... зона повышенного творческого риска *)

Беспредел-7. Конкурс беспредельных пародий

 

По сложившейся традиции объявляем конкурс пародий на произведения ВПК "Беспредел-7".

Тащим эти самые пародии сюда по мере написания и постим в комментах. А по окончании конкурса проголосим и воздадим по заслугам.

А вот и все. Приемный пункт закрыт.

Начинаем голосование - по ссылке.

От 3-х до 15-ти пародий в шорт. Трем можно дать 1-е место (+1 балл).

Окончание голосования - 20ч мск 6.01.24г.

Подведение итогов - 7.01.24г.

============================

1. Минутка рекламы

Spoiler: Highlight to view

Источник вдохновения: 28-е паратура Ключи приключений
 
Если в бурлящее жизни течение
Канут ключи, что ночные бандиты,
Их не разыскивай у приключений,
Лучше ко мне на развал заходи ты!
 
Я на базаре торговец известный
В необычайно особенном плане.
Вот ты встречал где-нибудь (только честно!)
Что-нибудь вроде редеющей длани?
 
С этим девайсом живут неразлучны
Инфоцыгане и звезды Ютуба - 
Всех их подвинешь ты, если до кучи
Купишь отменно кусачие губы.
 
Эй, осторожней, руками не трогай!
Как бы чего там в тебя не шмальнуло -
Труб журавлиных осталось немного,
Нота-магнит и тревожное дуло.
 
Лучше взгляни, вот - надежды желаний,
Ишь как дрожат в предвкушении жажды!
Боль изменений в граненом стакане.
Ты не кривись, может, выпьешь однажды.
 
Что ты, уходишь? Не можешь остаться?
Срочно зовут эсэмэсные строчки?
Ну, забери хоть чесотные пальцы -
С ними отыщешь!.. на пятую точку.

 
 
2.Старость - не радость

Spoiler: Highlight to view

Первоисточник:  
9.1 Осенняя хандра
 
«Придет время, когда ты решишь, что все кончено.
Это и будет начало»
Луис Ламур
 
Из осени вырваться мне не дано:
Шуршит под ногами золото нищих,
И Бог не звонит и не пишет давно.
Тревожусь. Надеюсь, не умер, как Ницше.
 
Туман в голове, не поможет глицин.
Бессонница – музы храпят ночами.
И вот незадача, секутся концы,
Как могут они превратиться в начала?
 
Покончить со всем или с мыслью хотя б, 
Что дурочка с возрастом стала дурой.
Смириться, обняв молчаливый октябрь,
И что-то прочесть из Луиса Ламура.

 

Старость - не радость

Бессонница – музы храпят ночами.
И вот незадача, секутся концы  

(9.1 "Осенняя хандра")

Замкнулся осенний темнеющий круг - 
Да, старость - не радость богатым и нищим,
Конец весь посёкся, не прям, не упруг, 
И жизнь - так, не жизнь, а какое-то днище.

Храпящая Муза сожрала глицин,
И пусть себе спит, только б не приставала.
Как ей объяснить, что седые концы, 
Реально - концы, а давно не начала.

Смиряюсь, что делать? Приходит писец, 
И с возрастом мачо становится клячей. 
Так время безжалостно рубит конец,
Пойду, что ль, прижмусь к октябрю на удачу!

 

3. *** (За то, что часовой курил "Казбек"...)

Spoiler: Highlight to view

1.2 Слово
"В начале было Слово."
Евангелие от Иоанна

Вначале было слово. А потом –
печальный сад, тропа, казённый дом
с решётками, прибитыми на окна,
где время останавливало бег,
где мальчик-часовой курил «Казбек»,
а ночь сплетала дымные волокна.

 

За то, что часовой курил "Казбек",
Устав* и все инструкции нарушив,
Вождь-ирод к наказанию прибег
И вытряс из мальца бычки и душу.

* Устав караульной службы ВС РФ

 

4. *** (Твой новый дом пока не очень твой...)

Spoiler: Highlight to view

2.2 Твой дом

«Путь в тысячу ли начинается с первого шага»
Лао-Цзы

Твой новый дом пока не очень твой,
Когда заносишь пледы и бокалы,
И в первом шаге от ворот устало
Ступня соприкасается с травой.

Чужой сосед ещё не подобрел,
Приблудный пёс бежать к тебе боится.
И смотрят на тебя скупые лица
Из тени увядающих шпалер.

То ключ в ладони хочешь покрутить,
То подойти к орешням незнакомым.
Ещё не признавая дома домом,
Не смахиваешь тонких паутин.

Всё впереди. Останетесь одни,
Сплетёшься корнем с ветхой облепихой,
И станешь слушать утром – тихим, тихим –
В щербинах дома тающие дни.

 

Твой новый дом пока не очень твой,
Но вскоре станет твой и даже очень -
Бокалы с пледом внесены домой!
(На кресло, видно, не хватило мочи).

Соседи, словно чувствуя беду,
Хранят в тиши свои скупые лица:
Мол, чужакам здесь хрен что подадут -
От жадности им проще удавиться!

Тусовка местных шелудивых псов
На улице своё проводит пати,
Решая - новичок кормить готов?
И, если не готов, - то чем заплатит?

Взгрустнул и покосился старый дом,
Не смея чувства выразить открыто,
Шербинами покрылся, но потом
Умело скрыл их в пятнах целлюлита.

 

5. *** (Я этот стих вертел со всех сторон...)

Spoiler: Highlight to view

1.1 Сила слова
"В начале было Слово."
Евангелие от Иоанна

Ну, а Слово вольной птицей
Пролетая всякий раз
Вынуждало мир дивиться:
"Шозанах*?!" и "Васисдас?!

Я этот стих вертел со всех сторон
И автору скажу, без всякой лести:
- Ты "шозанах"ом распугал ворон
И ввёл в "культурный шок" эстетов местных!

 

6. *** (Во рту - зима...)

Spoiler: Highlight to view

Глоток зимы

Хрустальной капелькой во рту моём зима
заледенела и глотнуть боишься;
и терпишь....

Во рту - зима, в глазах - весна, капель,
А в брюках, позади - пылает лето:
Со мною вечно эта канитель -
Хожу без шапки и не в то одетый.

 

7. *** (Плевать на кресло, плед, торшер, матрас ...)

Spoiler: Highlight to view

2.2 Твой дом
 
«Путь в тысячу ли начинается с первого шага»
Лао-Цзы
 
Твой новый дом пока не очень твой,
Когда заносишь пледы и бокалы,
И в первом шаге от ворот устало
Ступня соприкасается с травой.
Чужой сосед ещё не подобрел,
Приблудный пёс бежать к тебе боится.
И смотрят на тебя скупые лица
Из тени увядающих шпалер.
То ключ в ладони хочешь покрутить,
То подойти к орешням незнакомым.
Ещё не признавая дома домом,
Не смахиваешь тонких паутин.
Всё впереди. Останетесь одни,
Сплетёшься корнем с ветхой облепихой,
И станешь слушать утром – тихим, тихим –
В щербинах дома тающие дни.
 
 
Плевать на кресло, плед, торшер, матрас ...
Я в жизни мест жилья сменил немало
И уверяю вас, что всякий раз 
Вносил сперва я кошку и бокалы.
Ну кошку - это ясно. Раб примет
Ей поручал обжить "гиперборею".
Вслед со скупым лицом бежал сосед -
К бокалам, прямо на ходу добрея.

 

8. *** (Я стих рожал, как баба на меже...)

Spoiler: Highlight to view

7.2 Бывает
«Стихотворение начинается как комок в горле.»
Роберт Фрост

Бывает – ребёнок,
бывает – выкидыш.
Это, как сможешь,
это, как напишешь.

Я стих рожал, как баба на меже
Дитя рожает в пору сенокоса,
Казалось недалёк успех уже,
Но стих родившись, породил вопросы.

Вокруг него собрался весь хурал
Отцов семейств, маститых, многодетных -
Никто из них ребёнком не признал
Мой стих, в обрывки рифмы неодетый.

Гадали: - Кто он? Девочка? Пацан?
И пялились бессовестно в промежность,
В надежде щель сыскать там ...или кран -
Короче, половую принадлёжность.

Я от картины этой сник и скис. -
Как можно? Так с мальцом? Не аккуратно?!
И порешил - рожу стишок обратно:
Мир не готов принять его на "Бис!"

 

9. *** (Я умер где-то в семь, к началу дня поближе...)

Spoiler: Highlight to view

13.6 Начало

«Я умер в семь утра. Надо же с чего-то начинать день.»
Франко Арминио

Я умер в семь утра, об этом не сказав
ни близким, ни коту, ни вешалке в прихожей.
Я умер, наконец, отбросив тормоза,
и радость ощутил меняющейся кожей.

Я умер где-то в семь, к началу дня поближе,
Что в голову взбрело? Я вспомнить не берусь.
Отбросил просто так коньки, скейтборд и лыжи
И прочий инвентарь, как мне ненужный груз.

Теперь, как лимузин в музее автохлама,
Спокойненько пылюсь, накрытый простынёй.
Мне побоку теперь все жизненные драмы -
Поставлен на "ручник" - я стал "невыездной".

 

10. *** (Бери меня, родная, и тащи...)

Spoiler: Highlight to view

5.2       Унеси

Спаси меня, родная. Унеси
Туда, где лес и в речке караси,
А над обрывом ласточкины гнёзда.
Где нет мышей, клещей и комаров.
Где на лугу гуляют семь коров,
А по ночам они глядят на звёзды.

Бери меня, родная, и тащи
Туда, где дружат клЕщи и клещИ,
Где каждую гвоздику любит гвоздик.
Где к пиву много вяленых лещей,
К парного мясу свежих овощей,
Где по ночам не спят, считают звёзды.
.
Не те, что над обрывом вдалеке,
А те, что рядом, здесь, на коньяке.

 

11.  Костяника

Spoiler: Highlight to view

5.3. Голубика
Может – есть, может – нет,
Этот мир, затуманенно-тонкий,
Где лиловый рассвет
Приголубит порой голубёнка...
 
Мне так важно считать,
Что в какой-то фантазии дикой
Ты закуришь опять,
Собирая в ладонь голубику,
Что плющами увит
Тихий дом, где живой ты, как прежде.
Дело, нет, не в любви,
А в безумной щемящей надежде.
 
Там зима не долга –
Пробежится позёмкой, и вскоре
Упадёт на луга
Опьяневший от солнца цикорий.
Там бескраен покой,
И не помня, ты был или не был,
Ты мечтой голубой
В голубом растворяешься небе.
 
Может – есть, может – нет,
Или тени в пыли придорожной
Заплетаются в бред...
Но иначе прожить невозможно.
 
Костяника
 
Здесь, на небе, мне тоже случается нервно:
То осадки, то ветер, то вижу опять:
Ненаглядная вышла с лукошком. Наверно,
На пленэр костянику пошла собирать.
 
Или просто с лукошком развеяться хочет,
Без лукошек у женщин – гульба- не гульба.
Только слышу: она заклинаньем  бормочет:
- Мой плющёночек  нежный, найду я тебя!
Отыщу, посажу в светло-серый горшочек
(Почему не в зелёный? Да Бог знает их…)
Будешь всё оплетать нескончаемой ночью:
И  меня, и барак, чтоб от сих и  до сих.  
 
Я при жизни-то был чудаком и скотиной,
А теперь так ваще – беззастенчиво груб.
Я кричу ей:
- Опомнись, ну ёп твою, Зина!
Да какие плющи… глянь, вокруг –  Итуруп!
 
Тут рассветы – с овчинку, волчарами люты,
Тут болота, туман, покаянье и мрак.
И, ваще, набегут щас к тебе итурупы,
Костянику давай, собирай –  и в барак!
 
Костяника, она от всего: словоблуда,
дислексичных запоров, морфемной цинги.
Да, я умер, во сне закурив, но отсюда
Оплету, обоймУ, вот и все не долги.

 

12. Бессильная (парашутка)

Spoiler: Highlight to view

На 4.2       Путь к себе (2й тур)
 
Пришла в себя, а здесь закрыто (с)
 
Бессильная (парашутка)
 
Я, как усталый бедный мытарь,
от зла скитаний чуть живая,
пришла в себя, а здесь закрыто.
Стучу, стучу – не открывают.
 В щель заглянула – гложет голод
живот. Кишки урчат о чём-то.
И где-то внутренний мой голос
ругает сердце и печёнку.
И кровь бурлит, и вроде рано
мертветь. Всё живо, нервов кроме.
Не сыпьте соль же мне на раны!
Не добавляйте сахар в кровь мне!
Эх, не была б такой я хилой,
была бы крепкой и могучей,
мне не пришлось бы тело мучить,
и я б себя себе открыла.

 
 
13. Слова и смысл

Spoiler: Highlight to view

1.1       Сила слова
 
"В начале было Слово."
Евангелие от Иоанна
 
Изначально было Слово,
Дело позже подошло,
Богом мир был создан новый
- Люди, звери, барахло:
 
Тряпки, цацки, яхты, виллы,
Трёхэтажные дома,
В общем, всё, что сердцу мило,
Греет душу и карман.
 
Ну, а Слово вольной птицей
Пролетая всякий раз
Вынуждало мир дивиться:
"Шозанах*?!" и "Васисдас?!"
 
Им и лечат, и калечат -
Если сдали тормоза,
То клюёт оно, как кречет,
То, как кошка, лижет зад.
 
Даже дев морально стойких
Нежным словом без затей
Заманить  возможно в койку - 
Кувыркайся с ней, потей!
 
Есть слова острее перца,
Не тупее, чем кинжал -
Могут страшно ранить в сердце,
Вызвать драку и скандал.
 
Но и здесь, закончив дело,
Мир найдут два пацана:
- Извини меня, брателло!
- Да, прощён, иди ты на ... !
 
В общем, функций в нём немало,
Потому учил Отец:
- Слово есть всему - Начало
И Финал всему - Трындец!

 

Слова и смысл
 
Накопил я изначально
Слов – на цельных восемь строф!
И прикольно так мочалил
Ими кошек, дев, коров…
 
Тряпки, цацки, яхты, виллы
Трёхэтажным матом крыл -
Все, что мне не угодило
Видом форм и формой рыл.
 
Слово было мягким (в меру)
Или твердым, как металл.
Только «смысыл», как фанера
Над Парижем - пролетал.
 
Вот летит и - рвет и мечет:
Непоняток – за глаза!
Мол, намедни клюнул кречет
И лизнула кошка в зад.
 
Девы стайкой налетели
На бедняжку мужика,
И с укусами на теле
Задал оный драпака.
 
Мол, избыток соли с перцем -
Слишком остр словесный нрав.
Тут помрешь от раны в сердце,
До конца не дочитав.
 
И положит в гроб цветочки,
Не дождавшись ягод, поп.
Довели-таки до точки
Эти строчки, мать их чтоб!..
 
В общем, выслушал его я
И в сердцах воскликнул: «Блин!
Думал я, что нас тут двое,
А выходит, я – один!»

