... зона повышенного творческого риска *)

Виталий Брот

Виталий Брот
Ссылка на авторскую страницу:
http://litset.ru/index/8-593

Финансовый аналитик. Родом с(из) Украины (Мариуполь), сейчас проживаю в Казахстане (Костанай). Образование ничего общего с филологией не имеет - политехнический институт в чистом виде) А поэзия - всего лишь хобби. Которое со временем превратило меня из заурядного оценщика чужих стихотворений в самого настоящего их ценителя. Надеюсь, что профессионального)
 


От ведущих: Из-за очень большого объема информации нам пришлось очень многое представить через файлы и "картинки".
Имена авторов и названия команд добавлены ведущими (жюри работало с анонимным файлом).

Оригинальный файл судейства: https://www.dropbox.com/s....rot.doc

Файл с комментариями: https://www.dropbox.com/s/73esc6mgwpgfs7a/Obzor_Vitalij_Brot.doc

Оценки по 1 теме (цитаты – Б. Пастернак):
1-1:1-30     1-31:1-55:

Оценки по 2 теме (цитаты – А. Блок):
2-1:2-30     2-31:2-65:

 

===================================================================

первая часть: эта публикация

вторая часть: http://litset.ru/publ/34-1-0-17362

===================================================================

Комментарии

На этот раз увертюру заменят три не самых объективных чарта.
Просто для разогрева)

Стихи, удостоенные персонального бонуса за надлежащую концовку:

1-9. В лето
1-20. Да просто ты без памяти любила
1-28. Проснулся зимним вечером очаг
1-29. Сквозь время и сквозь сад
1-36. Волшебные часы
1-47. Явление
2-3. Добрый ночер
2-9. Оранжевый солдатик
2-10. Провинция
2-20. Алкотерапия
2-32. У окна
2-43. Дежавю
2-45. За час до рассвета
2-55. Обрывки ломки
2-60. Зеркало

Рифмы, заставившие развести руками:

форточек – крёстные (1-1. Усталое)
началом – обещаний (1-1. Усталое)
богу – природу (1-13. Изгнанники)
унисон – чернозём (1-13. Изгнанники)
берега́ – волна (1-13. Изгнанники)
вдруг – сух (1-29. Сквозь время и сквозь сад)
стульях – куклы (1-36. Волшебные часы)
чернилен – спортивный (1-40. Пробуждение)
вагон – тайком (1-42. Вагон)
призывов – убила (1-44. Менталитет)
качает – необитаем (1-48. Всё неизменно)
лета – лужах (1-51. Так плачет сердце)
пьяной – снова (1-51. Так плачет сердце)
весну – году (1-53. Последний снег)
даль – красота (1-54. Ночная рыбалка)
боль – водопой (2-8. Степное)
темнота – вот он я (2-11. Дружинник Вешних Перемен)
экаге (ЭКГ) – перемен (2-11. Дружинник Вешних Перемен)
поцелуй-рубль-стул (2-15. A.t.w.a.)
мольбе – вполне (2-23. Крестики – нолики)
опередив – улетим (2-38. Сегодня)
плакала – са́хара (2-39. Салат)
скрипом – тихо (2-52. К чему)
нелегко – прилегло (2-53. Подкидыш)

Произведения, в которых заданные строки выглядят наиболее органично:

1-11. Сезонное обострение
1-12. Хрут
1-20. Да просто ты без памяти любила
1-28. Проснулся зимним вечером очаг
1-29. Сквозь время и сквозь сад
1-32. Обряд
1-33. Двадцать восьмое января
1-36. Волшебные часы
1-44. Менталитет
1-45. Аквариум
1-47. Явление
1-48. Всё неизменно
2-6. Восхождение
2-10. Провинция
2-29. Беседа на отвлечённые темы
2-30. Полёт с дымком
2-35. Разговор
2-39. Салат
2-45. За час до рассвета
2-46. Тропиночка
2-58. Чахоточная

А теперь – о впечатлениях.

1-20. Да просто ты без памяти любила   9 баллов
Чёрная Талава – команда «КТВС» (Клуб тёти Вали Сидоровой)
 

Твоя судьба бредёт ступенькой ниже, отсчитывая слепо этажи,
Туда, где боль на ниточку нанижет в осколки расколовшуюся жизнь.
Не замечаешь за окном погоды - больничный дух смертельно ядовит:
Ты ходишь каждый день, почти полгода, к любимому, что ждёт в палате ВИП.
Грустишь, что в этой жизни счастлив кто-то… а он счастливой сделать не успел,
Когда сменил спортивную «тойоту» на трубки аппарата ИВЛ*.
Сначала ты хотела с богом спорить, пытаясь воспротивиться судьбе,
Но каждый раз с кривой на мониторе спускалось сердце на руку к тебе.

