... зона повышенного творческого риска *)

Приговор Владимира Дубровина

Владимир Дубровин
Ссылка на авторскую страницу:
http://stihi.ru/avtor/z3apa3a

Участвовал/побеждал в конкурсах на площадках stihi.ru, grafomanov.net, litcult.ru, но редко куда-то вылажу. Вроде бы еще числюсь в редакторах Психоделики. В свободное от ничегонеделания время руковожу подразделением крупной интернет-компании. 

 

жанр 1

жанр 2

жанр 3

жанр 4

жанр 5

 

Комментарии

Жанр "Городская лирика"

1-10. Инкубатор города     1 балл
Иванневиноватый – команда «Пернатые Акулы»
 

Ваш город городил меня из свай,
железных строп, прихваченных озонной
дугой мгновенной. Взяв моё из сора,
набором ребер ставил по местам

в пять сотен женщин - пробовал и мял,
ласкал, не опуская руки-стрелы.
Я рос, мужал, и наконец созрел, и
упал с пеленок крана - вот он я!

Отмеренный цехами от и до,
пропитан, словно потом, сизой гарью.
Лицо мое - страдающая харя:
я - важный круглосуточный завод.

Натужно выдыхаю смрадный дым,
по узким рельсам в чрево вам толкаю
мой мавневровый: он свистком восславил
рожденье дня, отбросив ложный стыд.

Варите же в кастрюлях часть меня
и лейте в горла мне тарелки супа.
Отдайтесь сострадательно и скупо:
еду поел - готов осеменять.

Бреду стадами ряженных горилл
по тесным жерлам подноготья улиц.
в кармане коленвал несу, сутулясь -
Ваш, плоть от плоти - вас приговорил.

Вы прячете по кухням свой живот:
котел набухший, нужный до зарезу
и вам, и мне. Пусть город в тыщи лезвий
распорет снова вас - и оживет,

пока вы кость бросаете в оркестр,
который всех восславит после смерти.
Работая, готовлю шанс - омерту,
рыгая новых ребер частый лес.

Не понял о чем это, даже соответствие тематике оценивать не берусь.
 

1-14. В нашем городе   2 балла
Татьяна Голикова – команда «Сельпо»
 

В этих каменных джунглях мы вместе, бок о бок, годами.
Из окна видно всем: крутят вьюги вальсок снежно-белый,
Барабанят стаккато дожди по пластмассовой раме,
Детский пальчик прижался к стеклу, что-то чертит несмело.

Подросли, как могли, за стеклом стебельки-невелички;
Это, нежась под лампой, о Солнце мечтает рассада.
Зацветает российская сакура - яблонька-дичка.
Горка, брусья, турник, - горожанину много ли надо?..

Впрочем, нет совершенства в природе, точнее – в народе.
Недостаток тепла, и сердечности также нехватка...
Миллион горожан ищут счастья в чужом огороде.
По мощеным дорожкам бегут от себя без оглядки.

Все же сердце согреть даже гордый когда-то захочет.
Но на страже избитые истины, фразы расхожие.
Пусть мы очень похожи, попавши в разряд одиночек,
Опускаем глаза: «Осторожно! Случайный ПРО-ХО-ЖИЙ»

Ну, не будем грустить, всем на радость звенят свиристели.
Толстяков-снегирей на засохшей сирени видали.
Столько глаз, улыбаясь, меж башен-домов разглядели:
Возвращаются птицы домой из немыслимой дали!

Отдельные фразы с кучей штампов, которые и друг за друга-то не цепляются, за меня, как читателя – тем более.
 

1-15. Дворы Капеллы   7 баллов
Наринэ Карапетян – команда «Филеас Фогг»
 

Огни живые святого Эльма
Дворы Капеллы преобразят:
сместилось время, сорвало клеммы…
Мы на Желябова. Ленинград.

Промозгло. Тускло. И заскорузло
от крошки льдистой мое пальто.
Проход под аркой поземкой устлан –
Меня ты держишь под локоток.

Незряче, немо сомкнулись стены.
Лоскут небесный в тисках зажат.
В фонарной гемме скрестились тени
и молча режутся на ножах.

Растаял след мой. Как обруч медный,
легла на ребра рука – тверда –
и стекла окон поплыли креном…
Ох, и колючая борода!

Смотри, в Капелле огни феерий
горят. Ах, если попасть могли б,
забыв тревоги, вернув потери,
в миры, где судьбы вершит Делиб.

Идем неспешно, но эхом зычным,
сметая вал вековых границ,
нас провожает тот симметричный
год из девяток и единиц.

Дома отпрянули. Гладь лагуны
Дворцовой площади. Ночь близка.
Лишь чёток ангел в сиянье лунном
Александрийского маяка.

О том, что вскоре сей столп державный
на две неправды разделит нас,
ох, как провидчески и надсадно
хрипатой трелью тоскует сакс.

_______
Дворы Капеллы в Санкт-Петербурге – цепь сквозных дворов-колодцев, ведущих от Б. Конюшенной улицы (бывшей Желябова) до Академической Капеллы и Дворцовой площади. Из глухих и неустроенных их не так давно превратили в туристическую зону с кафе, отелями и т.д..

Интересное стихотворение, хороший звук, авторские реплики устанавливают отношения между автором и читателем, оживляют текст.
Поставил бы 8, если бы не мелкие огрехи к концу – сбой цезуры в предпоследнем катрене, слабая рифма в последней строфе.
Больше бы не поставил – все-таки только звук, ритм и отдельные образы – это скучно.
 

1-16. Утреннее. (из позапрошлой жизни)   1 балл
Виктор Вороненко – команда «КПД» (Комитет По Дритатулям)
 

Первые утренние трамваи
Хватаются за провода
Железными пальцами.
Город потягивается,
Зевает,
Переворачивается туда-сюда,
Наконец окончательно
Просыпается.
Открывает глаза,
Спускает ноги с дивана,
Встаёт,
Почёсывая зад,
Идёт в ванную,
Совершать утренний туалет…
Выстроенные,
Как для парада-алле,
Дворники, с мётлами на плечах,
Идут наводить марафет
Во дворах и улочках.
Распахиваются двери кафе
И булочных,
Приглашая на утренний чай
(кстати, у нас – самые
вкусные в мире блины).
На газонах собачки
Выгуливают старушек…

И ещё два месяца
до войны.
И город пока ещё
Не разрушен.

Не вижу ни лирики, ни техники. Вижу только неумелую и неуместную попытку манипулировать читателем в конце.
 

1-17. На Мартовской улице   3 балла
Жиль де Ре (Семён Гонсалес) – команда «Черная метка»
 

На Мартовской улице пыльно и шумно,
На Мартовской улице скучный народ.
У каждой старушки подъездно-дежурной
Куча забот:

На Мартовской улице новенький дворник,
На Мартовской улице новый Джамаль.
А прошлый Джамаль был, конечно, проворней;
Сбёг, видно… жаль…

На Мартовской улице в доме четыре,
На Мартовской улице странный притон:
Видать аркаманы в шеснацтой квартире –
Им не закон!

На Мартовской улице девки гулящи,
На Мартовской улице полный разврат!
Бывали тут всяки, чужие и наши –
Кто виноват?

На Мартовской улице плох участковый,
На Мартовской улице трубы текут,
Машины паркует народ бестолковый
Там или тут.

На Мартовской улице всё неудачно,
На Мартовской улице полный бедлам…
Опять выходные – кто едет на дачу,
В гости иль храм?

На Мартовской улице вечер темнющий,
На Мартовской улице поздно уже…
Бабульки развеялись будто бы тучи –
Встретятся в шесть.

На Мартовской улице в марте прохладно,
На Мартовской улице мир непогод…
Лишь радует глаз, как шагает парадно
Мартовский кот.

Если вы что-то повторяете – то должны совершенно точно понимать зачем. Потому что даже разовое повторение должно быть оправдано.
 

1-20. *** (В морозной дымке стынет Исаакий...)   3 балла
Репин В. – команда «Коралловый риф»
 

В морозной дымке стынет Исаакий,
Искрится иней дивной красоты,
К торговцам льнут бездомные собаки,
Поджав плотней замёрзшие хвосты.

Летят по снежной набережной санки,
Свистит извозчик, Сивку горяча,
А Медный Пётр мечтает об ушанке
И тёплой шубе с царского плеча.

Ещё кокотки прячут ушки в капор,
И ночи не по-летнему длинны,
Но - праздник! И коллежский регистратор
Идёт в Коломну, к теще на блины.

А площадь веселится доупаду,
Толпится возле лавок и костров,
И ряженый с медведем пляшет рядом,
И блинный дух со сбитнем греет кровь.

Пусть ненадолго, пусть всего неделя,
Пусть после настаёт Великий Пост,
Но ныне - праздник! Так мели, Емеля,
Пляши, медведь! Ведь снова день подрос!

(винегрет с медведями, балалайкой и противоречащими деталями)
 

1-25. Вчера   7 баллов
Денис – команда «Три плюс два»
 

Битлов играет старенький баян.
Вокруг толпа молчит благоговейно.
Сегодня баянист порядком пьян
От мая и дешевого портвейна.

Ещё одна зима осталась там,
В кромешной тьме. Какая уж по счёту?..
Детдом, фазанка, свадьба и Афган,
А там десант – воздушная пехота.

Потом санбат, неладное с женой.
Она в похмельных снах пропала где-то…
Зато есть май, и солнце, и вино,
И лучшая на свете песня эта.

Баян хрипато тянет «Yesterday».
Желтеет одуванчик у дороги.
И, глядя в облака на голубей,
Блаженно улыбается безногий.

Не соответствует теме.
P.S. «какая уж» – почему не «которая»?
 

1-28. Помолюсь о тебе, горький город. Пойми… и прости!   7 баллов
Ирина Ашомко – команда «Дети Билли Бонса»
 

Здравствуй, город мой, будь же ты проклят,
храни тебя Бог!
Антон Стрижак

Здравствуй, город мой, проклятый «слугами», Богом храним!
Чертовщиною образов Босха изранен твой нимб.
И ночлежки Бугровской не стало – ушла с молотка.
А бездомных и нищих – всё больше. Такая тоска!

Миллионы твои утекают давно за бугор.
Солнце зимнее ласково гладит ледовый ковёр,
что расстелен морозом февральским по Волге – Оке.
Бродит память по улочкам грязным в беды колпаке.

Горький город! Всё глубже твоё театральное дно.
Всё страшнее и круче обрыв между явью и сном.
Возвращаться в реал мне мучительней день ото дня.
Век минувший повсюду сквозит, кандалами звеня.

Центр Поволжья, России карман… Это в прошлом твоём.
– Судьи кто? – шепчет странником ветер. Молчит окоём.
Нищета окружает дворцы, что вросли в берега.
Белой рясой ложатся на землю родную снега.

Прогуляюсь под вечер, пытаясь тревогу унять.
Может, вера вернётся в сердечную келью опять?
А надежда: и жить не живёт, и не сдохнет никак…
На распутье дорог я рассыплю бессоннице мак.

Помолюсь о тебе, горький город. И Волжский откос
покачает печально нагими ветвями берёз.
Крест, что выдан мне этой землёй, я смогу донести…
– Ты откликнись мне…

Благовест. Утро…
– Пойми… и прости!

Хорошо, складно, но пустовато – как домашнее задание. С одной стороны хорошо подобраны Нижегородские образы, но с другой – не хватает ярких, визуальных образов. Ну и чернуха – зачем ее в стихах-то описывать? «Нищета окружает дворцы» «бездомных и нищих все больше» - это пусто, ни о чем. Лучше бы персонажа ввели, или визуальный образ, который бы это состояние передал.
 