 

14. Опупея

Spoiler: Highlight to view

1.2          Слово
 
"В начале было Слово."
Евангелие от Иоанна
 
Вначале было слово. А потом –
печальный сад, тропа, казённый дом
с решётками, прибитыми на окна,
где время останавливало бег,
где мальчик-часовой курил «Казбек»,
а ночь сплетала дымные волокна.
 
Звенел трамвай, чернел апрельский дождь,
казённый дом дрожал под небесами.
Был арестант, а рядом – Ирод-вождь
с тяжелыми колючими глазами.
 
Он много говорил и призывал
служить ему. Что в праведности толку,
поскольку всяк пастух ничтожно мал,
пока его отара внемлет волку?
 
Услышь, как громко пахнет серебро!
Бери его, как женщину, не споря!
Здесь каждый саддукей в политбюро
имеет дом в Ливадии у моря!
 
Вначале было слово… и оно
вождя тянуло медленно на дно –
безжалостно, без устали, сурово.
Он злился и смеялся напоказ,
когда из арестантских тёплых глаз
шёл свет. И это тоже было слово…
 
Тень от решётки выползла крестом,
точней, крестами, и легла под ноги.
И мальчик-часовой вздыхал о том,
что всякий суд вершит не Бог, а боги.
 
Вставало солнце. Радугой согрет
был траурный заплаканный рассвет.
Уставшая земля очнулась снова.
И шли волхвы навьюченной гурьбой
вдоль Яузы за утренней звездой,
твердя себе: "Вначале было Слово"...
 
Опупея
 
Мое стихо на конкурс – хоть куда!
Под стать идейных классиков трудам,
Где каждая глава – первоисточник.
Но время растерялось и стоит,
Имея бледно-удивленный вид -
И белым днем, и самой темной ночью...
 
Какой-то дуб покрасил в черный дождь -
Наверное, назло зеленым кленам.
Но арестант не дрейфил – рядом вождь,
Коньяк и бочка огурцов соленых.
 
И вождь всегда под вечер речь толкал,
Точнее тост – про волка и отару.
При этом факты черпал с потолка
И раздавал желающим задаром.
 
Он призывал всех нюхать … серебро (?),
А не табак, что портит нам здоровье.
А саддукеям из Политбюро (?)
Сулил дома и молоко коровье.
 
И слово опьяняло - как вино.
И, как у всех пьянчуг заведено,
Вождя вовсю на подвиги тянуло.
Он злился и смеялся напоказ,
И лез в карман за парой теплых фраз,
Сопротивляясь вяло караулу.
 
У карцерной решетки тени нет,
Оставь надежду, всяк сюда входящий.
Охрана просто вырубает свет -
Пусть арестант впотьмах играет в ящик.
 
И он сыграл. Заплаканный восход
Являлся миру задом наперед
И освещал тугие портупеи.
И шли волхвы (откуда ни возьмись),
В который раз низы стремились ввысь,
От слов, никем не понятых, пупея.

 

15. Настойчиво-патриотическое

Spoiler: Highlight to view

1.3          Главное слово
 
"В начале было Слово."
Евангелие от Иоанна
 
Мне мама твердила: «Начни сначала.
Смотри, как писать это слово просто!»
А я от старанья ногой качала:
До пола достать не хватало роста.
 
Чернильные буквы писались криво,
Никак не хотели сливаться в слово.
И вновь выходило, что я ленива.
Мученья мои начинались снова.
 
За окнами таял осенний вечер,
Сочился листвой пожелтевший тополь;
В закатной дали загорались свечи
Берёзок по самому краю поля.
 
И я по слогам, из последней силы,
Царапая пёрышком по листочку,
Опять выводила свою «Россию»,
В конце и не думая ставить точку.
 
Лишь слово в начале... А столько сини,
Надежды и веры — за всё в ответе!
И если бы я не жила в России,
То кажется, и не жила б на свете.
 
Настойчиво-патриотическое
 
Мне мама твердила: «Ко-ко, ко-кО-ко.
Ведь это же так беспредельно просто!»
Но ветер порывистый дул с востока,
Поесть не давая овса и проса.
 
И зерна кружил он, с песком мешая,
На фоне стараний из всех силенок.
Ну, маме-то проще, она большая,
А я - желторотый смешной цыпленок.
 
На птичьем дворе начинался вечер,
Сочился листвой пожелтевший тополь.
И маме ответить мне было нечем,
И только глазами могла я хлопать.
 
Смотрела на это толпа рябая,
И в ней выделялся мой строгий папа.
Последние силы в комок сгребая,
Гребла и гребла я - как кура лапой.
 
И гордость несушки в процесс вносили,
Наевшись собак на овсе и просе.
Мол, если бы мы не неслись в России,
То, кажется, и не неслись бы вовсе!

 

16. В начале было Байцзиу

Spoiler: Highlight to view

1.4       Ли Бо.  
 
"В начале было Слово."
Евангелие от Иоанна
 
Меч – продолжение руки,
А слово – меч души.
Стучат далекие вальки.
Багряный лист кружит.
 
Танцуй, мудрец, шепчи слова
Прохладе над рекой,
Плети стальные кружева,
Ведомые рукой.
 
Руби клинком осенний лист,
И новой песней – вдох.
Ты как всегда ударом быстр
И рифмою неплох.
 
Подобно птичьему перу
И крыльям мотылька,
Перетекая на ветру,
Плывут одежд шелка…
 
Пускай, печален ты и пьян,
И твой приют убог,
Но может быть зайдут друзья
К тебе на огонек.
 
Разложишь рис, затопишь печь,
Найдешь еще кувшин…
И встретишь, спрятав в ножны меч,
Словами от души:
 
«Прогнать не трудно из дворца
За много тысяч ли.
В дворцы к лицу спешить глупцам,
А вы ко мне пришли,
 
Ворча, – Ни хао, старый лис!
Под нынешней луной
Мы будем вместе славить жизнь
И вместе пить вино».

 

В начале было Байцзиу*
 
Кисть – это рукоять руки.
Слова же – как ножи.
Стуча по дну, плывут вальки,
Багряный лист кружит.
 
Слова-ножи точу в уме -
На смертный бой с тоской,
Весь из себя восточный мен
Загадочный такой.
 
Крошить в капусту желтый лист,
Колоть под дых кусты –
Умею (ибо я речист)
Тирадой слов пустых.  
 
Вот мотылек, а вот перо,
Вот птица без пера…
Пора оставить апероль,
Байцзиу* пить пора.
 
И буду весел я и пьян,
Хотя и одинок.
И стая диких обезьян
Зайдет на огонек.
 
Я рис сырой им предложу,
Засунув ножны в нож.
И станет ясно и ежу,
Что я уже хорош.
 
И гости горестно уйдут,
Несолоно хлебав.
Лишится жалкий мой приют
Веселья и забав.
 
Но я скажу себе: «Ли Бо,
Под нынешней луной
Годится нам расклад любой.
Давай-ка пить вино!»
 
-------------------------------
*Байцзиу (baijiu,白酒)– крепкие дистиллированные напитки.

 

17. Отцепись! Или забытые заповеди

Spoiler: Highlight to view

2.1       Собирайся, пора!
 
«Путь в тысячу ли начинается с первого шага»
 Лао-Цзы
 
Не филонь, собирайся в дорогу, дурной  чудак!
Листопадное солнце над нами и Дракониды.
Первый шаг  – это импульс, случайный, как на санскрите 
непонятная надпись, но, знаешь, она – маяк.
 
Голоса в голове пусть гудят, выражая "фи".
Полумеры и страхи заставили жить фальшиво:
ты прирос к безнадёге, обидам,  дождям плаксивым,
недоверчивой боли – отчаянный мазохист.
 
Больше нечего здесь оставлять на семи ветрах,
кроме злых тараканов, бегущих по жизни пыльной.  
Забывай вместе с прошлым свой затхлый мирок да имя, 
словно сальный халат.  Дикий космос зовёт. Пора
 
уходить налегке  сквозь туманы в святую жуть: 
на кудыкину гору, за лунные сны и дали.
К Богу,  к чёрту? –  не знаю. Рискни и шагни за грани –
каждый день  умирать и рождаться… не в этом суть?
 
Сотни радуг квазарных в душе  разнесут щиты,
заставляя молиться, а после – реветь иудой.
И неважно, что с нами случится в конце  маршрута,
всё узнаешь потом, ключевое сейчас – идти.
 
Будет сумрачный хаос, безудержный Армагеддон!
Без ответов, раскаяний, вышколенных  привычек.
И дорога под небом – в ней столько "тебя" различных  –
легион.
 
Отцепись! Или забытые заповеди
 
Не цепляйся к романтикам слова, дурной чудак!
Не замай «листопадное солнце и Дракониды»!
Раз не можешь писать и бесплодность – твоя планида,
Или тихо сиди, или скажем, идти куда.
 
С литгероем на пару тебе выражаем «фи».
Аргументы твои, как и факты, насквозь фальшивы.
Ты прирос к безнадеге и скуке, оракул вшивый!
А теперь вот доверился боли, как мазохист.
 
Недосуг нам с тобой рассуждать «На семи ветрах».
Тараканы в башке норовят улизнуть на волю.
Сальный выдать халат им - для «хлеба и зрелищ», что ли?
А самим в неглиже в дикий космос, начхав на страх!
 
Мы уйдем на-легке и рассвете в святую жуть,
И заманят квазарные дьяволы на кулички.
Пусть не будет в кармане ни карточки, ни налички,
Ветры дальних галактик бесплатно нас уне-суть.
 
Ну а дальше не знаем, что можно сказать еще,
Потому что, похоже, пошли по второму кругу.
Тараканы от скуки усы теребят друг другу
И на пальцах ведут бесконечным катренам счет.
 
***
У фон Штирлица Макса отчаянье на лице.
Он тотально небрит и настолько же опечален.
Ибо нынче увидел, что заповедь о конце
Игнорируют так же, как заповедь о начале.

 

18. Тревожное

Spoiler: Highlight to view

2.2       Твой дом
 
«Путь в тысячу ли начинается с первого шага»
 Лао-Цзы

 
Твой новый дом пока не очень твой,
Когда заносишь пледы и бокалы,
И в первом шаге от ворот устало
Ступня соприкасается с травой.
 
Чужой сосед ещё не подобрел,
Приблудный пёс бежать к тебе боится.
И смотрят на тебя скупые лица
Из тени увядающих шпалер.
 
То ключ в ладони хочешь покрутить,
То подойти к орешням незнакомым.
Ещё не признавая дома домом,
Не смахиваешь тонких паутин.
 
Всё впереди. Останетесь одни,
Сплетёшься корнем с ветхой облепихой,
И станешь слушать утром – тихим, тихим –
В щербинах дома тающие дни.
 
Тревожное
 
Твой новый стих уже не очень твой,
Когда его на конкурс подала ты
И он, покинув тихие пенаты,
В судейском файле скрылся с головой.
 
Подспудно, подлопатно гложет страх:
А вдруг мое дитя не так приветят?
Ведь несть числа злым критикам на свете
С лицом скупым и скверной на устах.
 
Хоть бы один из оных подобрел,
Открыв тот файл злосчастный в интернете,
И, подобрев, ни разу не заметил
Не в строчку увядающих шпалер.
 
И будешь слушать тающие дни,
Трещащие, как айсберги, в процессе.
И горсточку горошин на принцессе
В прострации насыплешь в холодник.

 

19. Кошмар

Spoiler: Highlight to view

3.1       Соблазн
 
«В каждом человеке есть два начала: стремление к богу и стремление к сатане.»
Оскар Уайлд
 
Наивная, ты веришь до сих пор,
Что связана незримой пуповиной
С Создателем? Ты – муха в паутине.
Земля не рай, где все подряд невинны,
Рождение не дар, а приговор.
 
Кусочек глины – минимум затрат.
Кувшин и содержимое кувшина.
И вера, что ничем не сокрушима,
Что счастья максимальная вершина -
Из пары зол поменьше выбирать.
 
Ты – копия, которой жмёт корсет
Из жёстких рамок и нелепых правил.
Не он, а я, пусть скрытен и не явен,
Плечо твоим сомнениям подставил
И вовремя полезный дал совет.
 
Боясь порвать связующую нить,
Становишься всё более несчастней?
Тебя обуревающие страсти,
Не стоит отвергать. И труд напрасный,
И мир вокруг тебе не изменить.
 
Прикрыв нагую душу от стыда,
Не слушая нотации рассудка,
Пляши и пой под дьявольскую дудку,
Не думай о последствиях поступков,
Кукушкой, не свивающей гнезда.
 
Не скрыть ничем порочную печать.
Иди на поводу желаний плотских,
Бери от жизни всё, не идиотствуй
И так, и эдак, всё равно придётся
За то, что совершила отвечать.
 
Кошмар
 
Как вспомню – вздрогну, даже до сих пор.
Вселяет ужас жуткая картина:
Создатель мой обмотан пуповиной
И в ней, похоже, мертв наполовину,
Ну а в глазах его - немой укор.
 
А мог бы просто глину замесить
Для стройного, при талии «кувшина»,
И выдала б гончарная машина
Сакрального творения вершину,
Что женщиной зовется на Руси.
 
Но давит пуповина, как корсет,
Грозя концом тому, кто вечно славен.
Подвох коварный тут и зрим, и явен.
Видать, Лукавый все ж таки подставил
И тихой сапой вредный дал совет.
 
И цель – порвать связующую нить -
Становится всё более понятней.
Но тело стало вдруг каким-то ватным,
И ты идешь бессильно на попятный,
И ничего уже не изменить.
 
Прикрыв нагое тело - со стыда,
Уйми галоп сердечный на минутку,
Прислушайся испуганно к рассудку.
Ведь это, может, просто злая шутка,
Зашедшая куда-то не туда…
 
Рассвет предложит солнце, как печать
На справке о твоем здоровье плотском.
И ты бери ее, не идиотствуй!
А то еще потом, глядишь, придется
За тело в пуповине отвечать.

 
 
20. Баллада о ветреном поэте

Spoiler: Highlight to view

16.4     Баллада о ветреной вороне
 
«Чёрт знает, чем всё кончится, но хорошо, что хоть начинается.»
Анджей Сапковски
 
Сидит ворона на суку с улыбкой по уши на роже.
Надежно в клюве сыр зажат, в помине нет еще лисы.
Кукушки нервное «ку-ку» ничуть ворону не тревожит,
Ведь басня все еще свежа – буквально первые часы.
 
Еще вороне невдомек, что грянет грустная развязка,
Что скажет лакомство «тю-тю» и станет явственным урон,
И будет выучен урок того, что ей казалось сказкой,
А после выложен в YouTube для новых ветреных ворон.
 
Но это позже, а пока прекрасен мир подлунный этот.
Пусть в нем не ново ничего, но как же вкусно пахнет сыр!
И радость жизни – на века! Тут каждый может стать поэтом,
Мешок наполнив вещевой букетами душистых рифм.
 
И пусть не виден горизонт, даешь «ура!» безумству храбрых,
Что смеют к ветру стать лицом и не цепляться за причал.
Одних судьба берет на понт, других берет уже за жабры,
Но даже мрак иных концов затмить не может свет начал!
 