Сейчас привычны кардиоузоры и вена с одноразовой иглой.
Тоскливый взгляд пройдётся по прибору… а шнур, как продолжение кривой,
Сознание поделит на две части: на «до» и «после». Выдернув иглу,
Поцеловав безвольное запястье, роман своей любви читаешь вслух,
А он молчит. В палате звуки – редкость. Любимый существует. Не живёт…
Обрезав нитки у марионетки, сломал игрушку Главный Кукловод,
Чей скорбный взгляд встречает нас у входа, и он же провожает в мир иной…
Надежды нет, прошло почти полгода. Реальна явь. Фантастика – в кино.

Больничная кушетка всхлипнет тяжко - ты даже не пытаешься уснуть,
Душа бездомной и больной дворняжкой тоскливо завывает на луну.
Сдавая столь мучительный экзамен, представишь не сложившуюся жизнь,
С последним поцелуем и слезами любимый образ в память отложив.

………..
В палате стало тихо и уныло, казалось, даже мир вокруг уснул.
Да просто ты без памяти любила,
Поэтому и выдернула шнур…

===========================

* - ИВЛ – искусственная вентиляция лёгких

Не могу отделаться от ощущения, что ЛГ явно превысила данные ей Кукловодом полномочия. Во-первых, потому что без какого-либо намёка на предварительное согласование с доктором выдернула шнур. Во-вторых (и в главных): а достаточный ли это срок – полгода – чтобы прибегать к такому экзотическому методу перезагрузки личной жизни, как пассивная эвтаназия? История знает и о куда более длительных периодах вегетативного существования человека. Того самого, когда «ни жив ни мёртв». Многолетних периодах. После которых «обречённого» на самом деле удавалось вернуть к жизни. Пусть и неполноценной. Пусть и приносящей массу неудобств ему и его близким. Но удавалось.

Уверен, что подобная решительность допустима только тогда, когда пациент действительно испытывает невыносимую и круглосуточную боль. Которую невозможно купировать ничем. Или хотя бы при терапевтическом цугцванге. Когда любой из назначенных препаратов только усугубляет патологический процесс. Но где об этом сказано в стихотворении? Хотя бы вскользь. Нигде.

Поэтому моя оценка - «девять».
Всего лишь.
Точнее, «всего лишь».
Но заслуженная)
 

1-28. *** (Проснулся зимним вечером очаг…)   8 баллов
Штурман рома, он же Алексей Керженевич – команда «Корабль-призрак» (Литературный портал «Замок с привидениями»)
 

Проснулся зимним вечером очаг,
Пытаясь отогреться в злую стужу.
Огонь в камине, вскоре заскучав,
Не выдержал и выскочил наружу.

Котом по спящей комнате прошёл,
Затем на стул вскарабкался картинно.
Как лед, трещал и таял кресел шелк
И растворялись в пламени гардины.

Как будто бы без малого сто лет
Огню наесться вдоволь не давали,
И пламя танцевало на столе,
А после разлеглось на покрывале.

Огонь остыл. Намаялся. Зачах.
Закончив свой разбой неудержимый,
Вернулся в отогревшийся очаг
И зафырчал довольным сизым дымом.

До огня - и то уже дошло, что обеспечить себе комфортное существование можно только после того, как создашь исключительно свой, ни с чем не сравнимый уютный мирок. А человеки как ждали милости от природы, так и будут мояхатаскрайничать в горизонте ближайших непоймискольких лет.
Аминь)

Очень симпатишное стихо. Но не в десяточку, увы. Повествовательный разрыв мешает. Между третьим и четвёртым катренами. И, как следствие, возникший на этом фоне контекстуально неуместный лексический повтор.
Вот здесь: «Огонь остыл. Намаялся. Зачах».
Думаю, автор сообразит, о чём я)
 

1-36. Волшебные часы   8 баллов
Луна Манакури – команда «Мушкетёры без Дюма» (ЛитКульт)
 

Казалось бы, оглохла тишина,
Когда сломались ходики в июле,
Откуковали, замерли, уснули.
Осиротела в комнате стена.

Напрасно домовой навзрыд рыдал,
Любовно чистил шестерни и оси,
Часы теперь показывали восемь,
Кукушка выпадала из гнезда.

Вчера ещё стихала суета,
Когда часы отстукивали полночь.
Дом оживал, потягивался сонно
И слушал сказку рыжего кота.

Его легенда длилась до восьми.
И каждой ночью на оживших стульях
Красивые фарфоровые куклы
Сидели на веранде с домовым…

Встал маятник. Исчезли чудеса.
Дом опустел: ни шороха, ни вдоха.
Но время шло, и старилось, и глохло
Уже в обычных кварцевых часах.

Вот так убьёшь однажды чьё-то время,
И час твой звёздный станет комендантским)

Хотя на самом деле автор преувеличивает - не все чудеса исчезли. Ой, не все) Вот одно из них: наконец-то появился самый настоящий эталон честности. Которых в мире днём с огнём, как известно. А корова – языком. Почему? Потому что только сломанные часы и годятся на эту всегда почётную роль. Остальные врут – что дышат. Какие-то реже, какие-то чаще. Но все)

Идея показалась хорошей. В целом. Но остались некоторые вопросы к рифмам. А также к функционалу определённых частей речи. «Легенда длилась», например. С первого взгляда можно понять, о чём речь. Но в рамках одного семантического поля двоих этих игроков видеть как-то непривычно)
 

1-39. Осенний звон   6 баллов
Матрос Эвери – (Виктор_Бойков) – команда «Союзники» (Союз писателей, ЛитО «Озарение» – Международный Союз Творческих Сил)
 

Частило небо моросью осенней,
срывая с веток жухлую листву,
горел светильник уличный, настенный
и лился в полутьме красивый звук:

расплакалась осина у забора
кровавыми слезами сентября -
стучали капли ровным перебором*
по глади лужи в круге фонаря...

Под этот звон небесного потока
(был очень убедителен звонарь)
вдруг вспомнились простые строчки Блока
про улицу, аптеку и фонарь...

*Перебор - погребальный колокольный звон

Живописно. И в то же время есть в этом какая-то недомолвка. Та, которую принято считать лишённой красноречия. Поэтому только «шесть».
 

1-44. Менталитет   8 баллов
Антонов – команда «КТВС» (Клуб тёти Вали Сидоровой)
 

Менталитет…. Как много в этом слове….
Писал поэт и призывал: «Вернём!»
Мы все росли на украинской мове,
Стирая «память с русским букварём».

И стёрли всё, от быта до науки.
Погиб поэт, который вечно прав,
А я живу и кровью мажу руки
Среди донецких, пожелтевших трав.

И нет конца сомнениям и спорам,
Как нет дороги для меня назад.
Моя страна, военным коридором
Ты завела себя в кровавый ад…

Повиснет день на паутинке веры,
И станет страшно открывать глаза…
Скажи, страна, зачем тебе химеры,
В которых мы должны быть только «за»?

Ты слишком быстро забываешь лица
Твоих солдат, которые «не зря»…
Нам за тебя, страна, пришлось умыться
Кровавыми слезами сентября,

Смывая ложь майдановских призывов.
Я напишу домой в последний раз
О том, как ты, страна, меня убила,
Как ненавижу я тебя сейчас…

…………….
Сбегут года, как ветреный мальчишка
И будет день наивен и лучист…
А в сочиненьи девочка Маришка
Напишет мелко
                          …мой отец фашист…

Спасаться от проблем мирного времени можно и с помощью войн. Традиция такая, чо. И примеров тому – масса. Будят в народе патриотизм, а просыпается зверь какой-то. Рукасто-люто-безголовый. Естественно, у него всегда найдутся аргументы в пользу такого перевоплощения. И всегда железные. Те, из которых стреляют.

Конечно, национальная культура – это хорошо. Но когда её уровень приподнимается искусственно, тут же начинает падать культура общечеловеческая. Автоматом. И утешает здесь только одно: вирус мании величия, поражающий иногда целые народы, теряет свою патогенность сразу после того, как перестают быть целыми соответствующие страны. И тоже – автоматом.

Вопрос автору:

вы уверены, что с точки зрения русского языка словосочетание «Росли на украинской мове» звучит корректно?
 