1-30. Пробежка   2 балла
Сергей Ляховой – команда «Солнце Итаки»
 

Я бегу по коже асфальтовой –
Вдоль по улице спешно тянутся
Отголоски шагов контральтовых.
Светофор, починенный в пятницу,
Мне подмигивает зелёным.
Город тих в полудрёмном мареве.
Бормотанье билборда сонное,
И глаза рекламные, карие,
Остужают горячку цейтнотную –
Путь закончен. В прорезь подъездную
Проскользну…
Этажность высотную
Монолитно-бетонно-железную
Накрывает ползущее облако,
Что Останкинской башнею вспорото.
И оно за собой тащит волоком
Тишину предрассветного города.

Шёл по улице по асфальту, видел сфетофор, вошел в монолитно-бетонно-железную этажность.
Простите, но это не поэзия. Поэзия не в составлении эпитетов через странные суффиксы, она в составлении эмоций через интересные образы.
 

1-31. Возвращение   7 баллов
С. Александров – команда «Тортуга»
 

Кто узнает о том, что пройдено?
Память тоже порой чиста,
Не осталось от малой родины
И осинового листа.
Этажами дома навьючены,
Запах гари со всех сторон,
Помелевшей реки излучину
Затянули давно в бетон.
Может плакать? Наверно, нечего,
Да и старость уже близка.
Понимаешь, годами лечена
И куда зеленей тоска.
Кто узнает о том, что помнится?
О минувшем забыть спешим,
Там, где раньше была околица,
Бесконечный поток машин.
И не мыслить уже по-прежнему,
Память, знаешь, не береста.
Не осталось от детства нежного
И осинового листа.

Технически – хорошо. Ритмично, складно. Но пусто, без ярких образов. Есть стихосложение, но нет поэзии.
 

1-33. Ночная рапсодия   6 баллов
Олеся Атланова – команда «Пентаграмма»
 

Мне нравится смотреть на сонный город,
взятый ночью под арест,
и речи заводить со звёздным сторожем –
соглядатаем с небес.

Мне нравится искать в астральных кодах
ноты для своих стихов,
под мерную тиктакность мудрых ходиков
слушать вздохи сквозняков.

Мне нравится скользить незримой тенью
мимо заспанных домов,
и ловко красть с друзьями-привиденьями
жемчуг белоснежных снов,

слетать на крышу, где гадает ворон
по науке «каббала»,
хоть знаю, он опять наврёт с три короба
про сердечные дела.

Мне нравится мой город-заключённый,
часть меня – его душа,
и я совсем не прочь, легонько чокнувшись,
выпить с ним на брудершафт.

Макну своё перо в густую темень,
буду пить ночную тишь,
теперь и мне, и даже богу времени
некуда уже спешить.

Оставит фонарям допеть их соло
пьяный ветер-меломан,
насытившись, вконец, бетонным голодом,
город спрячется в туман.

Люблю я возвращаться на восходе,
к хлопотам своим земным,
и между дел вплетать в мотив рапсодии
сто оттенков тишины.

Есть несколько удачных четверостиший, надо сократить пошлятину со штампами, а над остальным поработать.
 

1-35. Ночной трамвай   7 баллов
Ля – команда «Левиафан»
 

Из прохожих никто рассказать о себе не спешит,
в крайнем случае взглядом мазнет и прошествует мимо.
Даже в давке метро ухитряются быть нелюдимы,
словно в зимнем лесу или в летней озерной глуши.
Но бывает и так, что сплетаются выход и вход —
день рожденья виной или, может, другая причина:
у окна человек, неопрятного вида мужчина,
улыбается тонко и водку из пластика пьет.
Он увидит тебя, приподнимет бутыль и кивком:
— Будешь пить?
— Нет, спасибо, прости, но сегодня не буду.
Ты не брезгуешь, нет, одноразовой грязной посудой,
просто ночь раскачала последний трамвайный вагон.
Человек не обидится:
— Ладно, тогда закуси, —
и достанет из сумки огромную красную грушу.
Ты, единым движением стереотипы разрушив,
примешь солнечный дар и смущенно ответишь:
— Спасип.
А потом разговор:
— Понимаешь?.. — и тишина.
Ты в ответ промолчишь:
— Понимаю. Я всё понимаю.
Вы сойдете из разных дверей на конечной трамвая
и пойдете туда, где у каждого дом и жена,
где у каждого жизнь закольцована в рельсовый круг.
Что-то нужно сломать изнутри, чтобы выйти наружу.
— Что случилось? — жена вдруг увидела красную грушу.
— Ничего. Хочешь грушу? Меня угостил ею друг.

На самом деле, это стихотворение могло бы стать явным фаворитом: и стилистически ближе всего к городскому романсу и вроде бы есть все ингредиенты – персонаж, сюжет, ситуация, интересная деталь. Но как-то не сходится. Ситуация довольно надуманная, а диалоги – это просто ужас-ужас. Попробуйте их разыграть по ролям. И лучше было прямую речь оформить в строку, иначе ритм сваливается в кашу.

==============================================

Жанр "Любовная лирика"

2-5. Рождество   8 баллов
Сергей Черсков – команда «Три плюс два»
 

Рождество за окошком корчится,
Подыхает, как старый пёс.
Ничего мне уже не хочется –
Ни по шуточке, ни всерьёз.

В мёртвом небе, как на тарелочке,
Недоеденный каравай.
Отпусти к чёрту с богом, девочка,
Забывай меня, забывай.

Обознатушки-перепрятушки.
Словно сердцем на острый нож.
Я послал бы тебя по матушке,
Только знаю, что не уйдёшь.

Недоверчивая, вечерняя,
Отмолюсь ли когда-нибудь
За тяжёлое облегчение,
За бессилие обмануть.

Складно, ритмично, хорошо читается, состояние передано.
 

2-7. Фламандская драма, или Слово о родовой ветке   2 балла
Марта Журавлёва – команда «Остров Необитая»
 

Где любовь, там и суть. Вьются судьбы -
Стелют шёлк в колеи поколений
Или, строже рогож, груб и труден,
Путь кладут на костёр – из поленьев.

... ОН, проклятый, разрушил все клятвы!
Зря ли тишь алтаря их венчала?
Те слова-покрова были святы,
Пусть тюрьма даст ума, сбросив чары!

Предал преданность, ввергнул доверье
В полыханье греха - блажью блудной!
Грязью вымазал ангела перья,
"Благодарность" кошмарна, подсудна.

По обиде пусть выйдет и кара -
Только смерть круговерть успокоит!

... Но ОНА, спасена Божьим даром,
Дышит Высшим, прощая строкою:

"Неужели жестокости столько во мне,
Чтоб заставить страдать Вас от раны вдвойне?
Неужели я ненависть брошу в лицо
Мужу милому, ставшему детям отцом?
Нет такого несчастья, что выпало б Вам,
А меня обошло, не делясь пополам!
Я б и жизнью спасла Вас, сомнения нет,
Возложив на себя тяжесть выпавших бед.
Мы пред Господом связаны общей судьбой:
Вместе радости знали, разделим и боль.
Нет желанья иного теперь у меня -
Лишь бы вызволить Вас и от сердца обнять!"

Где любовь, там и свет. Лечит нежность,
Сколь бы страшно душа ни болела.
Кто со счастьем общался небрежно?
Кто был бел, словно мел - ты, Отелло?

Смерть вкушая, лишаешься жизни,
Где неверье - потеря до срока.
Цвета нет, если ветка повиснет
Без воды. Много ль проку в упрёках?

Путь к здоровью бывает и с кровью,
С болью роль – и светла, и красива.
… Ангел сел у детей в изголовье:
Ветке рода дарована сила.