Баллада о ветреном поэте
 
Задумал как-то я стишок про всем известную ворону,
Про сыр, лису и прочий вздор (хоть сам я басню не читал).
Собрал в один большой мешок немало слухов про «уроны»
И дал фантазии простор, а с ней и ветреным мечтам.
 
Мне было как-то невдомек, что где-то есть первоисточник
И кто-то может даже мне по барабану настучать -
За слов надуманных поток и фактов пересказ неточный,
И поиск истины в вине, проигнорировав печать.
 
И я себе сказал: «Воюй! Круши каноны и поверья!
Пусть компас будет для красы в тугих объятиях волны!»
И птицу глупую свою представил я как чудо в перьях,
Которому набег лисы и выход в море – хоть бы хны!
 
И пусть теперь меня винят, кому не лень, и иже с ними,
Слегка нетрезвое лицо могу доставить на причал
И гордо выкрикнуть: «Виват собой рискующим во имя
Непредсказуемых концов назло банальности начал!»

 

21. Объяснительная

Spoiler: Highlight to view

6.1       PRO зайцев
 
«Гораздо легче начать войну, чем кончить ее.»
Габриэль Гарсиа Маркес
 
На огороде в  Щебнево
Не покладая рук
Я трын-траву волшебную
Зайцам с утра деру.
 
Буйствует жор, словно дьявол в них:
Страшно за урожай.
Губят капусту, яблони.
Да и морковку жаль.
 
Сколько на край ни кидай травы,
Уши торчат меж гряд.
Веганы, а не пошли бы вы,
Собственно говоря!
 
Плюну: а надо оно кому?
В доме полно забот.
Благо, на днях приезжает муж
Ставить вокруг забор.
 
Скосит волшебную трын-траву
Триммером в аккурат.
Я сельдерея с кинзой нарву
(В этом вся сила, брат).
 
Радуйся,  грусть! Улыбайся, грусть!
Скоро конец войне!
Что за забором,  то — зайцам пусть.
Всё остальное — мне!
 
Объяснительная
 
Дачу имею в Щебнево
(А не в Щебнёво, вот) -
Там, где «трава волшебная»
Возле домов растет.
 
Эта трава заветная
Круче всех прочих трав.
Делаю незаметно я
Сотню «косых» с утра.
 
Хочется, хоть и колется -
Нету на мне лица.
Только все за околицей
Я раздаю зайцАм.
 
Кличу: «А ну, еще кому?
И «косяки» дарю
Полчищу полнощекому -
Прямо из первых рук.
 
И отвыкают веганы
От криминальных дел,
Ведь промышлять набегами -
Тот еще, блин, удел!
 

И, не смотря на лица, я
Истово пру на зов…
Нынче ж пришла полиция

 

22. кусок зимы

Spoiler: Highlight to view

7.1       глоток зимы
 
«Стихотворение начинается как комок в горле.»
Роберт Фрост
«Хрустальной ягодкой во рту моём зима.»
Александр Генис
 
Хрустальной капелькой во рту моём зима
заледенела и глотнуть боишься;
и терпишь. Терпкая висит луна-хурма
над горизонтом, нет, – уже на крыше,
на чердаке уже, там вековую пыль
накрыл собой такой же квёлый иней.
Так много снега, что любой автомобиль
похож на шляпу Маленького принца.
Удавы-улицы не дремлют по ночам,
слоны-сугробы дрыхнут в переулках.
Окостенели и пристроились к домам
надменные заборчики-сосульки.
Веснушчато глядит в моё окно
последний лист у клёна в межреберье.
Истлела осень, никого… Испещрено
снежинками изнеженное небо.
Такое время, что пора сходить с ума,
от холода, который бьёт бесстыже.
Но тает ягодкой во рту моём зима –
так хрупко, что глотнуть…
дышать боишься…
 
кусок зимы
 
Кусок сосульки я однажды откусил,
но не глотал его, боясь простуды.
Когда простужен, на нетленки нету сил.
И пьешь не то, и не из той посуды.
Зачем тогда его, вы спросите, кусал?
Вполне возможно, что пошел на принцип -
чтоб стать похожим гордой линией сусал
на форму шляпы Маленького принца.
Сидел так час, потом пошел и взял такси.
Таксист глядит и говорит: «К удавам».
А мне к врачу бы, я к удавам не просил,
так как во рту образовалась вава.
Но делать нечего, и, так тому и быть –
к удавам мчим среди слонов-сугробов.
Дома на улицах похожи на гробы,
и мы с таксистом приуныли оба.
Тоска такая, что пора сходить с ума -
тут не до рифм и прочих финтифлюшек.
К тому ж во рту уже растаяла зима
и стала нудно капать…
прямо в душу…

И замела в СИЗО.

 
 
23. Что это было? или Неведома зверюшка

Spoiler: Highlight to view

 
7.2          Бывает
 
«Стихотворение начинается как комок в горле.»
Роберт Фрост

 
Бывает – ребёнок,
бывает – выкидыш.
Это, как сможешь,
это, как напишешь.
Бывает, выплеснешь литр-другой
мутных околоплодных вод,
а бывает...
А что бывает?
Чем-то неведомым накрывает,
несёт по чему-то, несёт куда-то
тебя. Поэта? Неадеквата?
 
Очнёшься в тиши,
и за эту тишь
нормальности
небо благодаришь.
 
Что это было? или Неведома зверюшка
 
Бывает, шмякнет –
и что-то выкинешь.
А что это было,
и сам не знаешь.
Сидишь в ночи и час, и другой -
нет ответа, ни в зуб ногой.
И думаешь:
- А что если это
стихийный выброс таланта поэта?
Может, для впечатлительных дам
это - типа Бродского, по следам?..
 
Очнешься к утру,
и всю эту чушь
смоет обычный
холодный душ.

 
 
24. Осенняя амнезия

Spoiler: Highlight to view

 
9.1 Осенняя хандра
 
«Придет время, когда ты решишь, что все кончено.
Это и будет начало»
Луис Ламур

 
Из осени вырваться мне не дано:
Шуршит под ногами золото нищих,
И Бог не звонит и не пишет давно.
Тревожусь. Надеюсь, не умер, как Ницше.
 
Туман в голове, не поможет глицин.
Бессонница – музы храпят ночами.
И вот незадача, секутся концы,
Как могут они превратиться в начала?
 
Покончить со всем или с мыслью хотя б,
Что дурочка с возрастом стала дурой.
Смириться, обняв молчаливый октябрь,
И что-то прочесть из Луиса Ламура.

 

Осенняя амнезия
 
Я вырвался как-то по осени на
Прогулку пешком по «золоту нищих».
И - вымок до нитки, изведав сполна,
Насколько "не держит" небесное днище.
 
Но - сам виноват, потому что звоню
Обычно всегда Всевышнему лично.
Мол, так-то и так-то, желаю в меню
Денек беспроблемный с погодой отличной.
 
А нынче забыл вот - наверно, глицин
В ночи перепутал с чем-нибудь прочим…
А местные куры - как есть наглецы:
Они надо мной до упаду хохочут.

 
 
25. “Much ado about nothing”

Spoiler: Highlight to view

9.2       "To be or not to be?"
 
«Придет время, когда ты решишь, что все кончено.
Это и будет начало»
Луис Ламур
 
Однажды ты проснёшься молодым,
цветущим, обязательно красивым.
Рассвет ударит свежестью под дых,
забрызгав щедро цедрой апельсина.
И ты пойдёшь пружинисто, легко,
теряя на глазах постылый возраст,
насмешливо смотря на стариков —
вчерашних, лишних, неамбициозных,
крадущих время...
Только все равно,
где старт, где финиш — путь давно накатан.
И как бы ни хотелось верить, но
мы безнадежно смертны, Бенджи Баттон*.
Блуждая в лабиринтах бытия,
к закату повернёшь посередине
и, забывая день за днем себя,
закончишь там, где начал.
Лав ю,
Квини*
 
****
«Я умер в семь утра. Надо же с чего-то начинать день.»
Франко Арминио
… а Новый Орлеан такой, как раньше —
от бесконечных дублей тянет спать.
И чёртов апельсин-рассвет оранжев.
И время обреченно катит вспять.
Я умирал, рождался снова, вырос —
из юнги капитаном стал. Устал
терять на каждом рейсе пассажиров
и посещать знакомые места.
Хочу сойти. Бессрочно выйти в осень,
где у вещей иная сторона —
лежи себе у корабельных сосен,
кроши с ладоней лунный рафинад,
вдыхай смолу, лепи мучных барашков,
болтай ногами, плюй на бренный мир.
Я ненавижу вечность, но на башне
стоят часы...
С любовью,
Бенджамин*
 
* Benjamin Button и Queeny - герои "Загадочной истории Бенджамина Баттона"  -  рассказа Ф.С.Фицжеральда и одноименного фильма Д.Финчера.
 

“Much ado about nothing”

 
Мой милый Кен! Проснулась я уже.
Цвету и пахну – вкусно и красиво.
И грудь моя в ажурном неглиже
напоминает пару апельсинов.
Как мотылек, воздушно и легко
(и без разбега) впархиваю в плавки,
насмешливо смотря на стариков,
там, за окном в унынии и давке
крадущих время...
Мне же - все равно,
ведь кукла я и вечно молодая.
Живу мечтой и съемками в кино,
беспечно дни, как камушки, кидая.
Часы увижу – лишь пожму плечом.
Плывет вперед мой кукольный кораблик…
Ты думаешь, о чем я? Ни о чем,
а просто так, от скуки.
Лав ю,
Барби
 
***
 
Приветик, Барби! Мне б твои заботы!
Устал - как черт, безбожно тянет спать.
Наелся «апельсинов» – до икоты,
и съеденное прет отныне вспять.
Я их любил. Любовь еще, быть может…
Хотя навряд ли – все-таки устал.
Утратил пыл. Либидо как бы тоже:
не манят ни ланиты, ни уста.
Хочу оставить с... спорт и выйти в осень,
где у вещей иная сторона.
Вид голых тел мучительно несносен -
прости мой French, их было до хрена.
А сколько страсти было в каждой сцене!
Сиффреди - отдыхает, в гамаке!..
Так вот, пускай теперь меня заменит,
а я так притомился.
Лав ю,
Кен.

 

 

26. Дела идут, контора пишет

Spoiler: Highlight to view
 

14.1     На корабле дела идут
 
«…не все ли равно, в канаве ли, в океане ли начинать новое плавание, если весна зовет, если ветер повсюду один?»
Татьяна Толстая

 
На корабле дела идут как надо.
Под острым килем не увидишь дна.
Игривых волн оранжевое стадо
Пасёт Луна.
 
Наш капитан попыхивает  трубкой.
Грохочет боцман, как июльский гром,
А пухлый кок поёт «Моя голубка»
И глушит ром.
 
На всех сошла вечерняя истома,
А я — за то, что бестолков и юн,
За то, что сукой обозвал старпома,
Скребу гальюн.
 
Приятель Боб добрее бегемота,
Но в буйной драке грозен, как нарвал,
Он так сказал: «С утра в костях ломота.
Я чую шквал».
 
Волна в корму ударила с размаху.
Нырнул в пучину бедолага Джек.
Луна в бега отправилась от страха,
И мир померк.
 
Свистел норд-ост над головами люто:
«Никто не выйдет из беды сухим!»
Наш капитан сушил штаны в каюте,
И боцман с ним.
 
Сойди, удача, к нам небесной манной,
Коль небо людям не спешит помочь!
Косые рифы — зубы океана —
Вгрызались в ночь.
 
Корабль скрипел, как старое корыто.
Старпом стенал, по-заячьи дрожа.
«Держи штурвал!» — велел мне Боб сердито,
И я держал.
 
Держать штурвал — не буквы ставить в рифму.
Приятель Боб ругался от души:
«Мы обойдём, карамба, эти рифы!»
И обошли.
 
Дарила штиль рассветная прохлада,
Все наши страхи вышвырнув за борт.
 
На корабле дела идут как надо.
По курсу — порт.
 
Дела идут, контора пишет
 
Дела идут, контора наша пишет
Стишки на конкурс - вдоль и поперек.
Луна ж их нянчит - как своих детишек.
Мол, дайте срок!..
 
Мне капитан сказал: «Пиши, не дрейфя -
Потом решим, который посылать -
Про жажду бури и про скуку дрейфа,
И «вашу мать!».
 
На всех сошла, чуток качаясь, муза,
Вселяя в души кайф и юный пыл.
И я в струе предлогов и союзов
Слегка поплыл.
 
Растекся, в общем, мыслями по древу,
Верней по мачте (и по парусам).
Бутылку рома - бульк! - для разогрева,
Я выпил сам.
 
И ром в башку ударил мне с размаху.
И я в пучину строк нырнул стремглав.
Луна икнула - видимо, со страху -
И спать легла.
 
Свистел норд-ост, но я его не слышал,
Поскольку был в стихию погружен.
В азарте был готов я лезть на крышу
И на рожон.
 
Размазывал я строчки кашей манной
И множил их без видимых причин.
Косые рифмы в рожу океану
Кидал в ночи.
 
Скрипела мачта - Лермонтову внемля,
Стенали стены рубки корабля.
И тщился я в стихе «увидеть землю» ...
Полундра, мля!
 
Отборным матом крыл я все на свете,
Грозил веслом угрюмым небесам.
«Я допишу, карамба, строчки эти!..»
И дописал.
 
Светлее небо, свист норд-оста тише.
Как страшный сон, забыт стихийный шторм.
 
Дела идут, контора наша пишет –
Сверх всяких норм.

 

 
 
27. Детство взыграло

Spoiler: Highlight to view

1.1       Маяк.
 
Держи меня за руку, будь мне огнем в ночи,
Где мгла расползается, слышатся рык и выстрелы.
Сжимая запястье, вытягивай из пучин
Пустой суеты и каких-то страстей бессмысленных.
 
А я удержу тебя за руку на земле,
Пока не сорвало и по ветру не развеяло
Потрепанным шелком с флагштока на корабле…
Пространство трепещет от стылых порывов с севера.
 
Расцепятся пальцы, бессильно скользнут по льду –
И скроешься в тучах пушинкою невесомою.
А я, рассыпаясь, камнями на дно паду,
Туда, где зубастые рыбы, темно и солоно.
 
Строптивое время нам лица сечет песком.
В подвыцветшем взоре крупинки усталой нежности.
Аллеей по парку и улицей городской
Идем и по-детски ладошками крепко держимся.
 
Угрюмый подросток по лужам, по голубям
Шагает, не глядя, в плену нарочитой грубости.
Он бродит во мраке, ведь нет у него тебя –
Такой же прекрасной и мудрой, но только в юности.
 
Вольно мне судить о том, будучи стариком –
Давно испарилась мальчишечья злая блажь-то вся –
Должно быть, подростку мы кажемся маяком…
А может и нет. Только мне-то уж точно кажемся.
 

Детство взыграло

 
Держи меня за ногу - или за две ноги,
А то побегу, как подросток, на рык и выстрелы.
Взыгравшее детство – начальница ностальгий,
О чем и спешу я поведать строкою выспренной.
 
А я ухвачу тебя за уши, притяну -
Как кое-какие из образов и эпитетов.
И так, носом к носу, увижу тебя одну…
А нити в стихе не увижу – в стихе-то, нити-то!
 
Расцепятся пальцы, и, уши освободив,
Ты скроешься вмиг, как пушинка, под синим куполом.
Я ж в обморок грохнусь - с зубастой тоской в груди,
А также с чуток поврежденным о камни кумполом.
 
Песок из Сахары засыплет меня собой,
Подвыцветший взор мой покроется пылью Африки.
Тебе ж над полями придется летать одной
В глубокой печали и в шелковом легком шарфике.
 
Тебя из рогатки угрюмый пацан собьет,
Поскольку ему, пацану, надоели голуби.
И так оборвется прекрасной души полет,
Закончится путь твой на льдине, а может, в проруби.
 
Мораль этой повести – просто душевный крик.
В конечном итоге чтоб слезы не лить горючие,
Уж если старик ты, веди себя как старик
И резких движений не делай - ни в коем случае.

 

 

28. СНУ

Spoiler: Highlight to view

1.2    SOS
 
«Спасите наши души» -
протягивали руки
к заоблачным высотам
идущие ко дну.
Одна шестая суши
в хождении по мукам
наматывала сотни
дорог средь серых дюн.
А воды наступали
на хвост Левиафана,
затягивая в омут
последний материк,
и огненная Кали
достигнувших нирваны
опаивала сомой,
не слыша грешных крик.
Оплакивали боги
творение земное
и, руки потирая,
всходил по трупам враг.
На суднышке убогом
потомки Неоноя
гребли к истокам рая,
где теплился маяк.
 
СНУ
 
«Спасите наши уши!» -
протягивали ноги,
от смеха умирая,
читатели стиха.
Шагающая ж суша
в намотанной дороге
стремилась в лоно рая,
подальше от греха.
А воды наступали
на хвост всему живому -
и даже тем, кто сроду
хвостами не владел.
Назло прекрасной Кали
мутили черти омут,
готовили народу
безрадостный удел.
И плакал с Буддой вместе
Христос, косясь на фатум,
на пару с Магомедом
крестился Моисей.
Неслись галопом вести:
враги спалили хату,
маяк спалили следом…
Капец Рассеи всей!

 

29. Бездна на сносях

Spoiler: Highlight to view

1.3       ШТОРМ
 
"Гром прoгнал за тучи сoлнце. Блещет молний нить.
И грозе уже неймётся небо кесарить.
 
Слoвнo сотни ocтрых лезвий вспарывают высь!
Миг — и струи ливня резво в бездну пoнеслись.
 
Бездна грудь вздымает тяжко, как бoльнoй нарвал.
Ветер мокрую тельняшку на груди порвал.
 
Кoрчась в диких схватках, cтoнах, чайками крича,
Море, расшвыряв пoнтoны, бьётся o причал!
 
И, ворочаясь во чреве, грузны, нo чисты,
B небеса хвoстами гневнo бьют валы-киты.
 
Из утробы в мир — непросто... И ни зги окрест...
Насмерть бьются за отцовство Посейдон и Зевс!
 
Руки волн вздевая к небу, вoет oкеан!
Ночь пройдёт в мoлитвах Фебу. Где ж oн, oкаян?!. ...
. . .
И Заря — дитя пучины, горних высей дочь —
Расцветёт в небесной сини, завершая дoждь.
 
И, прекраcнoгo ценитель, симвoлoм начал
На маяк Смотритель выйдет — радугу включать!"
 
Бездна на сносях
 
Гром грохочет, толпы молний выстроились в нить.
Если кто не вскроет Бездну, Бездна будет гнить.
 
Выси легче, распороли брюхо ей ветра.
И оттуда струи ливня льют - как из ведра.
 
Бездна грудь свою в тельняшке кажет всем подряд.
А тельняшка-то в обтяжку – атомный наряд.
 
«Боже! Как не к месту схватки! Кто бы только знал!
Вон как раз нырнуть собрался внутрь ко мне нарвал.
 
Но ворочается в чреве всякое не то –
А хотелось бы нормальных синеньких китов.
 
Из утробы в море вышли б, хороши собой.
И гарпун сменял на дышло б грозный китобой.
 
Только что это?! О, горе! Доктор, видно, пьян!
Я к нему легла как море, нынче ж – океан!..»
. . .
А Заря - дитя пучины от толпы отцов -
Как ни в чем себе румянит синее лицо.
 
С маяка на Бездну зенки пялят сторожа…
Не ходите, девки, в море, если вам рожать!

 

30. А вдоль дороги …

Spoiler: Highlight to view

2.1       Поезд
 
Закат растекался по небу пугливо.
Я видел зелёные волны залива.
В тумане тонул мой простуженный голос,
И шёл по волнам заблудившийся поезд.
 
Не стоит ходить по морям без причины,
Где рельсы фатально уходят в пучину,
Где призрачно зыбко порою безлунной
Блеснёт парусами безлюдная шхуна!
 
Но ставя, как будто, всё разом на карту,
Сияли азартно окошки плацкарта,
И с твёрдой основой в судьбе фаталиста,
Пронзали пространство глаза машиниста.
 
Российских просторов задумчивый житель,
Я ведал, что поезд — земная обитель,
И знал достоверно: покуда мы живы,
Мы все — пассажиры, мы все — пассажиры.

 

А вдоль дороги …

Пугался закат, растекаясь по небу,
И капал слезами волнам на потребу.
И арию явно заморского гостя
Простуженный бас голосил на погосте.
 
Бродил по волнам неприкаянно поезд
И кланялся рельсам оторванным в пояс.
Но рельсы надменно ныряли в пучину
Без всякой на то очевидной причины.
 
И поезд без них продолжал авантюру
И ставил на кон за купюрой купюру.
Ну а впереди, метров этак за триста …
Пронзали пространство глаза машиниста!
 
Российских просторов задумчивый житель,
Я трясся от страха над пропастью в жите.
Ведь тут - быть бы живу, отнюдь не до жиру.
С таким машинистом хана пассажирам!

 

31. Пертурбация, или Единой мысли ради

Spoiler: Highlight to view

2.2       Потоп
 
Вода заходит в города. Неведомо откуда.
Ещё уходят поезда. Неведомо куда.
А что неведомо – всегда немыслимое чудо
И появляется легко, как первая звезда.
Кому видения в ночи, знамения и знаки,
Кому разведчик отстучит шифровкой заказной.
Соседям не расскажет Ной – и местные гуляки
Решат, что это не потоп, а дождик проливной.
Уже потом девятый вал обрушивает башни,
Куда же деться на бревне, с младенцем на руках –
А всё тому, кто прозевал свой страшный день вчерашний
И все видения во сне о чёрных облаках.
Историк высмотрит прогноз в новейшем хроноскопе:
Кто тонет в океане слёз, а главное – зачем.
Мешаются пласты эпох, и поровну в потопе
Нам Стеньки Разина челны, Титаник и ковчег.
Давай уедем в Китеж-град последней электричкой,
Туда, где прадед молодой, и бабка как была.
А город будет очень рад – и вечером привычно
Звенят тихонько под водой его колокола.

 

Пертурбация, или Единой мысли ради
 
Пришла ко мне однажды мысль. Неведомо откуда.
И дальше по стиху пошла. Неведомо куда.
А я на эти все дела смотрела, как на чудо.
Мол, привалило счастье вдруг. А может быть, беда?
Кошмары видела в ночи, знамения и знаки,
Пыталась мысль пересказать шифровкой заказной -
Самой себе, тайком от всех, но местные гуляки
Меня перебивали вслух, горланя у пивной.
Но я, как та радистка Кэт, стучала и стучала,
Пока меня не захлестнул эмоций сотый вал.
И мне потом пришлось начать буквально все сначала,
Хотя уже мой бедный мозг тихонько подвывал.
Откуда ни возьмись бревно промчалось на младенце…
Хотя, кажись, наоборот – младенец на бревне.
И был он с ног до головы замотан в полотенце,
Как та персидская княжна у Стеньки на челне.
Но я узнала все ж его – то был мой личный прадед!
А бабки не было еще, что ясно и коню...
Измучилась, короче, я - единой мысли ради.
Зачем послали боги мне такую вот фигню?

 
 
32. Закадычный пророк

Spoiler: Highlight to view

2.4       Проводник Василий
 
За кружкой пива в мерзкий вечер нет-нет задумаешься над
Проблемой вынужденной встречи с проводником до неких врат,
Где всем по совести и чести кнуты и плюшки раздают,
Помнут грехи, заслуги взвесят, и в нужном высадят краю.
Но прежде – долгая дорога, мужик и мёртвая вода,
Однако стиксов и харонов никто не видел никогда.
Жаль, высших смыслов не осилить – не мастер мыслить, как пророк,
Зато трамвайный бог Василий предначертание предрёк.
Мол, попадёшь в эдем, родимый, в аду нема свободных мест,
Там чужаки и побратимы крутой устроили замес,
Такой, что бесы рвут и мечут, и тайно думают о том,
Как лучше выскочить из печи, и к людям в ноги прямиком.
А что? Приветим, обогреем, накормим салом и борщом,
Пусть обживутся, подобреют – глядишь, исправятся ещё.
Штаны наденут (чай, не звери), беречь привыкнут новый дом –
И обезьяну, если верить, облагородили трудом.
Освоят множество профессий, пойдут добро нести в народ,
А мы им – пенсии отвесим, страховки, полисы и МРОТ.
 
Дождём по носу щёлкнет вечер, ты не готов, как ни крути,
Всерьёз задуматься о вечном, зело пугающем пути.
Причмокнешь, пиво допивая, а следом мысль – аж в горле ком,
С чего б водителю трамвая не стать твоим проводником?
Придёшь к нему, накатишь сотку, и смерть – не смерть, а тихий пляж,
Вокруг ни вышек, ни высоток, и воздух – хоть на булку мажь.
Затянешь песню на потеху – и всё на месте, всё, как встарь:
Ночная улица, аптека, убитый молнией фонарь
 
Закадычный пророк
 
Василий не был коневодом (проводником Василий был),
Но часто предвещал народу невест, похожих на кобыл.
И предрекал он честь по чести – кому кнуты, кому кнутом,
Благие и дурные вести – сначала блажь, а дурь потом.
Вещал про стиксы и харонов, про мертвых вод девятый вал - 
Под звуки маршей похоронных, что сам же всем и напевал.
Заумных правил не осилив, поскольку пиво – не кумыс,
Порой перевирал Василий и формы слов, и ихний смысл.
Нема, однако, тут проблемы – важней гораздо эпатаж.
В гробах стругацкие и лемы от зависти вертелись аж.
А бесы рвали и метали в им напророченном аду,
На сковородочном металле имея грешников в виду.
На этой каторжной работе им полагалось молоко,
Что дяди добрые и тети спускали на веревках в ко-
Колодец адского подъезда, куда не ходят поезда,
Поскольку это все же бездна – не то, что рельсы в два ряда.
От этих сумрачных прогнозов кидался в панику народ
И горьким плачем плакал слезы, переживая, что уМРОТ.
 
И я к Василию однажды зашел кой с чем на огонек,
Чтоб он, по утоленью жажды, и мне чего-нибудь предрек.
Он чмокал, пиво попивая, а у меня – аж в горле ком:
Пророк! И - проводник трамвая?! (Пусть даже оный с ветерком)
В ответ, скрутив косяк фугасный, пророчество он выдал мне:
Мол, для него предельно ясно, что в рай я въеду … на коне.
Мы с ним по сотке накатили, потом добавили еще -
И «трали-вали, тили-тили!» всю ночь орали под плющом.

 

33. Разгадка, или Возврат к природе

Spoiler: Highlight to view

2.5       Небесные трамваи
 
Там, где облаками закрывают
Окна сонмы ангелов во сне,
Бегают небесные трамваи,
Тучки вышивая по весне.
 
Вне привязки к метеопрогнозам,
Рельсов параллель соединив,
Грудью разгоняют райский воздух
В светлые и в пасмурные дни.
 
Без кондукторов и бездорожья
Возят только ангельские сны
Милые трамвайчики без рожек –
Рожки им в раю запрещены.
 
А когда на станции конечной
Гаснет солнца уличный фонарь,
Встанут и грустят по-человечьи
О беспутных ангелах – о нас.
 
В это ли нечаянное время
(краткое мгновенье на часах)
Ты меня так бережно жалеешь –
Вот такие в небе чудеса.

 

Разгадка, или Возврат к природе
 
В рай, где ангелочков милых сонмы
Бродят, как сомнамбулы, во сне -
В светлый час небесный или в темный,
Лучше не соваться без пенсне.
 
Хоть и это вряд ли вам поможет -
С оптикой придете или без.
Видимо, с ухмылочкой на роже,
Ангелов попутал-таки бес.
 
Вне привязки к логике обычной,
Сон и явь в одно соединив,
Облачность - я это видел лично -
Всем на окна вешают они.
 
Смотришь, ни фига не понимая,
Хоть глаза до самых дыр протри:
Бегают безрогие трамваи,
Только их не видно изнутри…
 
Все же суть, усилия умножив,
Я постиг, как сам Жан-Жак Руссо:
У трамваев нет не только рожек,
Но и, извиняемся, трусов.

 
 
34. Дорожное

Spoiler: Highlight to view

2.6       Убежать
 
Покидая страну искажённых чудес,
Где не раз доводилось приюта искать,
Я сажусь в захламлённый убитый экспресс.
Силуэты чудовищ кишат в облаках —
Догоняя меня, прогоняя меня?
А туманный рассвет неуютен и ржав:
То ли это начало осеннего дня,
То ли рыжие молнии, то ли пожар...
Убежать, убежать, убежать!
 
Отступает муть, открывает путь,
И вода кругом, но нельзя нырнуть.
Колдовской огонь не несёт тепла —
Иллюзорный блик от разбитых ламп.
Позади тупик, но его родней
Почему-то нет; из густых теней
Простирает вслед миллионы рук,
Поглощает звук, замыкает круг...
 
Тишина разлинована стуком колёс —
Или это мой собственный пульс?
А с небес ухмыляется облачный монстр,
Он-то знает: я точно вернусь.

 

Дорожное

Покидаю страну искаженных чудес –
С некондицией я никогда не мирюсь.
И толкают меня на посадку в экспресс
И небритый Китай, и немытая Русь.
Я с решительным видом залажу в вагон,
Даже если экспресс неуютен и ржав.
На кудыкину гору, к чертям на рожон –
Будь там даже потоп или, скажем, пожар -
Убежать, убежать, убежать!
 
Самогонки муть да железный путь…
За окном вода, я хочу нырнуть!
Перепил, кажись. Перебор тепла.
А в купе темно от разбитых ламп.
Проводница вот, нет ее родней.
Мы вчера всю ночь кувыркались с ней.
Я лобзал ее с головы до ног…
А сегодня, блин, ничего не смог.
 
Ну, а треск в котелке все сильней и сильней,
Сквозь него пробивается пульс.
Из бутылки глядит патентованный змей,
Он-то знает: я точно сопьюсь.