1-47. Явление   8 баллов
Китайчонок Ли – команда «Штормовое предупреждение» (Неизвестный Гений, Сообщество «Аллея Искусства»)
 

...То хохотала деланно беспечно,
то деловитый обретала тон
и губки поджимала безупречно,
почти целуя розовый айфон...
Тянулся летний день – тихонько тикал...
Тянулся в небо тонких «Vogue» дымок...
Вдруг, громкая, запнулась ты и стихла,
прервав звонок.

Ты, взглядом струйку дыма провожая,
увидела над крышами ларьков,
что в небесах от края и до края
такой простёрся веер облаков
невиданный, как будто лапой кто-то
огромной приголубил небосвод...
И на парковке паренёк в «тойоте»
разинул рот.

Запечатлеть? Не хватит объективам
возможностей технических... Но ты,
о том не помышляя, молчаливо
разглядывала шоу высоты:
одно из перьев растворялось зыбко
над домом фешенебельным твоим –
как будто в небе скорчился в улыбке
усталый мим.

...Там, у тебя, на шёлковых дорожках,
ухоженных, начищенных стократ,
скучает недоласканная кошка
и у окошка нюхает закат.
А в глубине большой холодной спальни,
за шкафом с восхитительным бельём,
гнездится одиночество печально –
твоё, твоё...

А там, откуда рос небесный веер,
за тридевять уездных городков,
жил тот, который был тобой отвергнут,
как недостойный избранных кругов.
И в этой точке дальнего пространства –
ты ощутила, глупая, любя –
вершилось счастье. Просто, без жеманства.
И без тебя.

Если счастье и свалится когда-нибудь на её голову, то параллельно обязательно травмирует чужую. Поэтому между одиночеством и косвенным нанесением тяжких телесных я бы выбрал первое) Иначе трёхкомнатная клетка со всеми удобствами может запросто превратиться в однокомнатную клетушку с тараканами вместо недолюбленной кисы и дверным глазком взамен любимого гаджета.

Зачем вообще разделять своё одиночество там, где просматривается хоть малейший риск его приумножения (вслед за этим)? А риск такой существует всегда. Особенно после воссоединения с партнёром, когда-то уже отметившимся в твоей жизни.

Мужчина – создание более чем хрестоматийное. В случае реанимации отношений главное требование у него только одно: продолжить сериал с того дубля, который был снят последним. И ни метром ранее. А дамам вечно подавай всё сначала) С первого кадра. Отсюда и миражи все эти бесконечные в виде приголубленного небосвода, и глянец концентрированной беспомощности в глазах, и т.д. и т.п.

Глупо.
Пока нас есть кому забрать из морга – мы не одиноки. А если совсем невмоготу – можно и двуличным на какое-то время стать. В том числе женщине. И лясы будет с кем поточить, и множественный оргазм после каждого первого семяизвержения не придётся имитировать)

Отдельное спасибо за финальный аккорд.
Простой.
Без жеманства.
Но со вкусом)

 
2-3. Добрый ночер   10 баллов
Ирина Корнетова – команда «Абыр» (Литсеть)
 
Чернилами растекся мрак по незнакомым переулкам.
Ни человеков, ни собак… Звучат шаги, и звуки - гулки.
Вот странный дом – как гордый слон, что укрощен и заморочен
Семейкой мраморных колонн, взмахнул ушами: «Добрый ночер!»
В глухой стене открылась дверь в нездешне-пламенное где-то,
Исторгнув лаву, вкус потерь и лихорадящее лето.
Горячий воздух дик и глух, и что-то бродит там и бредит
Настойкой старых невезух, мешая страх со вкусом меди.
Нездешний друг? Возможный враг? Дыра в реальности?.. А впрочем,
Ни человеков, ни собак... И я ответил: «Добрый ночер!»

Ещё бы не расшаркаться. Учуял, видать, что это не обычный прохожий, а чин какой-нибудь. Из мэрии. Глава комиссии по мониторингу объектов культурного наследия (например). Попробуй тут смолчи – мигом под снос угодишь) Людям в этом смысле подфартило больше. По крайней мере богатым – точно. Когда есть деньги, можно не здороваться вообще. Ни с кем. Сами подойдут, если надо. И улыбку напялят, и «Бабло пожаловать!» из себя выдавят. Дружелюбие – это не ум. После одного-двух тренингов изображается на раз.

Всегда был неравнодушен к такому сюру.
И, по-моему, это взаимно)
 

2-9. Оранжевый солдатик   10 баллов
Сергей Черсков – команда «Три плюс два» (Литсеть)
 

Опять она считает поезда –
Оранжевый солдатик в старой будке,
А с ней дежурит сутки через сутки
Железная дорожная звезда.

