 
Всё ближе чайки вещий крик,
а человек всегда внутри,
на ухо шепчет мне – замри
и слушай осень.
Но вот поток немного стих –
ещё не пруд, уже не Стикс,
и можно думать, как спастись,
и верить в "после".
 
А ты на Ноя не похож –
но как небрит, но как хорош!
По лужам рябь, по телу дрожь –
потоп не страшен.
И вот на третьем этаже
сижу и сохну в неглиже –
давай, спасай меня уже
в ковчеге нашем.
 
0
Оценок пока нет
Добрый доктор
 
Добрый доктор Иванов
Лучше всех из докторов.
У него хотят лечиться,
Не боясь щипцов и шприцев,
И дедок, и педагог,
И бухгалтерша.
Будешь крепок и здоров,
Если примет  Иванов.
Белый ангел в кабинете —
К взрослым чу́ток, словно к детям,
Правда, было так вчера,
А сегодня доктора
Тут сместились, там поджались.
Вы больны? Какая жалость...
От хвороб излечит оп-
тимизация!
Иванов с утра сердит:
Смену с таймером сидит,
Пациенту три минуты —
Не дай боже, пять кому-то.
В бронхе хрип, но таймер — пип —
До свидания!
Боли, чихи, шум предсердий...
Таймер пикает усердно...
И зарезать всех готов
Добрый доктор Иванов.

 

0
Оценок пока нет
Поезда
 
А хочешь, расскажу тебе о прошлом?
Тому лет двадцать – где ты был тогда? –
я надевала платьице в горошек
и приходила слушать поезда.
 
Шептала вслед несбыточные просьбы,
делясь бедой с компанией дворняг.
Но поездам плевать, у них всё просто –
стучали, мол, пустяк, такой пустяк...
 
Так где ты был?
А впрочем, разве важно,
какие в ночь мелькали города...
Терялся в облаках гудок протяжный.
В забытой чашке морщилась вода.
 
За столько лет всего с десяток писем
(в моей вселенной – капелек тепла).
У местных поездов повадки крысьи:
сбегали прочь быстрей, чем я росла.
Совсем как ты.
 
И вот – нежданным гостем.
К чему сейчас? Давно дыра внутри.
Проездом, значит к нам... Нет, я без злости.
А ты… Любил?
Прошу тебя – соври.
 

 

0
Оценок пока нет
 Непричёсанное
 
Осень по кронам деревьев прошлась гребёнкой,
Листьями чайного цвета дворы наполнив,
Чудом оставив рябину на ветке тонкой...
Так ноябрёво, что хочешь погладить пони.
 
Не описать этой пони, смешной и странной –
Я и словами лошадок рисую криво.
Но представляю, как бросив трепать каштаны,
Ветер гребёнкой на пряди разделит гриву.
 
Тень от ресниц представляю в глазищах сонных,
И белоснежную нежность печальной морды,
Мелкие капли дождя на ладонях клёнов,
Пару кленовых созвездий на шкуре мокрой.
 
Не понимаю сама, и сама не помню:
Ну для чего мне высматривать бок покатый,
По ноябристым аллеям бродить за пони,
Грея ладони картонным стаканом латте?
 
Просто ноябрь по деревьям провёл гребёнкой,
Мёртвыми листьями наши дворы наполнив.
 

 

 

0
Оценок пока нет
Родом из детства... 
 
Память ломкая - первый лёд. 
Мне тринадцать. В прихожей тесно. 
Папа, ставший теперь воскресным, 
что-то бодро о встречах врёт. 
Мир расколотый пополам. 
Чемоданы. Рюкзак на плечи. 
На автобусе до конечной. 
- Катька, как ты? 
- Прорвёмся, мам. 
Бесполезный уют купе.
Поезд мчится, стучат колёса. 
- Дочь, ты спишь? 
Вытираю слёзы. 
Мама тихо поёт куплет
колыбельной. Уходит боль. 
Жизнь прокладывает пунктиром
дни на карте. Латаю дыры. 
И воюю сама с собой. 
Память ломкая - первый лёд. 
Мне за сорок.
...В прихожей тесно. 
Дремлет в папином старом кресле
детство с мишкой в обнимку. Ждёт... 
0
Оценок пока нет
Зеркало
 
Янтарный заяц выскользнул из луча,
дрожа, словно в приступе падучей
и голося в предрассветный чат
судорожно и беззвучно.
Она досадливо отмахнулась:
"Кыш! Поспать бы ему. Поспа..."
И наклонилась над спящим:
"Судьба...Ищущий да обрящет."
Сонные мысли кинулись врассыпную, в углах затаились.
Усмехнулась, глядя на их суету​ и шикнула: "Бестолковая живность,
по местам! Вста..."
Сползла бархатной змеёй на пол.
Нежась, будто в нирване,
поплыла под радужным солнцепадом,
представляя себя желанной.
Реальной.
На ходу сбрасывала морок,
как старую надоевшую​ кожу.
Вспыхнула отражённым чувством:
"Скоро. Я на неё похожа. Может..."
Он разметался между зыбкими стенами,
посапывая тихо и сладко,
продолжая множить и жечь вселенную,
Она усмехнулась украдкой,
головой покачала:
"Падкий. Подсказать бы ему не лишне.
Какой же ещё мальчишка...
А уже создатель.
Будешь творить невозможное,
если ушла та, о которой грезил.
Талант, безусловно. Не бездарь".
Вновь наклонилась к его лицу
и, запечатлев поцелуй,
в зеркале - доме растаяла.
Он распахнул глаза,
взглядываясь в утреннее зарево,
в котором покачивалась улыбка.
Догадка была мгновенна и зыбка.
Рассвет, как бездомный кот,
вошёл на палевых лапах,
проникая в ум тихой сапой,
вылизывая от мрака черты той,
что была им в книге убита,
но не забыта...
- Ты опять приходила, Вита?

 

0
Оценок пока нет
Человек и завод
 
На завод по привычке хожу, пневмомолотом бью по болванкам.
Навожу пролетарский ажур – мне плевать, хоть в Сибирь, хоть под танки.
Выпиваем с Андрюхой «Агдам», Ильича завсегда поминая.
Все увечья мои по годам, а ведь вкалывал здесь до хрена я.
 
Зазевался – готово, погиб. Пей как все, но пьяней только малость.
Вот купил я жене сапоги, и детишкам на кеды осталось.
И, конечно, культурный досуг: драмтеатр, филармонь и музеи,
потому как живём не в лесу, и не только на ёлки глазеем.
 
Скоро отпуск, Батуми, винцо, загорелые девки на пляже.
Раззадорив грузин-наглецов, перебьём их и сами поляжем.
В тёплом море кровищу замыв, снова вспомним про дружбу народов.
Заводские, советские мы – трудовая лихая порода.
 
0
Оценок пока нет
Сумочка
 
Ой, да как в троллейбусе старушки
Сумочку забыли на сидушке.
 
Ой, да сел водитель на измену,
Как её нашёл, сдавая смену.
 
Ой, да набежали полицаи,
Звали пассажиров подлецами.
 
Ой, да как молоденький летёха
Всё гадал – там яблоки? картоха?
 
А потом приехали сапёры,
Сумочку ощупывали споро,
 
Подымали, прижимали к сердцу,
Словно годовалого младенца,
 
Увезли подальше и открыли.
А внутри пузатые бутыли,
 
А в стекле живительная влага.
Так вознаграждается отвага!

 

 

0
Оценок пока нет
Зеркальце
 
Свой адрес позабыв и выронив ключи,
стою в чужом дворе во времена чужие.
Не помня, где и с кем мы жили и дружили,
я в зеркальце гляжусь, а зеркальце молчит.
 
Спасибо, что не врёшь, непрочное стекло,
ответ мне ни к чему, да я и не спросила.
Так много дней меня незнамо где носило,
счастливых, сладких дней, но время истекло.
 
Часы мои не спят, и мне теперь не спать.
Зачем я им нужна, Алиса в Зазеркалье?
Вели учёт минут, секунды засекали,
а мне – бежать, бежать… и снова, и опять.
 
Ах, зеркальце, прошу, моих не выдай слёз,
ведь я забыла всё, любви и боли кроме.
Не вспоминай меня, тревожный белый кролик.
Всё не всерьёз теперь, но Матрица всерьёз.

 

 

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя Solstralen
Вышедши

А хороший паратур! yes

0
Оценок пока нет
Вышедши

Ага, мне тоже кое-что очень понравилось wink

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя Пересмешница
Вышедши

Уважаемые КнГ и сочувствующие, напомните, плиз, можно ли в паратуре выбирать стихи кого-то из команды? Вроде бы за своих только в основном голосить нельзя?

 

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя Света Носова
Вышедши

можно, Оль)

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя Пересмешница
Вышедши

О, спасибо, Светик! А мы таки проспали это правило)) 

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя Глюк
На При©тани

Точно, точно за однокомандные можно голосовать? И ничего не будет?

0
Оценок пока нет

И хде кнопка для голосилки? Или я рано пришла?

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя Пересмешница
Вышедши

Её исчо не нарисовали))) Дизайн утверждают)))

0
Оценок пока нет

Включение кнопки Анимация гиф картинка смайлик
0
Оценок пока нет

Страницы

randomness