 
 
35. чехарда как размер и сумбур как мысли

Spoiler: Highlight to view

8.1     совесть как звук
 
Навуходоно́сор – царь Вавилонии, правил приблизительно в 1125 – 1104 годах до н. э. В юности активно постигал искусство ведения войны. Абсолютно не имеющая никакого отношения к стихотворению информация.
---
совесть теряет буквы – тлеют страницы книг.
вместо обложек – хоругви, вместо заглавий – крик.
время сейчас такое, выжить – значит, молчать.
совест теряет буквы, сына теряет мать
после семейной склоки, рвущей последний нерв,
заперты настежь окна, плотно открыта дверь.
совес теряет буквы, снова советский тренд,
правда – гнилая клюква, жёлтый газетный бред,
снова в ходу доносы, путает карты бес;
Навуходоно́сор –
а не Иисус воскрес.
буквы роняет сове… – зло превратилось в злость,
терпит убытки слово, в горле не рыбья кость –
комом застряли маты, хрупкое чувство вины.
в каждом родительском чате - войны из-за войны.
время сейчас такое, совесть теряет весть,
ангел-хранитель в запое, падшие ангелы – здесь.
вера роняет волю,
совесть – всего лишь звук.
 
чехарда как размер и сумбур как мысли
 
«В огороде бузина, а в Киеве дядька.
Что ж ты, милый, наковеркал?
Не забудь мои страданья!»
Устное народное творчество, имеющее самое прямое отношение к первоисточнику
-------
строчки теряют слоги – благо, слогов не счесть.
ритм - словно медведь в берлоге: нету, а после есть.
строчки хватают лишку, но не могу я молчать!
как настрочу на книжку – сразу отдам в печать.
странные строчки эти треплют последний нерв,
буквы в отключку метят с видом отпетых стерв.
строчки теряют слоги – это какой-то бред!
делают слоги ноги – ночью, с утра, в обед.
строчки оставив с носом, ищут иной приют.
Навуходоно́сор –
явно не в строчку тут.
строчки роняют буквы – словно волосья скальп.
скоро покроет клюква склоны французских Альп.
комом застряло в горле хрупкое чувство вины -
хоть из СП не поперли б, строгие там пацаны.
время сейчас такое, совести нет вообще.
ангелы все в запое, и это в порядке вещей.
люба роняет веру,
надя – ни в зуб ногой
и по безлюдным скверам
любит
ходить
нагой.

 

36. Карл

Spoiler: Highlight to view

9.3       Клара
 
А у Клары есть комната с окнами на закат,
с невесомыми шторами, сшитыми на заказ.
Есть вечернее платье – нежнейшая бирюза...
И немая тоска в глазах.
 
Был и муж - непутёвый и вечно нетрезвый Карл.
Были бусы из редких кораллов. Да Карл украл.
Заложил их в ломбарде, а деньги пропил давно.
Вот такое, увы, кино.
 
Город Клару не любит. Он холоден и жесток,
скалит желтые зубы, как старый соседский дог.
И поэтому Клара с работы спешит домой -
коротать вечера одной.
 
Зажигает свечу, наполняет вином бокал,
достаёт из комода кларнет, на котором Карл
так чудесно играл, вдохновенно и нежно так…
Да забыл про него, чудак.
 
А за окнами крыши всю ночь укрывает снег.
Иногда Карл приходит - является ей во сне.
Он приносит кораллы, чтоб их на кларнет сменять.
Говорит ей: "Прости меня…"
 
Удивительно, сколько мелодий в его вещах...
И она бы простила, да некого ей прощать.
Вот приходится думать, как жить, не сходя с ума.
Есть у Клары внутри зима.
 

Карл

 
И, не веря глазам, эти строчки читает Карл -
Он ни разу у Клары кораллы ее не крал.
Так зачем же она про кораллы (и бирюзу)?
У народа выжать слезу?
 
Мол, такая несчастная жертва семейных драм.
Муж – пьянчужка и вор, обокрал, а потом удрал.
Хоть ее благоверный - ни духом ваще, ни сном.
Насмотрелась, видать, кино.
 
Клара Карла не любит, поэтому холодна.
Выставляет за дверь и злорадствует у окна.
Карл уходит в кабак и сидит допоздна один -
чтоб хоть как-то согреться, блин.
 
Зажигает бычок, наполняет вином бокал.
Он бы с горя завыл запел, да вокала кой-кто не дал.
И терзает кларнет, что от Клары коварной спас…
Одиноко, в полночный час.
 
А за окнами крыши всю ночь засыпает снег.
Засыпает и Карл, обнимая кларнет во сне.
Видит сон про кораллы, что якобы он украл...
Абсолютно невинный Карл.
 
Удивительно, сколько коварства у милых дам!
И чем старше, тем больше – по дням, а не по годам.
И приходится думать, как жить, не сходя с ума...
ведь у Карла внутри - зима.

 

37. Из воспоминаний майора Пронина

Spoiler: Highlight to view

12.1     Патефон
 
Из детства в коммуналке явно помню
Ковёр с оленем, холодильник «ЗИЛ»
И то, как я мечтал о патефоне –
Сосед его на кухню выносил.
Окурки со стола небрежно скинув,
Он хвастался: «Трофейный! Немчура!»
И гордо заводил одну пластинку,
Плеснув себе «наркомовских» сто грамм.
Пока старик под марши Первой конной
Курил табак и хряпал самогон,
Я залезал на грязный подоконник,
И слушал,
слушал,
слушал патефон.
И отступали стены тесной кухни
И сквозняки растрескавшихся рам,
Казалось, мир унылый скоро рухнет,
И будет жизнь, открытая штормам!
Мы в коммуналке прожили недолго,
Мчат годы, словно кони по степи...
Я видел патефон на барахолке,
Стоял, смотрел, вздыхал... И не купил.
 
Из воспоминаний майора Пронина
 
Жорж Милославский явно что-то помнил,
Хотя и притворялся, что забыл…
А погорел на чем? На патефоне!
Хоть в плане был и холодильник «ЗИЛ»,
И все, что в нем, и чемодан дензнаков,
Магнитофон, утюг, торшер и бра -
Все, что хранилось на квартире Шпака,
Покуда тот на службе взятки брал.
Но Жорж торчал от маршей Первой конной,
А тут они с пластинки щурят глаз.
Как не залезть на Шпаков подоконник
И слушать,
Слушать,
Слушать сотни раз…
А в это время наш наряд дежурный
Внизу на тротуаре службу нес.
Глядим, летит окурок – мимо урны,
И сразу встал (и был решен) вопрос.
Я лично сам намылил Жоржу холку,
Теперь шельмец мотает срок в степи.
Я ж патефон отнес … на барахолку,
Но так его никто и не купил.

 

38. Изнанка вопроса

Spoiler: Highlight to view

12.2     Ностальгия наизнанку
 
Уронить бы Мишку на пол,
оторвать бы Мишке лапы...
Может быть, тогда бы с носом
не осталась вся страна?
Если б чуть покрепче дышло,
может быть, чего и вышло б?
Нет ответов на вопросы,
и неясно - ни хрена.
 
Сказку делали из были…
и теперь в нее приплыли.
Лодки в бухте, дело в шляпе,
невзирая на Ковид.
На столе, под старой фоткой
патефон, графинчик с водкой
и невидимый Шаляпин
чем-то ухнуть норовит.
 
Раз пошла такая пьянка,
- Эй, рабочий!
- Эй, крестьянка!
На зарплату ниже средней
режь огурчики с лучком!
Хлопцы в коме, кони в мыле,
вечный выбор «или-или» -
не испортят нам обедни,
потому что все пучком!
 
Нет причин для ностальгии -
не посажен за долги я!
Все имеется в продаже
для движения вперед:
Нефть и газ, и атом мирный,
по рогам-копытам фирма,
та, что веников не вяжет
и секрет не выдает.
 

Изнанка вопроса

 
Не ронял я Мишку на пол,
просто Мишка лишку хапнул
и естественным макаром
оказался на полу.
Если б чуть поменьше градус,
все бы было в кайф да в радость,
грустно не звенела б тара
под похмельный, явно, флуд.
 
Сказку делая из были,
мы часа четыре пили.
Помню, начали на лоне,
а потом пошли ко мне.
За столом, под старой фоткой
раздавив графинчик с водкой,
отражались в патефоне
оба-двое - на коне!
 
И пошла такая пьянка,
что рабочий и крестьянка
побросали серп и молот,
изойдя на нет слюной.
Наши пушки заряжёны
(и к тому ж на даче жёны)
и до фени мгла и холод,
что сгустились над страной!
 
На распутье путник пеший –
воют ведьмы, водит леший…
Только мы не лыком шиты,
а как раз наоборот.
Я ж не зря заначил стольник,
и Бермудский треугольник
из разбитого корыта
был успешно выпит…
вот!

 

39. Каникулы Бонифация лешего

Spoiler: Highlight to view

1.1. Осень жёлтая, лето красное.
 
Остывает крепкий чай в небе над полями.
Сыро, слякоть. По ночам пьём, а не гуляем.
Солнца медно-красный круг уползает в клевер.
Где-то там весёлый юг, здесь унылый север.
Барабанит дятел-дрель. Дует ветер-злюка.
В огороде свиристель. На болоте клюква.
На деревьях и кустах золото для нищих.
Леший, старый холостяк, ходит, деньги ищет,
Собираясь за моря – там кокос и кактус,
В середине ноября голоногий август.
Обгоревшая спина, мирные гранаты,
Много женщин и вина, если неженатый.
На прилавках виноград, персики, колбасы;
Мясо, перец и томат – красное на красном.
Днём ленивый южный мёд, ночью млечный пояс.
И от нас туда пойдёт самый скорый поезд.
 
Побегут вагончики, догоняя солнце –
Лето не закончится. Осень не начнётся.
 
Каникулы Бонифация лешего

 

Мой чифирь давно остыл - как-то не до чаю.
Даже если лес постыл, на трезвяк скучаю.
В красных пятнах солнца круг, сесть на юге силясь.
Только ветер мне и друг, все другие спились.
Барабанит, как баран, дятел утром рано.
Только этот барабан мне по барабану.
Даже милая Яга не прельщает больше...
Мне бы тоже на юга (на худой край, в Польшу)!
Там и кактус, и кокос, женщины в бикини.
Ну а тут мне красит нос синим синий иней.
Все! Я больше не могу! Завтра же "по коням"!
К черту стужу и пургу (что поэты гонят).
У Ивана одолжу шапку-невидимку
И с феминой на пляжУ буду спать в обнимку.
Буду тырить в лавках мёд, персики, колбасы,
А никто и не поймёт ходок мимо кассы…
 
Уведут амбиции строго прочь от солнца.
Взят за зад полицией, леший не вернется.

 

40. На вкус и цвет…

Spoiler: Highlight to view

1.2. Шток-розовое
 
… а мальвы никак не хотели расти —
то ветер, то дождь, то набеги улиток,
то строгие взгляды заморских астильб,
стоящих на страже садовой калитки.
Качался китаец-физалис, шурша.
Гортензии кутались в пышные шубы.
Цветов амаранта цветная лапша
багровым ковром расползалась по клумбам.
А мальвы пугливо сидели в траве,
дрожа от помпезных имён на латыни,
и скромно косились на шёлк и вельвет
стерлиций, вистерий, армерий, глоксиний.
 
А я всё ждала и ждала день за днём,
когда их бордовые рюши взметнутся…
Как там, у крыльца, перед домом с плетнем,
где в юбки из мальв разнаряжены пупсы,
где в шляпах соцветий игрушек отряд
заслушался старыми сказками на ночь,
где мальвой пунцовой стекает заря
по пальцам, в набитые вишней карманы…
 
Подкормки мешала, рубила мульчу,
рыхлила… И вот, зацвели наконец-то.
Калачик, отправь меня хоть на чуть-чуть
к махрово-карминным гигантам из детства.
Шершавый в руках поверчу узелок
и будто бы бабушкин голос заокал.
Деревня.
Густой палисадник.
Тепло.
И розовый свет из затюленных окон.
 
На вкус и цвет…
 
Коровы никак не хотели пастись -
поскольку боялись астильб зарубежных.
И не помогали абсент и пастис
от страха и действия сил центробежных.
Качались рога убегающих вдаль,
чужих и гонимых в родимой сторонке.
Мичурин бы выдал поэту медаль,
но не до наград было бедным буренкам.
И зубы точила стерлиций толпа,
и когти вострили когорты вистерий,
цветов амаранта багровый напалм
несчастных коров доводил до истерик.
 
А я выжидала удобный момент,
когда эмигрантки вернутся с повинной,
а их оштрафует разгневанный мент
за скорость и запах ликерный и винный.
Скотину «отмажу», потом подою…
Очнутся в загоне они утром рано
и больше не станут стремиться на юг
упрямо и тупо - как стадо баранов.
 
Я в сено подмешивала комбикорм,
который рубила, мельчила, рыхлила -
согласно реестру питательных норм,
по 5 килограммов на каждое рыло.
На каждом хвосте завяжу узелок,
чтоб их никогда не тянуло налево.
Деревня.
Густой палисадник.
Тепло.
И ласковый свет из коровьего хлева.

 
 
41. Тот самый Потапов

Spoiler: Highlight to view

10.1. Светло-серый
 
Он учился неважно.  Пел фальшиво  дискантом,
математика — тройки, плюс — ошибки в диктантах,
в Житиях и Канонах путал время и место…
В списке Ангелов светлых был помечен как бездарь.
А когда раздавали выпускные доспехи,
получил Светло-серый специальность — сантехник.
Был отправлен на Землю, с глаз долой и навечно,
наблюдать, как мельчает прыткий род человечий,
и писать ежедневно эсэмэски с отчётом:
«Врут, воруют, не верят и бухают без счёта...»
В суперважных заботах про него позабыли —
пусть внизу Светло-серый сам печётся о тыле,
а у нас-то Деянья и Глобальные темы,
и Потоп будет новый для апгрейда системы.
На собрании Рая принят единогласно
вариант «...воду включим — да и смоем всех разом.
Не пошло с населеньем, будем новое делать!»
Дуй назад, Светло-серый, топим через неделю!
Он просил об отсрочке, падал в ноги и плакал,
говорил: «Есть надежда! Рано скручивать клапан!»,
но совали бедняге протоколы с печатью,
типа —  хватит, достали, беспредельщики, мать их…
***
Он порвал свои крылья и заткнул ими сливы.
Светло-серый поверил — есть у нас перспективы.
 

Тот самый Потапов

 
Не давались мальчонке ни письмо, ни расчеты,
ни фигуры, ни числа и ни доски почета -
ни в начальных, ни в старших. Всякий раз, поэтапно
был помечен в журналах как «тот самый Потапов».
А когда раздавали выпускные дипломы,
изрекли, что пригоден для лопаты и лома.
Только он был настроен на иные успехи –
в ПТУ окопался, ну а вышел - сантехник!
Нарасхват стал в округе – Пугачевой не снилось,
и сидеть по конторам не заставишь и силой.
До балды рассужденья на Глобальные темы
для звезды и кумира коммунальной системы.
Престарелые девы и замужние жены -
график личных визитов был весьма напряженным.
Завлекали и чаем, и интимными фото,
и тащился Потапов от такой вот работы.
Но однажды случился непредвиденный казус:
одуванчик-старушка пригласила на хазу.
Не учел он, однако, всей интриги момента
и на вызов явился вовсе без инструментов.
А как прибыл на место, даже чуть не заплакал,
видя кухонный гейзер и проржавленный клапан…
***
Он сорвал свои плавки и заткнул точку слива,
и тем самым старушку сделал дважды счастливой.

 

42. Синяки, или Третьего не будет

Spoiler: Highlight to view

9.4. Льдинки
 
Ясный день, красота, открыточная картинка:
белый зимний город готовится к Рождеству.
Ноты пошлых шлягеров долетают с рынка.
Снежная королева выбирает из двух
бледных парней, пришедших по доброй воле,
из двух подарков, равно недорогих.
Оружейный мастер льдину на льдинки колет.
Льдинки остры: кто поранился, тот погиб.
 
Но это потом, а сейчас – веселье и песни,
женский стендап и гадания по снежкам.
Столько глинтвейна, что кажется – кто-то треснет.
Плюшки такие, что радуется кишка.
Королева мрачна, говорит: приведите Герду.
Стража тащит девку в татушках и синяках.
– Это ты явилась за пленным, за братом, верно?
Предлагала и то, и это, да всё никак?
 
Вот смотри: эти двое хотят заселиться в вечность.
Но обычай известен: дуэль, и один умрёт.
Победителю – всё, и победу приносит меч, но
знаешь, вечность… Нельзя уйти из неё.
Белое время настанет и будет длиться.
Белый мороз пересилит твои костры.
Белая мгла заклубится в сердцах и лицах.
 
Я верну тебе брата, но льдинки… Они остры.
 

Синяки, или Третьего не будет

 
Зимний день - красота, открыточная картинка!
Гул паяльных ламп доносится от гаражей.
Местных кретинов к Рождеству готовят кретинки:
мол, в магазинах шубы залежались уже.
Снежной же королеве шуба поднадоела.
Не подходит ни разу к ней супермодный кий.
Но она таки классно закрывает тело,
на котором одни сплошные синяки.
 
А под белой шубой-то их как раз и не видно -
женские тайны скрывает царский наряд.
Синяки чуть саднят, но зато не обидно –
у поэтов всю жизнь была нарасхват.
Королева не в духе. Грит, приведите эту.
Стража тащит Герду - естественно, в синяках.
«Дать ей шубу, что ли? Чет слишком раздета.
У меня ж в кладовке валяются наверняка…»
 
«Че уставилась? - говорит, - Заходи да присядь-ка,
поешь да выпей, набираясь по ходу сил.
В огороде - бузина, а в Киеве - как бы дядька…
(А к чему это я, автор не объяснил.)»
Пьет и сама, вытирает уста, икая -
Классен эффект, хоть, конечно, отнюдь не нов.
Обращается к страже: «Тащите сюда и Кая!..
 
Хотя нет, постойте!.. Хватает тут синяков.»

 

43. Урюпинск

Spoiler: Highlight to view

9.5. Яренск
 
Он тихим был, но в голосе его звучала мощь не арфы, а кимвала –
казалось, даже вьюга оттого молилась и по-бабьи завывала.
 
Он говорил: «Когда восстала мгла и смерть глядела жадно и пытливо,
металась лихорадочно ветла, скрипела обессиленно олива.
Сплетались страх и плач, хамсин и пыль. Прошенья были... Были бесполезны.
С небес глядела мрачная Рахиль на правнуков, блуждающих у бездны».
 
Подсев к печи, к желанному теплу, он кутался, надрывно сухо кашлял.
Вечерний снег, стекавший по стеклу, от голода казался манной кашей.
Но голод не страшней доносов, лжи, пока здесь пахнет домом сладковато,
когда письмо от матери лежит в кармане залоснённого бушлата.
 
Сверяя речь с исписанным листком, замёрзшие ладони растирая,
он говорил: «Представьте за окном Голгофу у наветренного края.
Покуда мрак плодился в суете, рассаднике страданий и печали,
где Бог висел, распятый на кресте, неузнанный своими палачами,
где в душах было скверно и темно, где солнце почерневшее страшило,
уже рвалось в завесе волокно, уже в века летело: «Совершилось!»»
 
Он кашлял вновь, бумагой шелестя. И, просочившись в запертые двери,
сквозняк, как непослушное дитя, раскачивал холщовые портьеры.
Привычная за много горьких лет дверная щель, в мороз, была, как жало.
Но то, что согревало Назарет, и ссыльный Яренск тоже согревало.
Нам было слышно, как издалека бежит впотьмах собачья злая стая.
Но белый свет спускался с потолка, слепил глаза, кружился и не таял.
 

Урюпинск

 
Он был – Поэт! А не какой-то там инструкций коммунальных сочинитель.
И шел вперед, а сзади по пятам бежали строчек бесконечных нити.
 
Ведь разве можно вкратце изложить всю глубину событий эпохальных!
К тому ж в читальных залах стеллажи – когда пусты, то это анормально.
И, кобылицей в поле мня ковыль, строчил поэт, с натуги в красных пятнах.
С небес глядела мрачная Рахиль… Хотя при чем Рахиль тут – непонятно.
 
Подсев давно на рифмы и Коран, - тьфу! Не Коран, а Библию, конечно -
ваял ваятель притчи на ура с высокопарным пафосом нездешним.
Вскочив как штык с утра, часу в восьмом, махал пером, как будто поп кадилом.
Ждало в кармане мамино письмо, но времени прочесть не находил он.
 
Сверяя текст с Булгаковым М.А., он проводил все те же параллели.
До фонаря была ему зима и ветры, что простуженно хрипели.
В буране снежном чудился хамсин, в ольховых шишках видел он оливы,
и стая местных шелудивых псин была при нем тушканчиков пугливей.
В душе бывало скверно и темно, а темнота, естественно, страшила.
У магазина с вывеской «Вино» пытался он в мешок упрятать шило.
 
А после кашлял, тягостно кряхтя, на фоне непогоды и рутины,
сквозняк, как непослушное дитя или собака, дергал за штанину.
Привычной став за много горьких лет, являлась мысль, острее всех кинжалов:
что, может быть, таланта вовсе нет и музы нет – с Иосифом сбежала.
Шептал с утра: «Помилуй и спаси!», уставив взор в расхристанное небо...
Рассолом все спасались на Руси, Урюпинск в этом исключеньем не был.

 
44. Нерусская женщина

Spoiler: Highlight to view

8.5. Город Марии
 
Море лодки бережно качает.
Ветер волны тронул и исчез.
В город под нестройный гомон чаек
сумерки спускаются с небес.
А Мария смотрит, как свирепо
пляшут пули. Но, отринув страх,
человек бежит с нелёгким хлебом
и пьянящей радостью в глазах;
как в нутре пустой многоэтажки,
выжженной от крыши до дверей,
человек в засаленной рубашке
жадно воду пьёт из батарей.
У Марии опустились веки,
углубились складки возле губ...
Человек хоронит человека,
на кресты растаскивая сруб.
Небо озарилось яркой медью.
Тучи налились и грянул гром.
Со стены на доме надпись «дети»
слизывает ливень языком.

 

Нерусская женщина

Лодки в море к черту посносило,
ветер волны треплет, словно пес.
Чайки стонут: «Где ты, божья сила?!..»
Жалко тех и этих - аж до слез.
А Марии - пофиг, ей не жалко.
Всюду пули пляшут и поют,
в «жигулей» добитых катафалках
обретают жители приют.
А Мария в отпуске бессрочном,
хоть на небе нет ее добрей.
Беспризорен явно круг порочный:
суп - с котом, вода - из батарей.
А Мария курит – не взатяжку,
и глаза невинны и чисты,
хоть народ уже многоэтажку
растащил на бревна (и кресты).
Гром гремит над этой мизансценой,
поминая бога-душу-мать.
А на доме встали дыбом стены,
их уже ничем не прилизать.

 
45. Василий Перетёркин

Spoiler: Highlight to view

1.5. Цвет жизни
 
Там, где сон рассветный ласков
И не кружит вороньё,
Без  тревоги, без  опаски
Солнце красное встаёт.
 
Там, где степь в цветущих маках
 Алой кровью растеклась,
Искалечен и оплакан,
Возрождается Донбасс.
 
Там, где быль совсем не сказка 
И война берёт своё,
Мать багряную повязку
Под молитву сыну шьёт.
 
Чёрной свастикой нацистской 
Запад нас пугает зря:
Непокорные фашизму, 
Как завет — во имя жизни —
На солдатских обелисках
Звёзды красные горят.
 

Василий Перетёркин

 
Я всегда с друзьями ласков,
А с врагами – лютый враг.
И штампую в ярких красках
Стихагитки на ура.
 
Там, где луг, от крови красен,
Ловко косит под зарю,
Мы «нацистов» так «донбассим»,
Что, маманя, не горюй!
 
Там, где быт пока не сказка,
А сплошной кошмарный сон,
Соловьевым без опаски
Подпеваю в унисон.
 
Мол, отпетые фашисты
Сплошь и рядом – пруд пруди!
Тока валко или шатко
Закидаем гадов шапкой!
И появится лучистый
Красный орден на груди.

 
 
46. Вкус отчаяния

Spoiler: Highlight to view

9.3. Цвет надежды
 
Сдвигается залпом рассветная рань, 
Тревожная и молодая.
Ей только не знать бы, как пахнет герань*
И как лепестки* опадают.
 
К чему запрягать деревянных коней?
Всё лемех войны перероет.
Поди разбери, что сподвигло парней
Сражаться под стенами Трои?
 
На пашне истории вздыбился пласт
Перпендикуляром нехило.
Тебя уверяют, что жизнь удалась.
Подумаешь, пятка Ахилла!
 
В ворота влетает пропущенный гол
От правнуков сорокопяток.
А ты среди поля наивен и гол —
Чудак, состоящий из пяток.
 
Со всем беспристрастием, без торжества
Военную песню пою я.
Военная правда диктует слова:
«Подумай, за что ты воюешь».
 
Слетаются дроны, как пчёлы в леток,
И бьёт артиллерия долго.
Приходится верить лишь в белый платок
И слово волшебное «Волга».*
 
*Здесь:
Герань — барражирующий боеприпас.
Лепестки — противопехотные мины.
Без кавычек, т.к. стали нарицательными.
«Волга» — радиочастота для военных ВСУ, облегчающая сдачу в плен.
 

Вкус отчаяния

 
Я как-то задумал состряпать «отвал
башки» - кулинарным макаром.
И ссылок, как специй, в стихо напихал -
Слыву эрудитом недаром.
 
На рынке купил (деревянных) коней -
Сойдут за баранину клячи.
Бараны, конечно, намного жирней,
Но кони прикольнее скачут.
 
Я грядки истории все перерыл,
Надев на штиблеты бахилы.
Аллюзий набрал на полдюжины рыл -
Улов получился нехилым.
 
Я тыквой играл в кулинарный футбол,
Пока не сползли панталоны.
Стоял в огороде, наивен и гол,
От злости (на тыкву) зеленый.
 
Но после с пристрастием и торжеством
Смешал все в огромную кучу,
Добавив горчично-чесночный раствор
На всякий поваренный случай.
 
Когда же попробовал адскую смесь,
Глаза повылазили, оба.
На кухне сидел, опечаленный весь…
Спасли только пиво и вобла.

 

47. притча-триптих о гордом подпольщике

Spoiler: Highlight to view

1.1. притча о трёх городах и одной гордыне
 
1
в одном бумажном книга-городке,
ютились тихо горожане-Буквы.
ходили в гости, жили налегке,
не знали горя, правок, склоки, скуки.
не знали боли вырванных страниц, 
не нарушали правил, исключений.
любили из себя слова творить, 
творить из слов любили предложения. 
однажды Буквам опостылел мир, – 
не поделили суффиксы, основы,
приставки, окончания и др.,
гордыня захватила город-слово. 
и началось… 
соседки Е и Ё
ругаются, одна из них в ударе, –
«давай уже чуть-чуть передохнём»,
«мы передохнем», – вторит ей вторая. 
друг друга мочат буквы Ж и М
в общественном бесплатном туалете, 
расстройство биполярНое у -НН.
звереют молча прописные дети, –
забуллили подростка, букву Р,
за то, что деда порешил лопатой.
толпа эскизно эмигрантку Э
на эшафот в экстазе тащит с матом…
собрали власти городской совет 
из лучших депутатов местной знати,
элита-сливки – ЁПРСТ,
решают, что им делать дальше, значит.
придумали законы, за окном 
орали строчные: «Долой Заглавных!».
полиция-backspace, delete-омон 
культурно разгоняли своенравных.
не помогло, тогда сказала Т,
«возможно, нам сосед протянет руки…».
2
в одном фонемном гулком городке,
ютились тихо горожане-Звуки.
ходили в гости, пили чёрный [ч’ай’], 
шипящие шипели понарошку, 
сонорные любили громкий май, 
губные фанатели от гармошки.  
*
с депешей опоздали Буквы, там
по городу гулять уже опасно –  
глухие звонких бьют по головам,
согласные расстреливают гласных…
когда висело всё на волоске,
позвали Звуки тех, кто их рассудит…
3
в одном старинном гордом городке
ещё ютились горожане-Люди…
 
притча-триптих о гордом подпольщике
 
1
один прикольный автор, возгордясь,
задумал как-то сделать финт ушами,
навешав нам на них приколов вязь,
слова и смыслы каверзно мешая.
а те в испуге разом пали ниц,
они такого в жизни не видали -
как их казнят на улицах страниц,
в гробу видав беднягу Розенталя.
не мудрено, что мир им стал постыл,
ведь в нем трещат грамматики основы,
приставок лес и суффиксов мосты
горят огнем, зажженным пустословом.
все кончено!
сестрички Е и Ё
дрожат в углу, завидев супостата,
а тот орет истошно: «Ё – моё!
и Е – моё! без них же нету мата!»
замочены намедни Мэ и Жо,
без колебаний, в платном туалете,
хоть и не лезли вовсе на рожон
и за дела клиентов - не в ответе.
теперь безлик тот самый туалет,
ошибки дверью множатся без счета.
официально - виноватых нет,
хоть ФСБ проводится работа…
но в underground поэт уйти успел.
теперь ищи-свищи его в подполье.
и на себе писатели в СП
рвут волосы, ревя от жуткой боли.
решают, что им делать, как им быть:
стал гений нарушителем закона.
его отнюдь не творческая прыть
теперь предмет протестов заоконных.
галдят: «теперь на всех на нас пятно.
час не ровён, протянем скоро ноги…»
2
… и было на совете решено
на «Беспредел» идти искать подмоги.
гостям налили чарки, поднесли.
те выпили - и сразу подобрели.
решили, что планируемый слив
они чуток отсрочат – до апреля.
*
а там, глядишь, устанет Розенталь
ворочаться в гробу, чихая громко.
что есть дефис, к примеру? лишь деталь.
а где детали, там же и поломки.
и не такое терпит интернет.
поэтому грустить не стоит больше…
3
в одной инетной конкурсной стране
кошмарил Даля творческий подпольщик…

 
48. Чистосердечное

Spoiler: Highlight to view

Покаянное
 
Зима опять подкралась незаметно.
Разлёгся по-хозяйски снег на ветках,
прозрачной тишиной окутав двор,
где в шесть утра ни шороха, ни звука,
где кошка вдруг забыла как мяукать –
она зимы не знала до сих пор.
 
