... зона повышенного творческого риска *)

Хроника пикирующего собутыльника

Первоисточник вдохновения:

Улётное

Грозовые скаты в Его реке,
Несогласный ангел вошел в пике -
Не пасомый больше уже никем,
Из себя лечу я,
Празднично хлопнув пробкой.
Затихает крик чёрных стай вдали,
Не пугает - в небе зависший лик.
На столе дрожит нежно-белый лист:
Он уже почуял
Злое дыханье рока.

Ночью мне в окно бился белый птах -
Я кричал ему: "Глупый, у-ле-та-ай!"
Я от пред-знамений давно устал.
Поутру деревья -
В белых пушистых перьях.
Я б хотел избавить тебя от мук
Только вот беда - что мой крик Ему:
Кто упал в огонь, кто ушёл во тьму...
Я в тебя поверил -
Только тебе не верю.

В лабиринтах снов - до фига словес:
Будет снова бог, он не раз воскрес.
Я хочу поджечь ненавистный крест -
Я тебя не предал,
Просто сбегаю в страхе.
Умирать - для жизни дурной пример.
Для меня твой свет без любви померк.
Ты меня отверг, принимая смерть.
Предрекает беды
Вечный жестокий Яхве.

Под окном воюет который год
Старый тополь - наг, но чертовски горд:
Он просить не стал за своих богов,
Неподвижно-крепок,
Словно солдат на плаце.
И плевать ему - кто за ним следит:
Не закрыть глаза, не стряхнуть седин.
Он не верит в сон, он стоит один,
Угрожая небу
Чёрным артритным пальцем.

 
Хроника пикирующего собутыльника

 
Промелькнула скалка в ее руке,
Не заметил сам, как вошел в пике -
Не ведомый больше уже никем,
На ковер лечу я,
Празднично хлопнув пробкой.
Затихает лай кобелей вдали,
И знаком до боли нависший лик.
На стене дрожит неживой Дали:
Он беду почуял -
Смотрит предельно робко...
 
Ночью мне в окно бился яблонь дым.
Думал я: «Теперь не дадут еды.
Ибо, блин, не смог замести следы.
Утром по-холопьи
Буду я хавать хлопья».
Я хотел избавить от мыслей ум,
Утопить, как будто в реке Муму,
Загреметь в огонь, сигануть во тьму...
Но, в себя поверив,
Как-то нащупал двери.
 
В лабиринтах снов заблудился я.
Но не выдаст бог - и не съест свинья.
Хоть огнем пылает душа моя,
Я друзей не предал,
Тех, что сбежали в страхе.
Умирать от водки - дурной пример.
Ведь любимый цвет и вполне размер.
Кто ее не пьет, будет сир и сер.
Ну а похмелья беды
Мы посылаем … мимо.
 
Под окном бормочет который час
Тот крылатый бомж, что довел и спас.
И стучит в висках в унисон у нас,
И в затылках тоже -
Словно набат на башне.
Только нам плевать – хорошо лежим.
Не для нас печаль, не по нам режим.
Дофонарен нам злой судьбы нажим,
Но сомненья гложут -
Был ли полет вчерашний?
 
 
5
Средний рейтинг: 5 (1)
Свидетельство о публикации №: 
9378
Рубрика: