... зона повышенного творческого риска *)

«Парус Маяковского» (о Владимире Маяковском)

 
Описание: maiakovskiy_foto_mini.jpg 
          Возможно, некоторые из участников ещё помнят, что темой первого тура «Парнасика» была имитация Маяковского на тему лермонтовского «Паруса».
          Но, уверен, мало кто знает, что значил этот образ для «трибуна революции». Как сказал бы он сам, конкурсанты часто «спьяна путали штаны и паруса» («Христофор Коломб», 1925).
 
          В качестве иллюстрации приведу (с сокращениями) главу из пособия «Факультатив по литературе для старшеклассников» Цветковой М.Н. и Лифшиц С.М. (М.: Молодая гвардия, 1968). Из неё видно, что тема конкурса была задана вовсе не случайно.
===============================================================
 
4.17. ПАРУС МАЯКОВСКОГО
 
                                              Кто над морем не философствовал?
                                              Вода.
                                                            (В.В.Маяковский)
 
          В одной из своих многочисленных автобиографий [газета «Хабаровский комсомолец», 16.08.1927] Маяковский пишет: «С отцом в поезде. Рядом благодушествует пьяный. Из-под него – лужа. Воняет. Не в силах подняться, декламирует: «Под ним струя светлей лазури…». С тех пор – отвращение к классике, лазурям и прочим парусатостям».
          Поэт явно издевается над любителями дворянско-романтических красивостей. Но, на самом деле, противоречивый образ лермонтовского паруса привлекал его на протяжении всего творчества. Аллюзии очевидны.
 
          В фондах музея Маяковского сохранился черновик одного из его первых, ещё 1912 года, стихотворений [Веселова Н.В. Истоки творчества Маяковского. – М.: Советский писатель, 1964]:
 
                    Лазури потрошили ватник,
                    рычали и плевались пеной,
                    роняло Солнце – разливать их –
                    дождя стеклярусные стены.
                    В висок долбился дятел пульса,
                    и море пьяненько качалось,
                    а парус лягушаче дулся,
                    облапив мачты мокрый фаллос.
 
          Здесь, за сценой волнения на море, дождя, туч и проблесков Солнца, отчётливо проступают гротескно искажённые, но знакомые образы.
 
          Показателен также напечатанный в «Новом Сатириконе» (№21 за 1915г.) пародийный «Парус».
 
                    Был парус, как облачко сахара, бел.
                    Дразня работягу-пирата,
                    таскал сундуки золотых каравелл
                    из бешеных снов-эльдорадо.
 
                    Щеками надутыми – мэ́тр-де-отéль,
                    а норовом – бáрмен матерый, –
                    размешивал в трюмах гремучий коктейль
                    смутьянов, попов и мадеры.
 
                    Свистала о реи бореев орда…
                    Кровавей, чем призрак неронов,
                    на шпагу бушприта низал города
                    под пушечный рёв бастионов.
 
                    Позёр, но любимчик гусаров и дам,
                    в туманах мечтал одиноко…
                    – Под парус!!! – за это я душу предам!
                    (В Анапе… В июле… И – коком.)
 
          Намек на «гусара» прозрачен... Примечательно, что стих не вошёл в прижизненное собрание сочинений. Вероятно, сам поэт счёл его слишком безыдейным.
          Зато в одном из последних стихов Маяковского находим строки, прямо спорящие с этим шуточно-приключенческим образом:
                   
                    Пусть парус
                                         от дыма линкоров
                                                                        сер,
                    заплаты крепкú –
                                                и ладно!
                    В рабочих эскадрах
                                                        СССР
                    нужна и моя
                                          шаланда.
 
                    Поэту привычна
                                                нéвода
                                                           пудь,
                    авралы –
                                   путúн путúнней:
                    иную мыслишку,
                                                попробуй,
                                                                  добудь,
                    в усталых мозгов
                                                пучине!
 
                    Нахлынет
                                     работы волна –
                                                               гора!
                    Нависнет
                                    в лазурьей дури…
                    Что – буря?!..  –
                                        Я – старый пират пера,
                    видал не такие
                                             бури.
                                    («Романтикам дела», 1930)
 
          Здесь поэт полемически остро заменяет абстрактную романтику Лермонтова романтикой дела, поэзией трудовых будней.
 
          Знаковое совпадение: Маяковский часто публиковался в организованном по инициативе Горького издательстве «Парус» (самой первой книгой издательства стал сборник его стихов «Простое, как мычание»), а в 1917г. сочинял подписи к выпущенным «Парусом» революционным плакатам. Возможно, в дальнейшем полученный опыт пригодился ему для окон РОСТА.
 
          На известие о бегстве белых из Крыма Маяковский ответил плакатом с частушкой.
                    В море – парус одинокий,
                    и дымочки куцые…
                    Унесли буржуи ноги
                    éвнухами в Турцию!
                                      (Окна РОСТА, ноябрь 1920)
 
          Однако образ «парусов и лазурей» поэт иногда использовал и как собирательный для обозначения отжившей, салонно-беззубой, литературы. Например,
 
                    Вы,
                    измолившиеся
                    на слово «красиво»,
                    парусов и лазурей апостолы, –
                    а заплёванных душ Цусиму
                    лазурями выплакать просто ли?!
                                         («Охерувимевшим», 1916)
 
          При раскрытии данной темы на факультативе следует отметить, что, несмотря на внешнюю несхожесть произведений Лермонтова и Маяковского, они являются частями единой поэтической традиции – хотели авторы этого или нет. Вопросы вечны, хотя каждая эпоха отвечает по-своему.
 
===============================================================
 
 
          Надеюсь, что приведённый отрывок отчасти ответил на Ваши вопросы – с чего бы я выбрал такую «анти-маяковскую» тему для первого тура.
 
5
Средний рейтинг: 5 (1)
Свидетельство о публикации №: 
11573
Аватар пользователя Андрей Злой
Вышедши

Текстик скопирован с другого сайта, и был "пособием" для авторов конкурса стилизаций там. Отсюда - туманные комментарии. Может, пригодится и здешним.

0
Оценок пока нет