Опять она с темна и до темна
Внимательно следит, забыв про чайник,
Как мчится вдаль, её не замечая,
Огромная товарная страна.

Опять она сигналит на сигнал...
Опять она передвигает рельсы...
«Ах, боже мой... да что же я... а если
Уйти по ним отсюда навсегда?»

...Опять она садится у окна
И греет чай на линиях ладоней,
Пока звезда, сорвавшись, не утонет
В холодной чаше, выпитой до дна.

Та самая неповторимая сложность простоты.
В первозданном виде.
Браво)
 

2-10. Провинция   8 баллов
Ольга Хворост – команда «Русалки Ревского» (Стихи.ру, Литературно-творческая площадка «Голоса»)
 

Коптит провинция тихонечко,
нетороплива и проста...
приедешь, и до боли - хочется
начать всё с чистого листа,
вернуть/вернуться, плакать/плакаться,
просить/проситься - как? куда? -,
смотреть на старой церкви маковки,
на камышовый плюш пруда,
не торопиться, не загадывать
вперёд ни на день, ни на час,
в раю всамделишном, заМКАДовом,
пить после бани сладкий чай,
жить незатейливо и буднично
и наблюдать, как в свой придел
вдали над пылью переулочной,
зевая, ангел пролетел.

Я знаю, для кого провинция и всамделишный ад, и взаправдашный рай одновременно. Для семейных. Чем меньше городишко, тем больше свидетелей твоего адюльтера. И в то же время никакой измены при этом можно не бояться. Никому. Соседи присмотрят, когда надо (и не надо). Даже если любопытство – не самая характерная их черта.

Зевающий ангел подкупил особенно)
 

2-19. Алло   8 баллов
Кравец Евгений - капитан – команда «Тортуга» (Ты-поэт)
 

Она садится у окна… Хотя – не так:
Она сидит, а встать никак не может.
Коляска не переползёт приступок лоджии…
Уже предпринято три тысячи атак.

А вид оттуда – хоть умри! Там АТС*!
Неоновая надпись цвет меняет,
И плавится густой озон игривыми огнями,
И сумрак вероломен, как Кортес.

В ночи над зданием оранжевый шифон,
И лампы вечером пестрящие, как пончо.
(Дом-франт, с таким – на дефиле…да сломан позвоночник;
Хех… этим словом мог быть назван телефон).

Она вообразит, как делают звонки –
Сказать «люблю»; спросить «купить ли дыню?»;
По поводу и без; манипулируя родными…
Летят слова, заострены и коротки.

А в спальне – не в пример – беззвучное стекло.
За ним так верит восьмилетняя ворчунья,
В тот беглый миг, где ног, естественно, не чуя,
Взметнётся чайкой, чтоб сказать «Алло!»

*АТС – автоматическая телефонная станция

Хорошо, когда у человека есть вера. Негнущаяся такая. Бесперебойная. Но мало. Потому что необходима ещё и уверенность в ней. А с этим даже у взрослых не всё так однозначно. С одной стороны, чем безнадёжней положение, тем меньше оно вызывает тревогу. С другой, когда утрачена последняя надежда, а ты всё ещё жив – абзац явно ушёл к кому-то другому. И остаётся только грамотно сориентироваться на местности. Научившись в обволакивающей полутьме всегда усматривать доминирующий полусвет. Даже если ты незрячий. И даже если твои ограниченные возможности не считаются основанием для удовлетворения твоих повышенных потребностей.

Мысленно картинку воспроизвёл. Всю. Кроме характера ворчуньи. Потому что до сих пор был уверен, что афишировать досаду негодующим тоном с «кашей» во рту – удел того самого лукового горя (с не менее чем восьмидесятилетним стажем), а никак не лишённого пережитых обременений восьмилетнего цветка жизни)))
 

2-20. Алкотерапия   10 баллов
Ирина МелNik – команда «Абыр» (Литсеть)
 

Давай сопьёмся, город, в унисон,
не в рифму, не в строку – а в хвост и гриву!
Случайностью в болота занесён,
туманы, чаек терпишь молчаливо,
дворцами оквадратился, потух,
попал на курсы по шитью и кройке -
твой ангел нынче гамбургский петух,
под сенью крыльев прячет новостройки.

Обиделся – дворы-колодцы сжал,
скрипишь железом. Что, съезжают крыши?
Наткни сырок небес на свой кинжал
Адмиралтейской башни ржаво-рыжей.
Мой «Чижик убежалый» от тоски,
прими на грудь коктейль дождя со снегом.
Я здесь, в тебе, до гробовой доски,
Как ты во мне лубочным альтер-эго.

Закусывай, а то уйдёшь в себя,
ищи потом в аптеках и каналах.
А утром все газеты протрубят,
что город был в подпитии немалом:
запутался в названьях островов,
когда мы за Фонтанку с Охтой пили,
шары забрал у всех знакомых львов -
сорвав кресты, привинчивал на шпили.

Ну вот, ты улыбнулся... ладно, спи,
баюкай в глубине себя кварталы,
устал, поди, от алкотерапий,
мой собутыльник тристагодовалый.

Бессмысленно кривится диск Луны,
стихи фантомной болью вены режут,
февральский мир за окнами уныл.
«Достать чернил» - не плакать.
Темы те же.

Губительная это штука – общественный туалет. И дёшево вроде. И не сердито. Но до такой степени удобно, что мы вообще перестали навещать заветные уголки любимых городов и городишек. Те самые, которые – самые) Хотя с подобными алкотерапиями лучше всё-таки не частить. И тем более соблюдать дозировку. Ибо это у двуногих обычно (между собой) от любви до ненависти целый шаг. А в отношениях с городом хватит и ста лишних граммов, чтобы заехать ему мордой об асфальт)

Лыба до ушей на самом деле. И строчки в кассу, и шутка по ходу вспомнилась: «Сколько ни говори Санкт-Петербург, а московская прописка не изменится»)

Но «в хвост и в гриву» пишется именно так.
Обращаю внимание.
И никак иначе)
 

2-29. Беседа на отвлечённые темы   7 баллов
Николай Даниш – команда «Марина и джентльмены в придачу» (Литсеть)
 

Я докажу в любой дискуссии –
И априори буду прав –
В вине букет и послевкусие –
Игра оттенков зла/добра.

И мы, в процессе дегустации,
Конкретно – я и адвокат,
Оценим эти две субстанции,
На основании УК.

Искать вам, думаю, бессмысленно
По винам лучшего "спеца" -
Я – прокурор, я знаю: истина
В вине
. Конкретного лица.

Никто и не сомневается, что безнаказанно свою жизнь прожить невозможно. Однако есть такое понятие, как «чувство голода». И чем больше места оно занимает в сознании человека, тем меньше там остаётся простора для вины и стыда. При этом неважно, какой голод имеется в виду – пищевой, сексуальный или информационный. Важно другое: или ты вину свою неукоснительно заглаживаешь, или тебе придётся её добросовестно отсиживать) Третьего не дано. Вообще.

За исключением данного стиша. Тут можно реабилитироваться ещё более малой кровью: удостоить знаками препинания те места, которые этого заслуживают. Исключительно. Другого способа лишить его привкуса тиреобразной чехарды я не нахожу)))
 

2-30. Полёт с дымком   10 баллов
Клювик – команда «Коралловый риф» (Стихи.ру, Творческая мастерская «Гуси-Лебеди»)
 

Бушует пламя в русской печке, преобразуясь в лёгкий дым...
Столетний дом... Ещё не вечер, уже не день... Но где же ты?
Горячий воздух льётся в небо, и я несусь в его волне -
Куда? Конечно, прямо в небыль...
Иль это только снится мне?

А небыль - там же, где и нежить, в густом лесу, в полночный час.
Там пар болот игрив и нежен, но это летом... А сейчас
Кругом снега, уже не вечер, ещё не ночь... Бреду к сосне,
Размах которой бесконечен...
Иль это только снится мне?

На древо хвойное взбираюсь, слегка подсвеченный луной.
Со мной кикиморы играют, а может, вовсе не со мной?
Как ствол изящно перламутров! Как безрассуден мой маневр!
Уже не ночь, ещё не утро...
Иль это только снится мне?

Вкушая лешего насмешки, бросаю спиннинг в небеса,
Златую белку на орешки ловлю - и удивляюсь сам,
Прошу исполнить три желанья - она кивает, ей видней!
Она пленительно живая...
Иль это только снится мне?

И вот подхватывает ветер меня с верхушки деревца
И, прокативши по планете, нетвёрдо ставит у крыльца.
При мне бутылка "Амаретто"( пустая! ), ломтик пралине...
И ты - у печки разогретой...
Иль это тоже... снится мне?