Но вот за новым солнцем бледнолицым
слетаются во двор шальные птицы –
доклёвывать забытый виноград.
Под птичий разговор, привычно-бойкий,
ты объясняешь кошке – это сойки.
Ты веришь в то, что птицы нас хранят.
 
Смотреть в окно – бездумная забава,
когда плевать, что там творит держава,
а с ней весь остальной безумный мир.
Когда рассвет, как лучший лекарь, лечит,
и божий снег идёт тебе навстречу,
выбеливая землю вглубь и вширь...
 
...Ты каждый день звонишь мне – поделиться,
как снег растёт, как прорастают птицы
в твоём саду и склёвывают грусть.
И тихим эхом давняя тревога –
в чужих столицах нет ни птиц, ни бога.
 
Простишь ли, мам?..
Однажды я вернусь.
 
Чистосердечное
 
Опять подкралась муза незаметно,
на ухо прошептала мне: «Привет». Но
идеи четкой не было в башке.
Лишь тишь да гладь – ни шороха, ни звука.
Но в шесть утра любой начнет мяукать
котенком заблудившимся в мешке.
 
И вот – достал чернил, сижу и плачу,
решая надоевшую задачу –
забытый натюрморт пережевать.
Во двор ко мне летят шальные птицы.
Пишу об их судьбе, на полстраницы -
о чем-то ж надо мне переживать.
 
Смотрю в окно – в заборе гвоздик ржавый.
И мне чуток обидно за державу,
в которой свой забор не берегут.
А злой рассвет не лечит, а калечит,
радикулит неся со мной на встречу
у старости седой на берегу…
 
… Однако надо как-то закругляться.
Пожалуй, вставлю про враждебность наций,
которые загнили за бугром.
Живут в своих высотках, как в берлогах,
а во дворах у них - ни птиц, ни бога...
 
Мороз достал.
Скорей бы майский гром!

 

49. Бес попутал

Spoiler: Highlight to view

1.3. Иона
 
Так случилось однажды: Иона, пророк-гордец, ​
​Не желая исполнить то, что велел Отец, 
Поведением дерзким устроил на море шторм,
Сброшен был с корабля и отправлен китам на корм. 
Мигом тучи рассеялись в небе, и шторм утих, 
И приплыл местный кит, что глотает людей плохих.  
Наблюдал за Ионой и, глядя, как тонет тот, 
Открывал дружелюбно большой, как пещера, рот.  
…Заплывает Иона в кита через строй пластин. 
Начинается рейс, наш Иона внутри один. ​
Пуст салон, чем заняться - не знает. Вокруг​ темно...​
Хоть бы кто-то сподобился сделать в ките окно! ​
Как ни в чём не бывало, охотится кит да спит, ​
Равнодушный какой, невнимательный индивид! ​
Все три дня водных странствий молитвы в ките звучат. ​
Но никто, даже кит, не включает Иону в чат. ​
Только вдруг разворот! – и прилив центробежных сил ​
С ног сбивает Иону, а тот не притормозил! ​
Мчится кит по приказу, Ионе же невдомёк, ​
Что Творец всепрощение, руки воздев, изрёк!
Был доставлен на сушу, увитый морской травой,  
Пусть замёрзший и мокрый, но главное, что живой. 
Ах, Иона, Иона... А если бы кит чуть-чуть 
Проложил бы иначе нелёгкий китовый путь?
Ах, Иона, Иона, всё сделал, как надо, ты. 
В плен попал, отдохнул от назойливой суеты;  
Ты бы вышел на остров под солнечный небосклон, 
И тебя бы мы знали под именем Робинзон! 
Ты бы Пятницу встретил, доили бы вы козу, 
Вместе пережидали тропическую грозу... 
На тебя, гордеца и лентяя, махнув рукой, 
Наш Создатель простил бы кита и весь  род людской.
 
Бес попутал
 
Бес попутал однажды поэта и гордеца,
И задумал поэт написать про дела Отца.
Дабы Ветхий Завет переделать на новый лад,
На дремучую древность направив свой свежий взгляд.
Мол, Иона устроил известную бурю сам,
Дабы лично пройтись по китовым большим усам,
И проверить наощупь, что ест этот самый кит.
Посмотреть, не грозит ли скотине аппендицит.
Потому, что Иона, которому черт не брат,
Никакой не пророк, а зоолог тире юннат.
Мол, в желудок залез, но разумно, не на рожон -
Инфракрасным прибором военным вооружен.
Разглядел в темноте, что в желудке он там один
и что нету окон – соответственно, нет гардин.
Три дня квасил в салоне он ром, что с собой принес,
спровоцировав этим внутри у кита понос.
Да и рвоту - во всей красоте центробежных сил:
сбило с ног бедолагу, хоть вроде бы тормозил.
А Отцу невдомек, как и всем его небесам,
потому что Иона все это устроил сам.
 
Был извергнут на сушу, обляпан былой жратвой,
пусть и пахнущий дурно, но главное, что живой!
Оклемался, отмылся, обсох… только в пятке зуд.
Стал по острову рыскать и вскоре нашел … козу.
А при ней - загорелый не в меру абориген
С костью в правой ноздре и с браслетами на ноге.
Открываться такому, естественно, не резон,
и Иона сказал, что зовут его Робинзон.
Ну а паспорт утерян бесследно, пиши пропал.
Нелегал, мол, по факту, хотя и не нелегал…
Видя это, Создатель с досады махнул рукой.
Неужели такой поголовно весь род людской?!

 

50. Пафос женского рода

Spoiler: Highlight to view

    2.1. Invidia
     
    Я - холодный клинок, голубой металл,
    Без конца леденящий ладонь эфес,
    Незаметная, как восковой опал.
    Раньше ты обо мне ничего не знал,
    А со мной прежний ты - навсегда исчез.
     
    Мне не нужен был ключ, я вошла легко -
    Нараспашку была у тебя душа.
    Зря её ты не запер на семь замков,
    А теперь к неизбежному будь готов -
    Мир изменится, станет трудней дышать.
     
    Ты откроешь глаза и увидишь вдруг,
    Что карьера соседа взметнулась вверх,
    Что прекрасно устроились все вокруг,
    Жизнь твоя - неизменный порочный круг...
    Жизнь других - восхитительный фейерверк!
     
    И, заставив тебя ненавидеть, я
    Разожгу свой огонь, чтобы ты не смог
    Разорвать между нами живую связь.
    Знай, меня называют Invidia
    И навечно в тебе мой стальной клинок.
    ______________________________
    Inv’idia (лат) - зависть
 
 Пафос женского рода
 
Я – клинка, я металла, эфеса я,
Леденящая путников без конца,
Из брандспойта морозной зимой струя.
Подколодная в стылом лесу змея,
Кто увидит меня, враз сойдет с лица.
 
Мне ключи не нужны, я вхожу легко,
Хоть тяжел и искусственен результат,
А словесные выстрелы - в молоко,
Восковое, опальное молоко,
А случайный читатель и сам не рад.
 
Закрывает глаза, раскрывает их –
Тот же пафос, но в юбке, а не в штанах,
По катренам идет на своих двоих
И собой наполняет убойный стих,
Оставляя от оного пух и прах.
 
Я б и рада запомнить стихо сама,
Только без остановки глаза скользят.
Этот вычурный слог свел меня с ума,
И в итоге, наверное, ждет сума,
Ну а даме с сумой щеголять нельзя.

 

51. Игорь

Spoiler: Highlight to view

3.1. Ольга
 
Справив тризну после похорон, прячась от гостей в остроге ночи,
гонит прочь вдова покой и сон. Рдеют щёки, словно от пощёчин,
а внутри томится чёрный змей и шипит то жалобно, то яро.
Кажется, что воздух в мутной тьме знойным стал и душит жгучим жаром.
Сжав до лютой боли кулаки, не по-княжьи, а по-бабьи просто,
застонав, осела у реки.
 
Видится — вблизи плывёт двухвостый месяц, как широкая ладья,
в ней победно пляшут вражьи тени, но вода уносит их в края,
полные глубокого забвения.
Слышится далёкий треск огня, смертный трепет крыльев птичьей стаи,
что несёт огонь тот, среди дня Искоростень в пепел превращая.
Хочется в могилу к мужу лечь, но летит к ней в грозной колеснице
бог Перун. Протягивая меч, говорит:
— Ступай и мсти убийцам.
 
Вскинулась вдова во тьме своей, к бедам и мольбам чужим глухая.
Вырвался на волю чёрный змей, головы древлянам рассекая.
Но когда, насытившись сполна кровью, он издох на поле боя,
света не увидела она и не обрела в душе покоя.
Ночь темна. Угрюма пустота. Мглой река неласково объята...
Чудится вдове — зовёт вода плыть под парусами до Царьграда.
 
И тогда рассвет окутал плёс, и рассыпал свет благословенный.
Руку протянул вдове Христос и сказал:
— Ступай за мной, Елена.
 

Игорь

 
Справив, прячась, гнавши и сомлев в этом зарешеченном остроге,
змей во мне томится (или лев?), ибо тут у нас порядок строгий.
Просто так не выйдешь погулять – сам или же с внутренней скотиной.
Так и тянет громко крикнуть «тать!» главврачу в бригаде карантинной.
Он украл свободу у меня, кубки с гадким зельем в харю тычет.
Мне б коня. Полцарства за коня!..
 
Кажется, не против был бы Ричард. Бедный! У него радикулит,
он от лютой боли высох просто. Врач верхом кататься не велит,
разве что на лошади двухвостой.
А поскольку нет такой нигде, то и риск на нет сведен успешно.
Это все увидел я в воде, в туалете сидя, делом грешным.
Там же мне привиделся Перун, но в противогазе и с гитарой.
С перепугу я - как заору!..
Даже прибежали санитары.
 
Ольге в пятой больше повезло – там у них смиренные старушки.
Здесь же – Ванька Грозный (дюже злой), Юлий Цезарь, Ричард, Санька Пушкин…
Этот хочет вызвать на дуэль, тот зовет на дыбу (без наркоза).
Тут бы как-то выжить – в этом цель, устранив смертельные угрозы.
Ночь согласно графику течет. Мглой палата накрепко объята.
Снится мне, что я свои мечом фельдшера зарезал, супостата…
 
А когда рассвет, как старый пес, притащился и дождем заплакал,
Прошептал на ухо мне Христос:
- Классно гонишь ты пургу, однако!

5
Ваша оценка: Нет Средний рейтинг: 5 (5)
Свидетельство о публикации №: 
15461
Аватар пользователя СветаНосова
На При©тани

о! паротьки будут!)

5
Средний рейтинг: 5 (1)

Так ещё и обзоры писать, эдак вмерзнешь в лёд на ноябрьском причале

5
Средний рейтинг: 5 (1)
Аватар пользователя филин
Вышедши

Тэк, надо срочно тут прорекламироваться, а то стадо несется во весь опор - вторую скорость уже набрали. devil

5
Средний рейтинг: 5 (2)
Аватар пользователя филин
Вышедши

Минутка рекламы

Источник вдохновения: 28-е паратура Ключи приключений
Если в бурлящее жизни течение
Канут ключи, что ночные бандиты,
Их не разыскивай у приключений,
Лучше ко мне на развал заходи ты!
 
Я на базаре торговец известный
В необычайно особенном плане.
Вот ты встречал где-нибудь (только честно!)
Что-нибудь вроде редеющей длани?
 
С этим девайсом живут неразлучны
Инфоцыгане и звезды Ютуба - 
Всех их подвинешь ты, если до кучи
Купишь отменно кусачие губы.
 
Эй, осторожней, руками не трогай!
Как бы чего там в тебя не шмальнуло -
Труб журавлиных осталось немного,
Нота-магнит и тревожное дуло.
 
Лучше взгляни, вот - надежды желаний,
Ишь как дрожат в предвкушении жажды!
Боль изменений в граненом стакане.
Ты не кривись, может, выпьешь однажды.
 
Что ты, уходишь? Не можешь остаться?
Срочно зовут эсэмэсные строчки?
Ну, забери хоть чесотные пальцы -
С ними отыщешь!.. на пятую точку.
5
Средний рейтинг: 5 (4)
Аватар пользователя Тень Ветра
Вышедши

Ну вас с Графом и прёт))) завидую белой завистью. А тут выдавишь пару строк и те фтопку.crying

5
Средний рейтинг: 5 (2)
Аватар пользователя Solstralen
Вышедши

Отличная пародия! yes
Мне тоже сразу чешущиеся пальцы, редеющая длань и тревожное дуло запали в душу. laugh

5
Средний рейтинг: 5 (1)
Аватар пользователя Solstralen
Вышедши

Старость - не радость

 

Первоисточник:  

9.1 Осенняя хандра

 

«Придет время, когда ты решишь, что все кончено.
Это и будет начало»
Луис Ламур

 

Из осени вырваться мне не дано:

Шуршит под ногами золото нищих,

И Бог не звонит и не пишет давно.

Тревожусь. Надеюсь, не умер, как Ницше.

 

Туман в голове, не поможет глицин.

Бессонница – музы храпят ночами.

И вот незадача, секутся концы,

Как могут они превратиться в начала?

 

Покончить со всем или с мыслью хотя б, 

Что дурочка с возрастом стала дурой.

Смириться, обняв молчаливый октябрь,

И что-то прочесть из Луиса Ламура.

 

Старость - не радость

Бессонница – музы храпят ночами.
И вот незадача, секутся концы  

(9.1 "Осенняя хандра")

 

Замкнулся осенний темнеющий круг - 
Да, старость - не радость богатым и нищим,
Конец весь посёкся, не прям, не упруг, 
И жизнь - так, не жизнь, а какое-то днище. 

 

Храпящая Муза сожрала глицин,
И пусть себе спит, только б не приставала.
Как ей объяснить, что седые концы, 
Реально - концы, а давно не начала.

 

Смиряюсь, что делать? Приходит писец, 
И с возрастом мачо становится клячей. 
Так время безжалостно рубит конец,
Пойду, что ль, прижмусь к октябрю на удачу!
 

5
Средний рейтинг: 5 (5)
Аватар пользователя филин
Вышедши
Подпрыгнул я, в ужасе заголосив:
Никак невозможно! должно быть иначе -
Согласен под старость стать мерин и сив,
Но боже избавь меня сделаться клячей!
devil
5
Средний рейтинг: 5 (2)
Аватар пользователя Оксана Кар
На При©тани

Хорошо получилось. Реально смешная пародь.

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя Solstralen
Вышедши

yessmiley

Сегодня уже ничему удивляться не стОит:

И мерин становится клячей, конец - не преграда.

Ведь мода другая, и время ужасно другое - 

По миру трансгендерно-гордо идут гей-парады.

 

Однако, если вы о кляче, то слово "кляча" употребляется безотноситьльно к полу. 