-------
* - Основа стиха – реальная история, происшедшая в 16 веке во Фландрии. Юристу Яну Рубенсу угрожала смертная казнь за любовную связь с высокопоставленной особой. Его жена ценой огромных усилий (и большей части своего состояния) вызволила мужа из тюрьмы.. Через несколько лет у супругов родился сын – знаменитый художник Питер Пауль Рубенс, «король живописцев и живописец королей», человек редкостного таланта и душевного благородства.

Не заметил в стихе историю.
 

2-13. *** (Так вяжут рот незрелые плоды…)   2 балла
Ольга Харапавлу – команда «Культовые Авторы»
 

***
Так вяжут рот незрелые плоды,
Так твоё имя – терпко, слишком кисло
На языке.
Без мысли и без смысла
Плетутся дни.

Засушенным среди
Листов шуршащих плакать о любви
И остаётся.
Мы почти бесцветны,
Мы призрачно-прозрачны, как рассветы
Начала марта.

Наживо привит
Внутри меня твой оттиск.
Что должно
Гореть и греть, неотвратимо тлеет,
Змеится дымом.
Горше и кислее
Моим губам.

Оборотись спиной,
Дай мне опомниться.

«кончик языка совершает путь в три шажка вниз по нёбу» - вот это гораздо точнее и поэтичней, хотя это – проза.
 

2-30. Забыла   7 баллов
Daugava – команда «Сельпо»
 

Она забыла, знаешь, она забыла,
Что быть могло, а тем более - то, что было,
Тебя любила, и сыновей качала,
Ждала у причала. Забыла и как - встречала.
Сверкает солнце. Тает узорный иней.
Трудней всего забывала, как ты - с другими...
Сумела. Любой стакан - и пустой, и полный.
Скажи, как вышло, что ты - продолжаешь помнить?....
Сумела. И ни копейки не попросила…
Скажи, как вышло, что ты позабыть не в силах?

Не то, чтобы шедевр – но осмысленно, без воды и пошлости.
 

2-35. В плену комнат   4 балла
Дмитрий Шорскин – команда «Филеас Фогг»
 

«Собака лает – караван идёт…»

Дышу часто,
Ох, мой милый,
Тебе счастье,
А мне – мимо…

Как две куклы
В плену комнат.
Держал руку,
Глаза – томны.

С колен, тихо,
Сказал: «Татка,
Бросай психа,
Я – муж так-то...»

Молчал, думал,
Глядел на пол.
Кричал: «Дура!»,
Потом плакал.

Ходил-мерил
Вокруг-рядом,
Как тот мерин:
«Молчишь?! Ладно!»

Виски сжал и
Сказал колко:
«Отдать жалко,
Ты – как пойло!»

Спиной встала,
Закрыв двери.
Сейчас жалок,
А был – зверем!

И что дальше?
А кто знает...
Дышу чаще,
Пусть пёс лает.

Ожидал большего от любовной лирики :(

==============================================

Жанр "Мистическая лирика"

3-1. Ожидание   2 балла
Галина Пиастро – команда «Пентаграмма»
 

Он является часто, возникнув из недр «ниоткуда».
Я ему подчиняюсь, сразу меркну, изысканный сноб.
Взгляд его – если есть он – холодною дымкой окутан.
Ощущенье: порыв сквозняка – и мгновенный озноб.

Ход часов не нарушен, ничто не меняется внешне:
Нет предчувствия встречи или видимых глазу причин.
Только голос повис – если есть он – бесцветный, нездешний,
мне б услышать его: ведь, должно быть, он глухо звучит.

Показалось: контакт – наши пульсы ведут перестуки –
Нет, почудилось: сердце, болью охнув, раздрызгало ритм.
Голограмма-кристалл: связка жестов в одном из поступков
– стародавних иль близких – вдали безмятежно парит.

Иногда я – участник размытых немых эпизодов:
Антураж в мизансценах передвинут вперёд на года…
Этих слайдов намёк – то, что будет – в грядущее зондом,
Но, что должен понять я, учесть, предпринять, разгадать…

Чувство странное: он – я и есть, безвозвратно ушедший
в сонм небытий сквозь цепи – мне не ведомых – будущих лет.
И какой срок оплачен был щедрой судьбой-казначейшей –
Тридцать лет протекло, как по жизни мой тянется след.

Вперемешку намёки на беды, удачи ли, крахи –
Их размеры и сути не могу распознать наперёд.
Ожидание – казнь гильотиной нависшего страха,
Что сравнялся наш возраст – срок вышел – и он не придёт.

Не понял о чем.
 

3-4. *** (Не обвенчана. Опрометчиво...)   6 баллов
Rewsky – команда «Русалки Ревского»
 

Не обвенчана. Опрометчиво
в самой чёрной твоей
ночи
появляется белая женщина,
появляется и молчит.
Собирается, растворяется,
острым пламенем ночь горит…

..Говорит, что с тобой прощается,
и рыдает, и говорит…
Возвращаясь от случая к случаю,
в гулкой полночи дверь найдя,
безразмерно себя измучает…

Убивая в тебе - тебя.

Но попадания в тему не вижу.
 

3-6. Остров потерянных душ   3 балла
Елена Севрюгина – команда «Дети Билли Бонса»
 

От берега жизни отчалить непросто,
Когда и в раю, и в аду неудел –
А где-то есть остров – мистический остров
Потерянных душ и безликих людей.

Закрытый от мира железной оградой,
Он служит чистилищем – вечной тюрьмой
Для тех, кто отчаялся в поиске правды,
Кто выбрать не смог между светом и тьмой!

О, как же нас много – отчаянно много –
Влачащих свой быт от утра до утра,
Ни дьяволу больше не нужных, ни Богу,
Не знающих смысла ни зла, ни добра...

На главный вопрос не нашедших ответа,
Земле не оставивших даже имён!
Чьи серые судьбы отправятся в Лету,
Чьим душам страдать до скончанья времён!

Прожить без волнений, без боли, без риска,
Казалось бы, проще! Не правда ли? Но
Мистический остров – он рядом, он близко,
В тени затаился и ждёт нас давно…

Он каждую ночь посылает нам знаки!
Вы видите? Ведьмы на шабаш спешат,
Из мрачных могил восстают вурдалаки,
Чтоб землю с горячею кровью смешать!

Вы слышите? Демоны хором нестройным
Поют апокалипсис грешной Земле
И сверху срываются чёртовым роем,
Взрывая заслоны космических лет!

Из звёздных галактик не мчатся джедаи,
Чтоб выкрикнуть каждому: Мир нездоров!
Отныне на остров-тюрьму попадает
Не каждый десятый, а каждый второй!

Когда нас сожрут равнодушия монстры
И жизни останки под воду уйдут,
Весь мир превратится в мистический остров
Безликих людей и потерянных душ!

Напугать или удивить могут только детали
 

3-20. Час быка   2 балла
Чёрная Талава – команда «КТВС»
 

Книга. Чашка кофе. Сигареты. На душе тоскливо, не до снов.
Лик Селены хмурится в просветах океана серых облаков.
Ветер за окном, лютуя, злится. В голове из мыслей круговерть.
Стрелки на позиции два тридцать - час, когда хозяйничает Смерть.
Свет погас внезапно, как в романе. За окном насупилась луна.
Призраком расплывчато-туманным появился кто-то у окна
И растаял дымом сигареты, собственным инферно наградив…
Мрак, смягчённый тусклым лунным светом, обернулся тяжестью в груди.
Сердцу неуютно за грудиной. Рваный пульс по венам зачастил.
Стынет кровь. И в тишине гостиной пролетело шелестом: «Прости…»
«Призраки» Паланика на полке - триллер совершенно ни при чём.
Боль на вдохе колется иголкой. В горле ком. Ладоням горячо.