Только после слов «бутылка «Амаретто» (пустая)» я понял, о какой «белке» идёт речь))) Поэтому ответ здесь очевиден – печка ЛГ действительно приснилась. Ибо нас даже в здравом уме и твёрдой памяти чудеса преследуют в крайне ограниченных количествах. Например, из одной мухи никогда не удаётся соорудить больше одного слона) А при алкогольной интоксикации они и вовсе стараются обходить человека стороной. На кой им лицезреть персонажа, который бутылку ещё видит, а рюмку – уже нет?

Замечание:
мне кажется, нижеследующей строке лучше придать вид не одного сложносочинённого предложения, а двух бесхитростных - повествовательного и вопросительного.

Со мной кикиморы играют, а может, вовсе не со мной?

Или оставить всё как есть, но убрать вопросительный знак.
В противном случае оно так и будет производить впечатление интонационно разбалансированного.
 

2-45. За час до рассвета   8 баллов
Алитано - Мадам Вонг – команда «MIR флибустьеров» (http://lyrik.33bru.com/)
 

Не спал совсем. В глазах усталость.
Нырял в глубь памяти до дна.
В окно недобро ухмылялась
С небес щербатая луна.

В виски стучали молоточки
Незабываемых обид.
Дом престарелых... "Как ты, дочка?!"
У старика душа болит.

А ночь все длилась. Прилипала
Гнетущей чернотой к окну.
Припомнил, как привез с вокзала
В гробу красавицу-жену.

Но думал, что дана отсрочка
От одиночества ему.
«Вы приезжайте, слышишь, дочка!
Как, не простившись, смерть приму?»

Последний раз была в апреле.
Роскошная. Как из кино.
Проездом. Вся семья в отеле.
С отцом не виделась давно.

Теперь он наболевшим сердцем
Готов принять финал такой.
И никуда уже не деться,
Важнее дочери покой!

Настанет время неизбежно...
И в кольцах узкая рука
Прощально, бережно и нежно,
Не тронет веки старика.

Давно известно: стоит положить всю свою жизнь на детей, как они тут же с удовольствием положат на вас. Когда вырастут. Поэтому грустить родителям не о чем. Сами виноваты. Куда нужнее попытаться сберечь слёзы хотя бы тех отпрысков, которые ещё не отпочковались. Если такие отпрыски существуют, конечно. Глядишь, хоть им будет что проливать на могиле таких вот отчаявшихся предков.

Концовочка просто навылет.
Но не наповал)
 

2-54. Ветреное   9 баллов
Родечка – команда «Летучие голодранцы» (Графская При©тань)
 

На пару с теплым южным ветром,
С нахальной мордою лица,
Я лихо режу километры
Внутри Бульварного кольца.

Насквозь кривые переулки
Выводят в голые сады,
Где в лужах плавают окурки
И мочат голуби зады.

Сугробы чахнут у забора,
А в небе – синь и птичий грай,
Ветвей графитные узоры,
Тепла и солнца - через край.

На ящиках, у магазина,
Сидят спинозы и динье
С повесткой: истина – едина.
Я знаю: истина в вине.

Поскольку сам почти философ
И под грибочки и «Smirnoff»
Готов «турусы на колесах»
«Катать» до третьих петухов.

Но я спешу и нет мне дела
До всяких мудростей ничуть.
Ты этим утром захотела
Подснежников - и я лечу!

Такую бы исполнительность – да в нужное русло. В то же офисное, например (а не в авантюрное). Это хорошо, когда подснежники ещё не распроданы. Или динье со спинозами не все их выдрали. Здо́рово просто. Иначе можно легко превратиться из золотой рыбки в обыкновенную рыбью кость. В горле. Которая, если и исполнит любые желания, то они никак не будут связаны с удовлетворением. Пока хирург не вмешается)

Завидую ЛГ. Мне тоже иногда хочется бросить все свои силы.
Но как можно дальше)
 

2-58. Чахоточная   10 баллов
Хафиза – команда «Летучие голодранцы» (Графская При©тань)
 

«Ангел белую девушку в дом свой унёс…»
А. Блок. Легенда.