 

 

 

5
Средний рейтинг: 5 (2)

1.2 Слово
"В начале было Слово."
Евангелие от Иоанна

Вначале было слово. А потом –
печальный сад, тропа, казённый дом
с решётками, прибитыми на окна,
где время останавливало бег,
где мальчик-часовой курил «Казбек»,
а ночь сплетала дымные волокна.

* * * *

За то, что часовой курил "Казбек",
Устав* и все инструкции нарушив,
Вождь-ирод к наказанию прибег
И вытряс из мальца бычки и душу.

* Устав караульной службы ВС РФ

5
Средний рейтинг: 5 (4)
Аватар пользователя Solstralen
Вышедши

Карабасыч, это - гениально. laugh

5
Средний рейтинг: 5 (2)

2.2 Твой дом

«Путь в тысячу ли начинается с первого шага»
Лао-Цзы

Твой новый дом пока не очень твой,
Когда заносишь пледы и бокалы,
И в первом шаге от ворот устало
Ступня соприкасается с травой.

Чужой сосед ещё не подобрел,
Приблудный пёс бежать к тебе боится.
И смотрят на тебя скупые лица
Из тени увядающих шпалер.

То ключ в ладони хочешь покрутить,
То подойти к орешням незнакомым.
Ещё не признавая дома домом,
Не смахиваешь тонких паутин.

Всё впереди. Останетесь одни,
Сплетёшься корнем с ветхой облепихой,
И станешь слушать утром – тихим, тихим –
В щербинах дома тающие дни.

* * * *

Твой новый дом пока не очень твой,
Но вскоре станет твой и даже очень -
Бокалы с пледом внесены домой!
(На кресло, видно, не хватило мочи).

Соседи, словно чувствуя беду,
Хранят в тиши свои скупые лица:
Мол, чужакам здесь хрен что подадут -
От жадности им проще удавиться!

Тусовка местных шелудивых псов
На улице своё проводит пати,
Решая - новичок кормить готов?
И, если не готов, - то чем заплатит?

Взгрустнул и покосился старый дом,
Не смея чувства выразить открыто,
Шербинами покрылся, но потом
Умело скрыл их в пятнах целлюлита.

5
Средний рейтинг: 5 (2)
Аватар пользователя Solstralen
Вышедши

Зачётная пародька, Карабасыч! yessmiley

 

5
Средний рейтинг: 5 (1)

1.1 Сила слова
"В начале было Слово."
Евангелие от Иоанна

Ну, а Слово вольной птицей
Пролетая всякий раз
Вынуждало мир дивиться:
"Шозанах*?!" и "Васисдас?!

* * * *

Я этот стих вертел со всех сторон
И автору скажу, без всякой лести:
- Ты "шозанах"ом распугал ворон
И ввёл в "культурный шок" эстетов местных!

5
Средний рейтинг: 5 (2)
Аватар пользователя Оксана Кар
На При©тани

Ещё как распугал. Ворона в культурном шоке)))

И не толко в культурном... И не только ворона...

 

Карабасыч, твой стишочег, да, что ты так сочувствуешь? laugh

5
Средний рейтинг: 5 (1)

Дануна! Я такие "полуматершынные", практически "на фене" не пишу! Я - выше этого!

В основе моего творчества лежат пласты кристально чистой лирики, романтическая "любофь" и  "светлое будущее"!  Стих - осуждаю! 

5
Средний рейтинг: 5 (2)
Аватар пользователя Talya_Na
Вышедши

Давайте партсобрание проведем ипоставим на вид всем невписавшимся - с феней, приблизительными рифмами, недостатком глубины, переизбытком формы и уродливым натурализмом (это я про околоплодный воды) laugh

хорошо бы еще инструкцию выпустить по итогам - как надо писать.

5
Средний рейтинг: 5 (2)
Аватар пользователя Оксана Кар
На При©тани

Наташа, это мы с Дуримарчиком шутим так - на одной волне. Не злись. Просто мы так общаемся, это у нас третий уровень. Знаешь такое

 

- Шутка номер 49

- Не, не при дамах же.

- Тогда 101?

- Люблю про тюленей!

 

Ты как-то слишком серьёзна сегодня.

Хороший стишок. Да они все хорошие. Но со своими особенностями. И это здорово. Мы тоже все разные - именно с этого и стебёмся!

 

Карабасыч, теперь я почти уверена, что про шозанах ты наваял. Кар-кар!

5
Средний рейтинг: 5 (2)

Ни здамсо! Щас своих на подмогу позову - "Орлёнок, орлёнок взлети выше солнца.... laugh

5
Средний рейтинг: 5 (1)
Аватар пользователя Solstralen
Вышедши

Каркушечка,  как ты могла такое подумать?! Разве ж я, как капитан, шозанаха пропустила бы в основной? Я ж не убивца команды, знаю, что эстеты в жюри зарежут стиш. devil

Но мне, лично, шозанах зашёл.  Прямо, крылатое выражение. laugh

5
Средний рейтинг: 5 (1)
Аватар пользователя Стадо Коров
Вышедши

хорошо бы еще инструкцию выпустить по итогам

 

А кто тут что когда-нибудь говорил про "инструкции"? Люди (а также птицы, коровы и тп) высказывают свое мнение. Или это дозволено тока избранным? *))

 

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя Talya_Na
Вышедши

Не, не, я - без претензий, не надо меня к избранным засовывать :) я в курсе, что в сетературной среде - мнение = стеб. Все ок yes 

0
Оценок пока нет
Вышедши

И заметь  - это мы ещё не оборзевали в этот раз, а так, по зёрнышкам... А бывало-то - ухххх devil

 

Так что по факту всё очень лайтово... пока wink

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя Пересмешница
Вышедши

И очень жаль. Ых... были времена вы хороводы около каждого стиха водили crying

0
Оценок пока нет
Вышедши

Ничё, всё ещё будет yes

А пока так, скромненько, лезгинка в одно лицо devil

0
Оценок пока нет

Глоток зимы

Хрустальной капелькой во рту моём зима
заледенела и глотнуть боишься;
и терпишь....

* * * * *

Во рту - зима, в глазах - весна, капель,
А в брюках, позади - пылает лето:
Со мною вечно эта канитель -
Хожу без шапки и не в то одетый.

5
Средний рейтинг: 5 (2)

2.2 Твой дом

 

«Путь в тысячу ли начинается с первого шага»
Лао-Цзы

 

Твой новый дом пока не очень твой,
Когда заносишь пледы и бокалы,
И в первом шаге от ворот устало
Ступня соприкасается с травой.

Чужой сосед ещё не подобрел,
Приблудный пёс бежать к тебе боится.
И смотрят на тебя скупые лица
Из тени увядающих шпалер.

То ключ в ладони хочешь покрутить,
То подойти к орешням незнакомым.
Ещё не признавая дома домом,
Не смахиваешь тонких паутин.

Всё впереди. Останетесь одни,
Сплетёшься корнем с ветхой облепихой,
И станешь слушать утром – тихим, тихим –
В щербинах дома тающие дни.

* * * *

 

Плевать на кресло, плед, торшер, матрас ...

Я в жизни мест жилья сменил немало

И уверяю вас, что всякий раз 

Вносил сперва я кошку и бокалы.

Ну кошку - это ясно. Раб примет

Ей поручал обжить "гиперборею".

Вслед со скупым лицом бежал сосед -

К бокалам, прямо на ходу добрея.

winkcheeky

 

5
Средний рейтинг: 5 (4)

))) Хорошо! laugh

5
Средний рейтинг: 5 (3)
Аватар пользователя Оксана Кар
На При©тани

Скупое лицо на глазах щедрело! Класс!

5
Средний рейтинг: 5 (3)

 

Шпасибо, Карабасыч и Каркушечка. laughheart

5
Средний рейтинг: 5 (3)
Аватар пользователя Solstralen
Вышедши

Классно, Ира!yes

ЛИГА захватила пародьки! laugh

5
Средний рейтинг: 5 (2)

 

Пошутить и подурачиться я люблю.laugh

Ну мы все, воспитанные Игровой, такие))  wink

Только времени не всегда хватает...

5
Средний рейтинг: 5 (3)

7.2 Бывает
«Стихотворение начинается как комок в горле.»
Роберт Фрост

Бывает – ребёнок,
бывает – выкидыш.
Это, как сможешь,
это, как напишешь.

* * * *

Я стих рожал, как баба на меже
Дитя рожает в пору сенокоса,
Казалось недалёк успех уже,
Но стих родившись, породил вопросы.

Вокруг него собрался весь хурал
Отцов семейств, маститых, многодетных -
Никто из них ребёнком не признал
Мой стих, в обрывки рифмы неодетый.

Гадали: - Кто он? Девочка? Пацан?
И пялились бессовестно в промежность,
В надежде щель сыскать там ...или кран -
Короче, половую принадлёжность.

Я от картины этой сник и скис. -
Как можно? Так с мальцом? Не аккуратно?!
И порешил - рожу стишок обратно:
Мир не готов принять его на "Бис!"

5
Средний рейтинг: 5 (5)

а у меня уже гoтoвый  старенький экспрoмт на эту тему есть: laugh

 

Как же я вдруг умудрилась,
Блуда зуд не одолев,
Сохранить в себе невинность,
Принеся вам в подоле

Не мышонка, не лягушку,
А стишков – слепых «котят»!
Вон сюжеты, словно ушки,
Так смешно из них торчат!

В вечном поиске чего-то
Наблудила – понесла...
Токсикоз – мигрень со рвотой –
Невесёлые дела!

Ох, стихи - не то, что проза!
Роды – это ж вам не пшик,
Будто вытащить занозу!
Но какие «малыши»!..

Посмотрите: что ни строчка –
Славный, крепенький бутуз!
Ах, стишки – сынки и дочки –
Мыслей с чувствами союз!

Bo дела!.. На радость (?) миру
Нарожав их целый «взвод»,
Всех беспечно тётя Ира
Добрым людям раздаёт...

angeldevil

5
Средний рейтинг: 5 (5)
Аватар пользователя Solstralen
Вышедши

Классное какое стихо!  Вот, тоже о родах, но как деликатно и мило. yes

5
Средний рейтинг: 5 (2)
Аватар пользователя Solstralen
Вышедши

Жжёшь, Карабасыч! Браво!yes

 

5
Средний рейтинг: 5 (1)
Аватар пользователя Оксана Кар
На При©тани

Как симпатично вышло!

5
Средний рейтинг: 5 (1)

13.6 Начало

«Я умер в семь утра. Надо же с чего-то начинать день.»
Франко Арминио

Я умер в семь утра, об этом не сказав
ни близким, ни коту, ни вешалке в прихожей.
Я умер, наконец, отбросив тормоза,
и радость ощутил меняющейся кожей.

* * * * *
Я умер где-то в семь, к началу дня поближе,
Что в голову взбрело? Я вспомнить не берусь.
Отбросил просто так коньки, скейтборд и лыжи
И прочий инвентарь, как мне ненужный груз.

Теперь, как лимузин в музее автохлама,
Спокойненько пылюсь, накрытый простынёй.
Мне побоку теперь все жизненные драмы -
Поставлен на "ручник" - я стал "невыездной".

5
Средний рейтинг: 5 (3)
Аватар пользователя Solstralen
Вышедши

Хорошая пародия, Карабасыч!yes

5
Средний рейтинг: 5 (1)

А здесь тоже "голосовалка" будет?

Или подсчёт по "звездочкам" состоится?  

0
Оценок пока нет

Будет, но в самом конце. А пока можно звезды с неба хватать.

smiley

5
Средний рейтинг: 5 (1)
Вышедши

5.2       Унеси

Спаси меня, родная. Унеси
Туда, где лес и в речке караси,
А над обрывом ласточкины гнёзда.
Где нет мышей, клещей и комаров.
Где на лугу гуляют семь коров,
А по ночам они глядят на звёзды.

********
Бери меня, родная, и тащи
Туда, где дружат клЕщи и клещИ,
Где каждую гвоздику любит гвоздик.
Где к пиву много вяленых лещей,
К парного мясу свежих овощей,
Где по ночам не спят, считают звёзды.
.
Не те, что над обрывом вдалеке,
А те, что рядом, здесь, на коньяке.
 

5
Средний рейтинг: 5 (5)

5.3. Голубика

Может – есть, может – нет,

Этот мир, затуманенно-тонкий,

Где лиловый рассвет

Приголубит порой голубёнка...

 

Мне так важно считать,

Что в какой-то фантазии дикой

Ты закуришь опять,

Собирая в ладонь голубику,

Что плющами увит

Тихий дом, где живой ты, как прежде.

Дело, нет, не в любви,

А в безумной щемящей надежде.

 

Там зима не долга –

Пробежится позёмкой, и вскоре

Упадёт на луга

Опьяневший от солнца цикорий.

Там бескраен покой,

И не помня, ты был или не был,

Ты мечтой голубой

В голубом растворяешься небе.

 

Может – есть, может – нет,

Или тени в пыли придорожной

Заплетаются в бред...

Но иначе прожить невозможно.

*********************************************

Костяника

 

Здесь, на небе, мне тоже случается нервно:

То осадки, то ветер, то вижу опять:

Ненаглядная вышла с лукошком. Наверно,

На пленэр костянику пошла собирать.

 

Или просто с лукошком развеяться хочет,

Без лукошек у женщин – гульба- не гульба.

Только слышу: она заклинаньем  бормочет:

- Мой плющёночек  нежный, найду я тебя!

Отыщу, посажу в светло-серый горшочек

(Почему не в зелёный? Да Бог знает их…)

Будешь всё оплетать нескончаемой ночью:

И  меня, и барак, чтоб от сих и  до сих.  

 

Я при жизни-то был чудаком и скотиной,

А теперь так ваще – беззастенчиво груб.

Я кричу ей:

- Опомнись, ну ёп твою, Зина!

Да какие плющи… глянь, вокруг –  Итуруп!

 

Тут рассветы – с овчинку, волчарами люты,

Тут болота, туман, покаянье и мрак.

И, ваще, набегут щас к тебе итурупы,

Костянику давай, собирай –  и в барак!

 

Костяника, она от всего: словоблуда,

дислексичных запоров, морфемной цинги.

Да, я умер, во сне закурив, но отсюда

Оплету, обоймУ, вот и все не долги.

 

 

4.6
Средний рейтинг: 4.6 (5)
Аватар пользователя Тень Ветра
Вышедши

Неплохо, Александр)

 

5
Средний рейтинг: 5 (1)

Дебют и разовая акция:) пародии - отвратительный жанр) 

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя Пересмешница
Вышедши

Почему? Вполне себе жанр, но не все их, (пародии то бишь), писать умеют хорошо. Коровки умеют наши) Они на них, можно сказать, не одну собаку загрызли) Хоть и травоядные в свободное от пародий время))

0
Оценок пока нет

Каровки умеют, не поспоришь:) 

Но  настаиваю - отвратительный жанр,  хуже критики - стервятнический:) 

0
Оценок пока нет
Аватар пользователя Оксана Кар
На При©тани

Отличная пародия, Александр. Браво!

И необидная совсем, кмк...

5
Средний рейтинг: 5 (1)

Конечно, обидная) это я разозлился, что дракону уступил, а так бы медалька - моя!:) 

5
Средний рейтинг: 5 (1)

Страницы

randomness