Звёзды вдруг сложились в пентаграмму, разум поглощая «в никуда»…
В час Быка устало сердце мамы
и остановилось навсегда…

Начало хорошее, хотел поставить высокую оценку, но в конце настолько явная попытка манипуляции читателем за счет суггестивного штампа, что единственный вопрос – зачем вы это написали. А если действительно писали для себя – то зачем публикуете.

==============================================

Жанр "Философская лирика"

4-1. Немного брезгливо   2 балла
Иннокентий – команда «Сельпо»
 

Нечастый лесок, распахнись для открытий!
Премудрости глупы и латы малы ...
- Скажите, а что Вы здесь долго стоите?
Здесь внуки не Ваши, а бабушки - злы.

- Я, честного запаха, странного вида
И хитрой от хилости тонкой души,
С копьём, со щитом, с костылём инвалида
К вам в гости - флюиды у вас хороши.

- Есть люди-обновки и люди-обноски,
А есть и не впору при всякой поре.
Вот Вы - несерьёзны и шутите плоско
И слишком заметны в не Вашем дворе.

- Беззубые классики это умели -
Мусолить теории лишних людей ...
- Теории! Тоже! Всё просто на деле.
Любой человек - Вы вдвойне - лицедей.

Идите себе и подальше ищите
Сюжеты своих мелодрам, интриган!

Набит чем ни попадя тряпочный витязь в картонных доспехах смешит балаган.

Не понял о чем.
 

4-4. Аксонометрия*   2 балла
Папа Стервятник – команда «Тортуга»
 

3.
Ни веры, ни символа, ни аллегорий, ни гения,
Уже не найти там, где небо щекочет морю
Довольное брюхо. По игрек оси без сомнения
У первого семь, у второго четыре деления.
А то, что меж ними, согласно закону старения
Стирается в пыль-порошок и дурачит горе.

2.
Кричит с горизонта: - Стоишь на краю, а-ну
Держись-ка подальше от пропасти, можешь упасть!
В глазах поколений, назло или на смех слону
По имени Авторитет, слоник Чудо разинет пасть
И выпустит млечный путь, а точней слюну.

1.
А небо и море играются в салочки и поддавки,
Не видя в упор безрассудство электрометелицы,
Для них она сущий пустяк, мелочевка, безделица,
Которую в толк не возьмут ни учёные, ни дураки.

*Аксонометрия - способ наглядного представления трёхмерной формы.

Тоже не возьму в толк

==============================================

Жанр "Юмористические стихи"

5-35. О виртуальной любви   7 баллов
Китайчонок Ли – команда «Штормовое предупреждение»
 

Во всех реальных дамочках вконец разочарованный,
но в чудо всё же верящий электрик Константин
в домашних тёплых тапочках вступил на путь рискованный,
решив в Сети (а где ещё?) любовь свою найти.

На сайте респектабельном создал аккаунт, в розочках,
но пребывал в исканиях минуты эдак три:
увидел взгляд мечтательный над розовою кофточкой,
и – будто замыкание. Короткое. Внутри.

Поставив лайков триста ей на сэлфи в разных ракурсах,
полста – на снимки котиков и фото пирогов,
наш Константин неистовый направился в атаку сам –
пленять Любовь экзотикой. При помощи стихов.

На сайте поэтическом открыв верхушку рейтинга,
он быстренько скопировал отборный мадригал –
такой весь романтический: в нём сердце билось вдребезги!
В нём ангел бился крыльями! И в нём же их ломал.

Там было всё таинственно: горел огонь в камине, и
слезились свечи вечностью, прозрачный воск струя...
С намёком недвусмысленным бросали тени длинные
скрещённые конечности на млечность бытия...
….......................................
Филолог по профессии Любовь Петровна Хромова,
на крестик справа кликает, вздохнув чуть слышно: «...ма-а-ать!»
И с мыслью, как повесить ей большую люстру новую,
уходит в Сеть великую. Электрика искать.

Вообще-то стихи про стихи не люблю, но уж очень жизненно получилось.

0
Оценок пока нет
Свидетельство о публикации №: 
4603