.
Давно рассталось небо с тучами. В беседке пыль и мёртвый хмель.
В муаре воздуха тягучего завис почти уснувший шмель.
Дощатый стол в глубоких трещинах. В графине тёплая вода.
Полусидит худая женщина с потухшим взглядом в никуда.
Лицо измученное, бледное, сухи запавшие глаза.
Она бы плакала, но вредно ей - запрет строжайший дан слезам.
Вдали гудит протяжно колокол, и подголосок стонет вслед.
А на столе гранат расколотый и маков огненных букет.
Блестят кроваво зёрна яркие. Монетки-блики ловит мак -
к больным положено с подарками поярче - отступает тьма,
Черешни, смешанные с вишнями, клубничный липкий аромат -
всё это безнадёжно лишнее, скользит почти не видя взгляд.
Текут лучей июньских ниточки, как золотая канитель.
А в доме ждёт, как в клетке пыточной, температурная постель,
куда снесут её, покорную, привыкшую к своей беде.
Метаться ей ночами чёрными осталось несколько недель...
...........................................
Все тот же сад с травой немятою, забытый Богом и людьми,
И дамы лик бесцветно-матовый, как насмерть выцветший жасмин.
Струится тень по листьям лаковым при вновь родившейся луне,
такой же бледной и заплаканной...

Иль это только снится мне?

В такой ситуации надо молиться только на почерк лечащего врача. Всегда лихой и неразборчивый. Если история болезни заполнена вручную – какой-то шанс ещё остаётся. Если распечатана на принтере – пиши пропало.
В крайнем случае можно пересмотреть отношение к геометрии Земли. Просто забыть, что она круглая. И тогда безысходности не останется ничего другого, как отступить.

Хотя остроумничать тут грех, конечно.
Поэтому резюмирую коротко: всё в этой работе продумано.
Абсолютно.
И почти до мелочей)
 

2-41. (Не)много о Чосере   6 баллов
Лола Ува – команда «Пираньи пера» (Литсеть)
 

Не спится мне, когда над озером
скрипят уключины
в тумане.
Я наизусть читаю Чосера,
увы – себе, а не для Мани.
А раньше, лишь в её бульдозер мы
садились вместе, близко-близко,
я начинал читать ей Чосера,
отца поэзии английской.
На нас поглядывали косо, но
на кой нам мир, когда нас двое?
Я декламировал ей Чосера,
она твердила про удои...
Потом сказала, что несносен я.
...Теперь катается с рабочим.
А я, дурак, читал ей Чосера!
В оригинале, между прочим.

Надо было статистику почаще отслеживать. Тогда и жалеть бы себя не пришлось. По словам учёных (естественно, британских), на каждые сто человек, хоть что-то умеющих читать, приходится один-единственный умник, который хоть как-то способен раскинуть мозгами.
А вы говорите – Чосер)
 

2-60. Зеркало   10 баллов
Аполло – команда «Три плюс два» (Литсеть)
 

Сгустилась тьма. Готовь вино.
Уже скулит, ломая пальцы,
Моя тоска. Скажи, давно ль
Ты сам себе решил признаться,
В слепой покорности ветрам –
Беспутным баловням Вселенной?..
Чего ты ждёшь? Уже пора.
Вино торопится по венам.
В моём стакане отражён,
Алеет месяц, словно бритва.
Но им зарезанный божок
Воскреснет с утренней молитвой.
Пора бежать. Дрожит свеча
И гонит мрак из анфилады
Рождённых зеркалом начал.
Сосёт испарину прохлада...
Шагни на свет.

                    Звенит стекло.
Кружатся тени в хороводе.
Ползут секунды тяжело...
Ну вот и всё. Теперь свободен.

Тлел обескровленный восток,
Стекала ночь в свою нирвану.
Метнулся ветер. Огонёк
Тоскливо дёрнулся и канул…

Иногда люди решаются на суицид просто из чувства самосохранения. Но это не тот случай, похоже. Типичный демарш типичнейшего неудачника. Который распахнул окно только потому, что перед ним вовремя не распахнули двери. Так проще. Гораздо. Для того, чтобы повеситься, надо обязательного достичь какого-то потолка. А тут прыг – и сразу на небесах. Асфальтового цвета. И неважно, что визит к Господу без ангажемента рвёт все шаблоны вежливости – правила придуманы не для слабаков. Тем более правила хорошего тона.

Я бы в последней строке залепил какой-нибудь препинак. После слова «дёрнулся». Всё равно какой. Главное – зафиксировать паузу. Хотя бы интонационную)

 
 
0
Оценок пока нет
Свидетельство о публикации №: 
4766